RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Энциклопедия Духовной науки

АНТРОПОС

3. УЧЕНИЕ О МНОГОЧЛЕННОМ ЧЕЛОВЕКЕ

VI. КРУГООБОРОТ СНА И БОДРСТВОВАНИЯ

Ступени сна

981. "В дневном воспоминании мы пассивны... во время же сна, если нам нужно для какой-либо цели что-то вспомнить, мы должны напрячься. Это напряжение во время сна является правилом. Но у человека обычно не хватает сил осознать эту активность, поэтому он не вспоминает себя во время сна. Но как пра­вило, человек во время сна намного подвижнее, намного деятельнее в душе, чем во время бодрствования. Так бывает всегда. И здесь не возникает никаких сновидений. Сновидение соответствует тому, что в бодр­ствовании мы имеем в том случае, если действительно напрягаемся, чтобы помнить себя. Но если во время сна мы напрягаемся слегка, то это соответствует обычному воспоминанию днем, где мы не напрягаемся, где мы вспоминаем потому, что воспоминания приходят сами. Воспоминания, которые мы имели в дневной жизни, быстро прерываются после смерти, при взгляде назад, на закончившуюся земную жизнь. Но воспоминания о том, что человек переживал ночами, проходятся в обратном порядке. В Камалоке человек проходит в обрат­ном порядке сквозь все ночные переживания".254 (7)



982. "Со вступлением в сон для души исчезает окружающий чувственный мир. Человек проникает в такое внутреннее переживание, которое не дифференцировано в себе, в некотором смысле неоп­ределенно. Душа чувствует — душа, конечно, тогда не чувствует, но если бы она сохранила сознание, то она чувствовала бы, — чувствует себя увеличивающейся подобно широко распространяющемуся туману. В этом внутреннем чувстве и переживании в состоянии сна сначала нет разделения на объект и субъект. Нет различий между отдельными явлениями и фактами. Там имеет место общее чувство, можно сказать, туманное ми­ровое ощущение; и человек чувствует это туманное мировое ощущение как свое собственное бытие. Но тут в спящем человеке выступает то, что можно назвать глубокой потребностью покоиться в Божественном Суще­стве мира. В это излияние переживания во всеобщее недифференцированное состояние примешивается неопре­деленная тоска... "покоиться в Боге". Как уже сказано, я описываю бессознательно пережитые события так, как если бы они проходились сознательно". В первое состояние после засыпания примешиваются снови­дения. Они выражают в образах либо телесные состояния, воспоминания-представления, либо некоторые дей­ствительные факты духовного мира.
     "Но если на первом этапе сна в переживании души нет никакой отчетливой разницы между субъектом и объектом, то далее эта разница становится все более и более значительной; при этом человек приходит в состояние, противоположное бодрствованию. Он чувствует теперь себя, переживает себя в космосе, и как на нечто объективное, он смотрит на свой физический и эфирный организм. И как в дневном сознании он смутно переживает в себе свои органы — легкие, печень, сердце и т.д., — так во время сна он пережива­ет в себе космическое содержание; он сам становится в некотором роде душевным космосом. Это не значит, что он расширяется до космоса, но он переживает нечто, как отображение космоса в себе. Но первый бес­сознательный опыт, который вообще реален, является, я бы сказал, расщеплением этого внутреннего пере­живания души, разделением души на множество отдельностей. Душа переживает себя не как единство, а как множественность... глаз, ушей, легких, печеней... Это вызывает состояние души, которое, если бы чело­век был сознательным, можно было бы назвать пронизывающим душу страхом. ... В дневной жизни органичес­кие процессы физического и эфирного организма составляют основу того, что душа может переживать как идущий то оттуда, то отсюда изнутри страх".
     "Для людей, живших на Земле до Мистерии Голгофы, все это обстояло иначе. Они получали от своих ре­лигиозных водителей соответствующие средства, религиозные откровения, действие которых они могли взять в жизнь сна, и они действовали так, что страх во время сна постепенно преодолевался. Для челове­ка, живущего после Мистерии Голгофы, дело обстоит так, что его внутренняя связь со Христом Иисусом, его чувство принадлежности ко Христу Иисусу, вообще, все его отношение ко Христу Иисусу и фактическое изживание этого отношения, действующее во сне, помогает преодолеть тот страх, что подавляет душу. ... С помощью ведущей силы Христа преодолеваем мы подавляющий душу страх. И из страха развива­ется космическое отношение к миру".
     "Когда мы прозреваем физический и эфирный организм в его системе дыхания, циркуляция крови, во всей ритмической системе, то там живет, сопровождая дыхательные течения, сопровождая циркуляции кро­ви, — возбуждение, импульс, действующий в бодрственной жизни из того, что переживалось душой как плане­тарные внутренние переживания от засыпания до пробуждения". Инспиративное сознание также видит, что во время сна выступает карма, повторные жизни. В дневной жизни это отражается в общем настроении души, в самочувствии.
     "Третий этап сна характерен тем, что переживания внутри планетарного космоса постепенно переходят в переживания мира неподвижных звезд, так что во внутренней жизни души мир неподвижных звезд пережива­ется в некоего рода отображении; но отражается не внешний чувственный образ констелляций неподвижных звезд ... душа живет в тех существах, о которых в предыдущих рассмотрениях говорилось, что в звездах они открываются интуиции".215(5)



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru