RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Энциклопедия Духовной науки

АНТРОПОС

2. ХРИСТОЛОГИЯ

VII. ТРИ ГОДА

4. Из провозвестий Пятого Евангелия

Иисус у ессеев

403. "Выступившее теперь в нем, что возвещало о себе в мудрых ответах, которые он давая книжникам, и возвещало во все большей и большей степени, было — так я должен описать жизнь мальчика Иисуса, его жизнь от двенадцатого до восемнадцатого года — тем, что в его внутреннем проявлялось как инспирация, непосредственное знание, восходившее в нем, знание совершенно исключительного рода, знание столь непосредственное и естественное, что он в своей собственной душе воспринимал подобно древним пророкам, получавшим божественно-духовные откровения из божественно-духовных высей, из духовных миров в прежние времена иудаизма. Стало привычным в (иудейском) воспитании такие сообщения, которые в свое время приходили к пророкам из духовного мира, обозначать как великую Бат-Коль. И когда теперь великая Бат-Коль вновь воскресла в нем, в нем одном, то 12-, 13-, 14-, 18-летний мальчик Иисус обрел редкую, удивительную зрелость внутренней инспирации, в нем ожили те внутренние переживания, которыми обладали только древние пророки".
     "Дело менее всего заключается в том, чтобы образовывать различные теоретические суждения об этом мальчике Иисусе, а в том, чтобы сообщить, что это такое — стать зрелым ребенком, с 12-ти до 18-ти лет пережить, как внутри восходит совершенно незнакомое, почувствовать в себе откровения, невозможные в то время ни для кого другого, и оставаться совершенно одиноким с этими откровениями, не мочь никому их высказать; и более того, чувствовать, что их никто не поймет, если даже их и высказать. Такие вещи трудно вынести и взрослому. А пережить их между 12-ю и 18-ю годами — это нечто в высшей степени тяжелое. И такое было не единственным".
     "Пожелай теперь великая Бат-Коль высказаться как-либо человеку — не найдется ни одного, способного понять голос из духовного мира. Другими стали люди по сравнению с временами великих пророков. ... Это выступало все вновь и вновь перед душой мальчика Иисуса, и с этим страданием он был один. ... Боль, страдания, переживаемые им из источников, подобных описанным, преображались в его душе, преображались таким образом, что испытывая эту боль, эти страдания, он превращал их, как само собой разумеющееся, в благоговение, в любовь, но не просто в чувство благоговения и чувство любви, а в силу, безграничную силу любви, в способность любовь переживать духовно-душевно".
     "Когда приходил этот юноша и с кем-либо разговаривал, то, если его и не понимали, но хотя бы пытались войти в говоримое им, то тогда происходило некое действительное излияние из души Иисуса в души других. Как бы переходом флюида благоговения, любви было это излияние. И это было преображенное страдание, преображенная боль".148 (13)



Переживание упадка языческих культов

404. "Жизнь его (Иисуса) души от 12-ти до 19-ти лет была такова, что он все глубже и глубже проникал в иудейское учение и все менее мог им удовлетворяться; оно все больше причиняло ему боль и страдания. Душу наполняет глубоко трагическое ощущение, когда она обращается к страданиям Иисуса из Назарета, причиненным ему тем, чем стало в позднейшем человеческом роде прадревнее святое учение. И часто, сидя в тихом раздумье, говорил он себе: некогда свыше пришло учение, людям было дано откровение, но теперь уже нет людей, способных его постичь!"
     "От 18-ти до 24-х лет Иисус странствовал в ближних и дальних областях... вне Палестины. ...Однажды он пришел к месту языческого культа... Это было место такого культа, который своей церемонией напоминал то, что исполнялось в Мистериях, только с пониманием... а здесь это была внешняя церемония. ...Это была область, где люди жили в нужде и болезнях; их культовое место было покинуто жрецами".
     Во время своих странствий Иисус встречался со многими людьми, и они чувствовали, как от него исходит сердечная доброта, сострадание, доброжелательность. Это влекло их к нему. И возле этого языческого алтаря люди подумали, что пришел жрец, который теперь будет вновь совершать жертвоприношения. "Но когда он стоял перед собравшимися, то почувствовал себя на время как бы перенесенным в другое душевное состояние. И он увидел ужасное! Он увидел на алтаре и среди людей, окружавших его, тех, кого можно назвать демонами, и он узнал, что означают демоны. Он узнал, как постепенно языческие жертвы превратились в нечто такое, что магически притягивало к себе демонов... люциферические и ариманические власти, которых он увидел вокруг себя, когда был перенесен в другое состояние сознания... он упал, а люди разбежались. Демоны же остались. Так увидел он, что на месте древнего благодетельного божественного действия выступило люциферическое и ариманическое демоническое действие. Он увидел падение язычества в том, что воспринял вокруг себя духовно. ...И он имел (затем) видение... некоего рода космического "Отче наш".148 (7)



405. "И когда он взглянул на толпу, то увидел повсюду в ней и наконец на самом жертвенном алтаре, на котором он стоял, демонических элементарных существ. Как мертвый, упал он, но это падение произошло потому, что он впал в удаленное от мира состояние через это созерцание двух сторон действительности".
     "Теперь он мог — не через инспирацию, а через непосредственную имагинацию (когда он упал на языческом алтаре) — с большой живостью пережить падение язычества... И вместо того, что было прежде, когда в жертвенном действии присутствовали добрые силы, там теперь жили демонические элементарные существа, всевозможные элементарные посланники Люцифера и Аримана. ...Это был второй род великой боли, когда он мог сказать себе: в свое время культовые действия язычников соединяли человечество с добрыми существами определенных Иерархий; теперь это пришло в упадок, пришло к распаду... И горе человечества, сконцентрированное, сжатое в коротком опыте, пережил он теперь. И когда он поднялся к восприятию того, что открывалось в добрую, лучшую, цветущую пору язычества, то услышал слова — так это можно обозначить, — которые содержали тайну всей человеческой жизни на Земле в ее связи с божественно-духовными существами. Я не могу это описать иначе, как сказав: в душе упавшего, подобно мертвому, Иисуса, когда он начал затем приходить в себя, прозвучали слова... которые я уже произносил при закладке краеугольного камня нашего Дорнахского строения (космическое "Отче наш"). ...После этого он вновь пришел в себя и увидел убегающих демо-нов и убегающих людей... Он приобрел теперь познание не через внешнее наблюдение, а через наблюдение души, познание, которое ему сказало: язычество, как и иудейство, нуждается в чем-то совершенно новом, в совершенно новом импульсе!" 148 (13)



Иисус у ессеев

406. "Ему было около 24-х лет, когда он вернулся домой. Это было примерно в то время, когда умер его отец, и он теперь жил с семьей, с приемной матерью в Назарете". "В ордене (ессеев) были различные ступени. Высшая ступень была особенно тайной. Достичь ее было чрезвычайно трудно".
     "Между 24-м и 30-м годом он был настолько знаком с ессеями, что мы можем сказать: многое из того, что он пережил и обсудил с ними, было глубочайшими их тайнами, и он их изучил". 148 (13)



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru