RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Энциклопедия Духовной науки

АНТРОПОС

Предметный указатель



СОН - см. также СНОВИДЕНИЕ

204. "Наша низшая природа бодрствует ночью, когда мы спим нашей высшей природой; то же самое происходит с Землей: когда на одной стороне зима, на другой — лето. Когда на одной стороне бодрственное состояние (это относится к растительному царству), на другой — сонное, и наоборот". 165 (6)

     Перейти на этот раздел

  

542. «Групповые «Я» животных живут на астральном плане; теперь мы говорим о другом роде Я, живущих на астральном плане и действующих в человеке, оживляющих его кровь, когда собственное «я» ее покидает (во время сна). Что приносят они в кровь? -- То же самое, чем человеческое тело обладает со времен др.Сатурна: огонь, тепло. Это духи, которые не нисходят до физического плана, живут на астральном плане и имеют огненное тело. ...На астральном плане вы находите текущее по всем направлениям тепло, огонь, который представляет собой самостоятельную сущность, движущуюся туда и обратно; в нее воплощены существа, какими мы сами были на др.Сатурне. Ночью они вползают в кровь и оживляют ее теплом». Но кровь покидается ночью не только «я», но и астральным телом. И потому кроме Я существ над ней тогда работают еще одного рода существа. «Свое Я они имеют на Девахане; их тело еще более высокое и никогда не уплотняется до тепла. ...Такого рода Я пронизывает кровь и производит в ней то же самое, что человеческое астральное тело производит в ней днем». Эти Я образуют три элементарных царства, расположенных за нашим физическим миром. «Существа третьего элементарного царства -- товарищи групповых душ животных, принадлежат к той же самой области. ...они оживляют человеческое астральное тело желаниями, вожделениями, страстями. ...Они населяют астральное тело, подобно червям в сыре».
     Второе элементарное царство формирует, вычленяет облики растений. В человеке оно воздействует на растительный элемент: волосы, ногти и др. (где нет астрального). «В то время как Я растений действует на растения изнутри, эти существа действуют извне, формируют их, дают им облик, цветение». Я растений находится в средоточии Земли (почему Земля испытывает боль, если растение выдергивают с корнем).
     Существа второго элементарного царства слетаются к растению со всех сторон, подобно бабочкам. «Они работают над повторением листьев, цветов и т.д.». Формообразующая сила минералов находится на высшем Девахане, или в первом элементарном царстве (от групповых Я минералов происходят силы притяжения, отталкивания, атомные силы). Но все три царства следует мыслить пронизывающими друг друга.98 (8)

     Перейти на этот раздел

  



Элементарные существа и человек

550. «На физическом плане, вы знаете, становится неприятно, если однажды ночью вас облепит мошкара. Но духовный человек -- «Я» и астральное тело, они, собственно, каждую ночь окутаны, облеплены элементарными существами, которые постоянно приглашают сознание человека продвинуться вперед, дабы все больше узнавать о мире. ...приходят гномы и говорят человеку:

         Ты просыпаешь самого себя
          И избегаешь пробуждения.

     Гномы знают, что человек владеет своим «Я» как во сне (имеется в виду в течение дня), что он должен понастоящему проснуться, чтобы прийти к истинному Я. Это они видят совсем ясно. ...Затем от ундин звучит:

         Ты мыслишь Ангелов дела
         И не знаешь о том.

     Человек не знает о том, что его мысли пребывают у Ангелов.
     От сильфов к спящему человеку звучит:

          Тебе светит творящая мощь,
          И ты о том не подозреваешь.
          Ты чувствуешь ее силу
          И не живешь в ней.

     Таковы, примерно, слова сильфов, ундин, гномов. Существа огня говорят:

          Тебя усиливает Божественная воля,
          Ты ее не принимаешь.
          Ты волишь ее силой
          И отталкиваешь ее от себя.

     Это все приглашения человеку продвинуться своим сознанием дальше ...чтобы он принял участие в мире этих существ. И если человек вживается в то, что хотят сказать ему эти существа, тогда он постепенно понимает, как они приводят к выражению свое собственное существо. Это происходит, например, следующим образом:
     Гномы:

          Я удерживаю корня сущностную силу,
          Она творит мне формы тела.

     Ундины:

          Я двигаю воды силой роста,
          Она образует мне жизни вещество.

     Сильфы:

          Я втягиваю воздуха жизненную силу,
          Она наполняет меня мощью бытия.

     И существо огня говорит; здесь очень трудно найти какое-либо земное слово, чтобы выразить то, что они делают, ибо они стоят далеко от земной жизни и от земных стремлений, желаний. Я воспользуюсь словом «переваривание», но не в обычном его смысле, ибо это огненное поглощение, съедание, и я скажу так: ich dдue (Verdauendдue). Это слово может быть глаголом, ибо только так можно выразить то, что здесь происходит:

          Я перевариваю силу огненных стремлений,
          Она освобождает меня в душевной духовности».

     Так звучат человеку элементарные существа. Нельзя сказать, что они расположены недружественно, негативно к человеку, но от них исходят в некотором роде лапидарные изречения. Они ощущаются как нечто невероятно гигантское.
     «И если человек прислушивается к гномам, то после приглашения, которое я описал, из их хора к человеку звучит:

          Стремись бодрствовать.

     Это производит мощное моральное впечатление, когда через мироздание стремится исходящее из колоссального числа отдельных голосов слово. Из хора ундин звучит:

          Думай в духе.

     Хор сильфов. -- Но опять же непросто это выразить, ибо именно когда в свете полной Луны гномы являются как закованные в блестящие панцири рыцари, когда от них как бы глубоко из земли раздается это: «Стремись бодрствовать»; -- и когда ундины воспаряют вверх, в тоске по тому, чтобы быть поглощенными, тогда звучит на Землю в обратном парении: «Думай в духе»; -- и от сильфов, когда они дают вдохнуть себя вверху, когда в мировом свете они исчезают в виде сине-красно-зеленых молний, тогда звучит, когда они вспыхивают в свете и исчезают в нем, -- тогда звучит от них из высей вниз:

          Живи, творя дышащее бытие.

     И как бы, я бы сказал, в огненном гневе, но в гневе, который не ощущается как что-то уничтожающее, а как нечто такое, что человек должен иметь от космоса, как бы из огненного, но в то же время полного энтузиазма гнева, звучит это, когда существа огня вносят свое в огненную мантию Земли. Это теперь звучит не как составленное из отдельных голосов, но как мощный голос грома из всего окружения:

          Восприми, любя, силу Божественной воли.

     Естественно, если человек не обращает на все это внимания, то этого не воспринять. Это зависит от человеческого произвола, воспримет он все эти вещи или нет. Но если он их воспримет, то он будет знать, что они являются ингредиентами мирового бытия, что в действительности нечто происходит, когда разворачиваются описанным образом гномы, ундины, сильфы, существа огня (саламандры). ...Эти слова принадлежат мировому Слову». А мир произошел из Слова, из мирового Слова, в котором звучит несчетное число голосов различных существ. «Не общая абстрактная истина, что мир рожден из Слова, может дать нам полноту, но единственно конкретный к этому подход, как из голосов отдельных существ составляется в его различных нюансах мировое Слово, так что различные нюансы в большой мировой гармонии и в потрясающей мировой мелодии звучат и говорят, когда Слово творит.
     И когда из хора гномов звучит: «Стремись бодрствовать», -- то это есть переведенная на язык гномов сила, что действует в становлении человеческой костной системы и вообще системы движения. А когда ундины призывают: «Думай в духе», -- то на языке ундин они призывают к тому, что изливается в человека как мировое Слово, чтобы образовать в нем органы обмена веществ.
     Когда сильфы -- когда их вдыхают -- посылают вниз : «Живи, творя дышащее бытие», -- то они пронизывают, сотрясают человека насквозь силой, которая одаряет его органами ритмической системы. А что существа огня вносят из огненной мировой мантии как громовой голос -- это то, что является в отблеске, отображении. Представьте себе, это лучится от мировой огненной мантии! Здесь излучается сила этого слова. И нервно-чувственная система каждого человека, каждая, так сказать, человеческая голова является маленьким, миниатюрным отображением того, что здесь, будучи переведенным на язык существ огня, звучит: «Восприми, любя, силу Божественной воли». И эти слова действуют в высшей мировой субстанции и в развитии, проделываемом человеком между смертью и новым рождением, преобразуя то, что он пронес сквозь врата смерти в нервночувственную организацию последующей земной жизни».
     Т. обр., система движения, обмена веществ, ритмическая и нервно-чувственная система -- все они представляют собой единство, когда звучат эти четыре изречения.
     «Так видите вы, как человек является созвучием того мирового Слова, Которое на Его низшей ступени может быть интерпретировано так, как я это сделал. Это мировое Слово восходит затем к высшим Иерархиям. ... Но то, к чему взывают элементарные существа в мире, является последним тоном того, чем является творящее, образующее, формирующее Мировое Слово, Которое лежит в основе всякого действия и всякого бытия».230 (9)

     Перейти на этот раздел

  

343. Дыхательный процесс имеет отношение к половой зрелости. "Мы, собственно говоря, вдыхаем то, что ведет нас к половому созреванию, что также дает нам в мировом смысле возможность вступить с ми­ром в отношение, исполненное любви. Мы, собственно, вдыхаем это. В каждом природном процессе за­ложено духовное. В процессе дыхания заложено духовное и духовно-душевное. Это духовно-душевное про­никает в нас через процесс дыхания... когда силы, действовавшие прежде в организме и прекратившие свое действие со сменой зубов, становятся душевными силами. Тогда в человека устремляется то, что хочет прийти из процесса дыхания.
     Но этому противодействует — и по этой причине возникает борьба — то, что идет из процесса рос­та... из эфирных сил. Эта борьба ведется между эфирными силами — которые восходят из нашего эф.тела и находят свой коррелят в системе обмена веществ, в циркуляции крови — и астральными силами. Обмен веществ здесь проникает в ритмическую, в циркуляционную систему. ... Астр.тело этому противодейст­вует. Мы тогда имеем то ритмическое в телесном корреляте, что исходит из дыхания; и возникает борь­ба между ритмом циркуляции крови и ритмом дыхания".
     В состоянии между засыпанием и пробуждением совершается этот процесс, который можно созерцать в ин­спирации. "В среднем между девятью и десятью годами во сне происходит освобождение Я и астр.те­ла от эф.и физ.тел. Ребенок именно своим "я" очень внутренне связан со своим физ. и эф.телами также и тогда, когда он спит. Но с указанного момента времени Я начинает вспыхивать как самостоятельное существо, когда это Я и астр.тело не принимают участия в функциях эф. и физ.тел". Если ребенок умирает до этого возраста, то возвращается в период жизни до рождения, не успев оторваться от него. Ребенок и в телесном отношении представляет собой более душевное существо, чем позднейший человек. Но с 12 лет указанная борьба затихает, и с половой зрелостью астр.тело вступает во все свои права в человеческой конституции". С этого времени человек отделяется от своей предыдущей жизни. И то, что здесь освобождается, содержит в себе себя, и оно в будущем проводит через врата смерти.
     Имагинативным познанием эти вещи можно рассмотреть очень точно вплоть до отдельностей. И можно показать, как силы, выступающие здесь, ведут к четко ограниченным понятиям, но при этом затемняют духовную реальность, в сфере которой мы живем во время сна; и так они делают человека самостоятельным существом.
     Благодаря тому, что человек отъединяет здесь себя от духовного мира, что он затемняет духовную реальность, он вновь становится духом среди духов, каким он и должен быть, когда проходит через врата смер­ти". 206 (7.VIII)

     Перейти на этот раздел

  

693. "Мочевая кислота, выделяемая через мочу, порождает нормальную склонность организма ко сну как противодействие, идущее вовнутрь. Малое количество мочевой кислоты в моче и слишком большое в крови порождает короткий сон, недостаточный для здорового организма".27 (12)

     Перейти на этот раздел

  

1153. "В действительности, когда мы начинаем вести туманное бытие в состоянии сна, мы находимся в мире, сбивающем с толку; и Христос, как духовное Солнце, выступает в этом мире и ведет нас, чтобы мы заблуждение растворяли в некий дар гармонического понимания.
     Это важно, поскольку в тот момент, когда мы вступаем в сферу, в которой свиваются, одни сквозь дру­гие, констелляции неподвижных звезд круга Зодиака и планетные движения, перед нашими солнечными глаза­ми выступает наша карма. Все люди воспринимают свою карму, но только во сне. В бодрствование проскаль­зывает только чувственный отзвук этого восприятия".214(11)

     Перейти на этот раздел

  

1241. "Если у человека верхняя часть туловища, от середины груди до шеи, короче, чем нижняя, то во время между смертью и новым рождением он прошел через духовную жизнь таким образом, что очень быстро восходил до ее середины. Эту часть он прошел очень быстро, а затем медленно и обстоятельно нисходил к новой земной жизни. Если же мы имеем дело с человеком, у которого верхняя часть длиннее, чем нижняя, то такой человек медленно, обдуманно восхо­дил до середины жизни между смертью и новым рождением, а затем быстрее нисходил к земной жизни". Люди первого типа имеют большую потребность в сне, чем второго. И по потребности человека во сне можно также судить о характере прохождения им жизни между смертью и новым рождением. "А это, в свою очередь связано с предыдущей земной жизнью. Кто в предыдущей земной жизни не через задатки, а более через воспитание и образ жизни был глух к жизни, не так сильно, чтобы совсем не иметь к ней интереса, но он был к ней глух в том смысле, что неверно подходил к вещам — при этом он, может быть, даже во все со­вал свой нос, но только из любопытства, поверхностно — такой человек не имел никакого интереса к пер­вой половине жизни между смертью и новым рождением. В нем возник интерес, когда он прошел полуноч­ную высоту жизни и начал нисхождение". Если в жизни вам встречается соня, значит, он про­шел притупленную жизнь в прошлом. Человек же, засыпающий с трудом, был внимателен и рассудком и душой.
     Можно пойти далее. Есть люди, любящие поесть и, наоборот, относящиеся к еде равнодушно. Это связано с высотой их восхождения в духовном мире между смертью и новым рождением. "Люди, которые восходили высоко, едят, чтобы жить. Те же, кто восходил не высоко, — живут, чтобы есть".
     "Люди, берущие вещи с ужасной стремительностью, резкостью — например, за обедом они схватывают гру­шу, делают это с воодушевлением, — такие люди в предыдущей земной жизни большей частью занимались три­виальностями, они придерживались того, что не восходило до морального постижения жизни, придерживались привычного, условного и т.п.".236 (10)

     Перейти на этот раздел

  

Мораль и нравственность. Я

1417. "Как бы удивительно это ни звучало, но от засыпания до пробуждения вы находитесь в мире, который не содержит в себе моральных законов. ...С пробуждением мы выносим из того мира импульсы, которыми затем физ. и эф. тела могут овладевать в смысле интеллектуальности; но они ничего не получа­ют из духовного мира в смысле моральности. Это полностью исключено, ибо мир, где мы пребываем от за­сыпания до пробуждения, не содержит никаких моральных законов. Люди, полагающие, что боги поступили бы мудрее, не сводя человека в жизнь на физическом плане, сильно заблуждаются, ибо тогда человек ни­когда не стал бы моральным". Это особенно важно знать для понимания того, почему человек смог так отстать в отношении морали, тогда как в отношении его интеллекта боги хорошо позаботились: не только создали инструмент в течение развития Сатурна, Солнца, Луны, Земли, но и ссужают его мудрос­тью каждый раз, когда он во время сна проникает в духовный мир. Подобное состояние, когда человек во время сна будет соприкасаться также и с моральным, наступит лишь во 2-ой половине развития Венеры. Этот факт показывает нам, сколь бесконечно важно пронизывать нашу социальную жизнь моральным.
     "Средоточием моральной жизни для земного человека является импульс Христа. Потому так значительно на физическом плане прийти в связь с Импульсом Христа. ... можно из инстинкта черпать импульсы мудро­сти — ибо они действуют во сне — и изобретать машины... не имея нужды соприкасаться с моралью, т.к. моральность лежит совершенно в иной сфере".177 (2)

     Перейти на этот раздел

  

1840. "Если так представить физ. тело (см.рис., оранжевое), а так эф. тело (зеленое), то мы получим живое ткание между ними в мыслях, которые мы здесь схватываем, и затем на пути такого наблюдения мы приходим к познанию, что между нашими физ. и эф. телами, безразлично, бодрствуем мы или спим, постоянно разыгрываются про­цессы, состоящие в ткущем бытии мыслей между нашими физ. и эф. телами (желтое). Т.обр., мы теперь постигаем объективированным первый элемент душевной жизни. Мы видим в нем ткание между эфирным и физи­ческим миром.
     Эта ткущая жизнь мыслей, как таковая, в бодрственном состоянии не вхо­дит в наше сознание. ... Когда мы просыпаемся, мы вскальзываем нашим Я и астр. телом в физ. и эф. тела.
     Я и астр. тело в нашем пронизанном эф. телом физ. теле принимают участие в жизни восприятий чувств. И когда вы имеете в себе жизнь чувственных вос­приятий, то вы пронизываетесь внешними мировыми мыслями, которые вы можете вырабатывать в чувственных восприятиях, и тогда имеете силу это объектив­ное ткание мыслей заглушить. ... В этом объективном ткании мыслей разыгры­вается то, что является субъективным тканием мыслей (белое), что заглуша­ет то другое мышление, но что разыгрывается также между эф. и физ. телами.
     ... Мы живем в этом промежуточном пространстве между эф. и физ. телами, ко­гда душой сами ткём мысли. Мы заглушаем объективные мысли, всегда присутствующие в сонном и бодрственном состоянии, нашим субъективным сплетением мыслей. При этом и те и другие присутствуют в одной и той же области нашего человеческого существа". Объективные мысли можно схватить в момент пробуждения, но "...схватываются они не как мыслительное, а как живущая в нас сила рос­та, как сила жизни вообще. Эта сила жизни связана со сплетением мыслей. Она тогда пронизывает эф., или жизненное тело изнутри, она конфигурирует вовне физ. тело".
     "Когда сон переживается при вплывании в эф. тело, не в последующем воспоминании, где его можно схватить лишь вкратце, как это обычно бывает, но если его схватывают в тот самый момент, когда он происходит, т.е. в момент вплывания (Я и астр. тела) в эф. тело, тогда он оказывается чем-то подвижным, чем-то таким, что переживается как сущностное, в чем чувствуют себя. Образность перестает быть просто образностью. Человек получает переживание, что он находится внутри образа. Но благодаря переживанию такого пребывания в образе, той душевной подвижности, что бывает лишь в бодрственной жизни, когда душа находится в одном движении с телом, волнуется в движении рук, человек начинает делаться во сне активным ... тогда при пробуждении к этому переживанию присоединяется другое: эта подвижность, переживаемая во сне, в которой человек находится как в чем-то сейчас происходящем, она погружается в на­шу телесность. И как во время мышления мы чувствуем: мы проникаем до границы физ. тела, где находятся органы чувств, и воспринимаем чувственные впечатления мышлением, — так чувствуем мы, как погружаемся в себя с тем, что во сне переживалось как внутренняя подвижность. ... И если человек ушел настолько да­леко, что это погружение имеет перед собой как переживание, то он также знает, что происходит при этом погружении: погрузившееся излучается назад в наше бодрственное сознание, излучается оно назад как чувство. Чувство — это погрузившиеся в нашу организацию сны. ...
     Итак, мы переживаем чувство благодаря тому, что находящееся в нашем астр. теле погружается в наше эф. тело и затем далее, в нашу физическую организацию, но не до области чувств, т.е. не до периферии организации, а только внутрь организации. И если это схвачено, прежде всего через имагинативное познание, особенно отчетливо увидено в момент пробужде­ния, тогда получают внутреннюю силу видеть это постоянно. ... Что является чувством (красное) — ра­зыгрывается между астр. телом (светлое) и эф. телом (зеленое). Естественно, оно отпечатлевается и в физ. теле. Сны, по сути говоря, продолжаются и днем, только наше мыслящее сознание затмевает их жизнью представлений. Но если заглянуть за представления — путем присутствия в момент сновидения, — то там видны эти сны, которые, погружаясь в нашу организацию, выступают как жизнь чувств".
     "С помощью упражнений в имагинации, Я и астр. тело усиливаются. Они делаются в себе крепче, науча­ются переживать себя. В обычном же сознании мы действительного Я не имеем".
     "Мы не воспринимаем Я непосредственно обычным сознанием, мы его воспринимаем наподобие сонного состояния. Но когда мы вырабатываем имагинативное сознание, то Я действительно выступает, и оно во­левой природы. И мы замечаем, что наше чувство обращается на мир с симпатией или антипатией, что ак­тивизирует в нас волю; это разыгрывается как процесс, подобный тому, который имеет место между бодрст­вованием и вхождением в сон. Его, опять-таки, можно наблюдать в момент его протекания. ... Что происхо­дит при засыпании, когда Я и астр. тело уходят из физ. и эф. тел — происходит внутренне всякий раз в волении". Правда, момент засыпания труднее схватить, чем момент пробуждения.
     "В воле мы погружаемся в тот же элемент, в который мы погружаемся при засыпании. В воле мы факти­чески освобождаемся от нашей организации. Мы соединяемся с реальной объективностью. При пробуждении мы просачиваемся сквозь наше эф. тело, сквозь наше физ тело до его периферии, занимаем место во всем теле, пропитываем всё тело; в чувстве мы отсылаем назад в тело наши сны, погружаемся в него внутренне; сны становятся чувством. Но когда мы не остаемся в теле, а, не идя до периферии тела, внутренне, духовно выходим из тела, то приходим к воле. Так что воля, фактически, возникает вне зависимости от тела. ... Воля (лиловое) разыгрывается между Я (синее) и астр. телом (светлое)".
     Так имеем мы (см.схему) на одном конце, на периферии физ. тела, восприятия чувств. А если через Я мы идем возне, то воля становится действием, другим полюсом по отношению к восприятиям чувств. "Таким путем мы объективно постигаем то, что субъективно переживается в течении мыслей, чувств и воли. Так переживание превращается в сознание".
     "Между астр. телом и Я развивается воля. Воля становится действием, когда идет далеко во внешний мир, до того места, откуда приходят впечатления чувств. Но во сне многое из того, что хочет стать деянием, не становится таковым, остается связанным с Я, когда оно через смерть переходит в ду­ховный мир. Вы видите, мы переживаем здесь, с одной стороны, нашу становящуюся карму (см.след.рис.). Между во­лей и действием переживаем мы нашу становящуюся карму. В имагинативном сознании прошлая и становящаяся карма сливаются; сливается то, что ткет и живет в нас и продолжает ткать под порогом, над которым находятся наши свободные действия, которые мы можем изживать между рождением и смертью. Между рождением и смертью мы живем в свободе. Но под этой областью ткет и живет свободная воля, та воля, которая, собственно, имеет бытие лишь между рождением и смертью, карма, чьи действия мы воспринимаем идущими из прошлого, когда в состоянии удержаться с нашим Я и астр. телом в эф. теле, пробиваясь вплоть до физ. тела. С другой стороны, мы воспринимаем становящуюся карму, когда в состоянии удержаться в области между волей и деянием". Но для этого нужно развить большую жажду упражнений. Однако ко всему этому можно прийти и без упражнений. При достаточной внимательности можно в присутствии духа постичь объективность прошлого, особенно в нравственных импульсах; хотя и не так точно. Каждый раз при пробуждении мы проходим область нашей прошлой кармы, а вечером, при засыпании — становящейся кармы.
     "Пугает восприятие того, что лежит между волей и действием, в чем можно застрять".

207(3)

     Перейти на этот раздел

  

1861. Наши аморальные импульсы, мысли, действия во время сна отбрасываются Иерархиями вниз, в те­лесность. "Благодаря этому происходит нечто, подобное регулярно совершающемуся воспоминанию. ... Что должно остаться в теле, отпечатывается в нем как воспоминание; оттого и выступают угрызения совес­ти. Это совершенно идеальный процесс — угрызения совести. ... как регулярные воспоминания, они оста­ются и крепнут и выступают затем как самоупреки в дальнейшей жизни". 159 (6)

     Перейти на этот раздел

  

Работа физическая, умственная и сон

1875. "Телесная работа духовна, духовная работа телесна у человека и в человеке. Этот парадокс ну­жно усвоить и понять ... Дух омывает нас, когда мы работаем телесно. Материя действенна, подвижна, когда мы работаем духовно. ... Человек работает слишком много конечностями, слишком много рабо­тает телесно, какое это имеет следствие? Это приводит его в слишком большое родство с духом. Его постоянно омывает дух... В результате этого дух получает над человеком слишком большую власть; тот дух, который приходит к человеку извне. ... Извне мы делаем себя слишком духовными. Следствие тут тако­во: мы слишком надолго должны передать себя духу, т.е. мы должны долго спать. ... А слишком долгий сон, опять-таки, способствует в сильной мере телесной деятельности, исходящей от грудо-брюшной системы, но не головной системы. Он слишком сильно возбуждает жизнь, мы становимся слишком лихорадочными, го­рячими. Кровь волнуется в нас слишком сильно, она не может использоваться в своей деятельности в теле, если мы спим слишком долго. Следовательно, мы порождаем тягу много спать благодаря чрезмерной те­лесной работе". Но почему много спит ленивый? Потому, что он много двигает ногами, возможно размахива­ет руками. Он также что-то делает, и много, но бессмысленно. "Бессмысленная самодеятельность, как ею занимается ленивый, даже больше располагает ко сну, чем осмысленная". В осмысленном действии мы стя­гиваем к себе дух понемногу, и духу опять-таки не нужно слишком много бессознательно работать во сне, поскольку мы с ним работали сознательно.
     "Особенно осмысленны движения в эвритмии. Правильное сочетание физкультуры (бессмысленного) с эвритмией дает возможность регулировать сон и бодрствование в детском воспитании".
     "С духовной работой, т.е. с мышлением, чтением и т.д., дело обстоит так, что она постоянно сопро­вождается телесной деятельностью, постоянным внутренним распадом органической материи, ее омертвени­ем. ... Если мы весь день без остатка занимались только научной деятельностью, то к вечеру в нас со­держится слишком много распавшейся органической материи. Она действует в нас. Она лишает нас спокой­ного сна. ... Но если мы слишком сильно напрягались духовно-душевно, если мы читали что-то трудное, так что при чтении приходилось также и думать — что современные люди не особенно любят — если мы, т.обр., хотим читать много думая, то мы при этом засыпаем". Подобное же происходит на скучной лекции или концерте. "Если мы нашей духовно-душевной работой занимаемся так, что постоянно связываем с этим интерес, то этот интерес оживляет нашу грудную деятельность и не дает нервам чрезмерно отмирать. ... Чем большим интересом, теплом вы сопровождаете эту работу, тем более способствуете вы деятельности крови, удержанию материи живой, тем больше вы мешаете духовной работе разрушать ваш сон".
     "Мы должны работу, направленную вовне, одухотворить, направленную вовнутрь, интеллектуальную рабо­ту — пронизать кровью!" Первое имеет воспитательную и социальную сторону, второе — гигиеническую".293 (13)

     Перейти на этот раздел

  

XII. ДУША МЕЖДУ ФИЗИЧЕСКИМ И СВЕРХЧУВСТВЕННЫМ

Кругооборот тела, души и духа
1908. "Только благодаря тому, что мы в бодрственную жизнь представлений некоторым образом вли­ваем воспоминания, что мы обладаем состояниями, в которых мы не имеем переживаний, состояниями сна во время от засыпания до пробуждения, мы ведемся назад в самих себя. И также неопределенная память о том, что мы хотим, т.е. нечто сновидческое, играющее в нашем сознательном бытии, дает нам я-чувство, наш я-импульс. В обычном сознании мы не переживаем его в полном сознании, мы переживаем его как толчок, идущий из нашей организации в сознание, этот я-импульс. С другой стороны, мы переживаем его благодаря тому, что от засыпания до пробуждения мы с нашим Я, не вступающим в обычное сознание, и с нашим астр. телом, которое также не вступает в обычное сознание, встречаемся с космосом и в наше сознание ударяет то, что мы как затемнение этого сознания переживаем от засыпания до пробуждения".
     Но что ввергает нас в сон? Сон наступает благодаря тому, что "...в воле мы развиваем органическую дея­тельность". Душевное действует в воле вплоть до мышц, как бы тонет в них и делается бессознательным. "Это исходит от потребностей, от телесных условий, из того, что мы в обычной жизни осознаём наше Я.
     Это происходит оттого, что мы носим на себе тело, которое, когда должна быть исполнена воля, прибе­гает к душе, которое, когда оно развиваемые им в воле силы хочет уравновесить, похищает душу в бессо­знательное сна, чтобы способствовать полному сознанию, собственно, пребывающего в бессознательности Я... Мы утопаем в телесно-физическом, когда в это телесно-физическое изливаем наш дух, а прежде — нашу душу. ... Мы чувствуем себя сильно, когда душа изливается в тело.
     Мы чувствуем себя не сильно, а бодрственно, когда обладаем представлениями и чувственными восприятия­ми. Иметь представления и чувственные восприятия означает жить вне тела. ... человек живет в духовном мире уже тогда, когда имеет чувственные восприятия и образует представления. ... Физический аппарат (чувства) не переживается; духовное, совершающееся в нем, — вот что переживается. По своей сути со­держание восприятий вообще духовно. Только, как мы уже видели, в представлениях мы простираем деятельность чувств в организацию нервов. Деятельность нервов состоит в отмирании. Органическая деятельность непременно должна быть выключена, когда мы хотим представлять. Поэтому в чувственных восприятиях и представлениях мы живем в духовном. Но мы также, как люди, живущие от рождения до смерти, живем в ду­ховном благодаря тому, что от этой жизни мы получаем только образы. Это своеобразное явление, что ду­ховное, осознаваемое нами в представлениях, в чувственных представлениях, предстает только в образах. ... В представлениях мы сознательны, они, как таковые, носят абстрактный характер, они не являются интенсивно насыщенными образами. ... Но они серы только для нашего сознания. В действительности все представления, развиваемые человеком, содержат имагинации. ...

     Имея представления, вы имеете имагинации. Только представления остаются в сознании, а имагинации соскальзывают вниз и живут во всеобщей витальности вашего организма, во всеобщей жизнедеятельности. ... Мы обладаем чувственными восприятиями (см.рис., красное), затем в нас есть деятельность представлений (синее, зеленое), которую мы образуем из чувственных восприятий, и так получается голова Януса. Спереди она есть бледные представления, приходящие в сознание; сзади она есть имагинации, но они не приходят в сознание. Имагинации идут вниз, в организм и образуют всеобщую жизнедеятельность... они живут в сердце, в мозгу, в легких, повсюду. ... Благодаря этому все происходит так удивительно: здесь у нас — нарисованное красным и синим — дух в образе ... мы переживаем это душевно. Та­ким образом, дух является духом, когда он обращен вперед; назад, будучи обращенным к организму (зе­леное), он является душой. Но в душевном он начинает утопать в полубессознательном и бессознательном и соединяться с телесным.
     За бессознательной душевной деятельностью исчезают имагинации. А с другой стороны выступает телесность. Но она пребывает в ночи сознания, тонет во сне и, лишь посылая волю в сознание, выявляет себя. Эта воля толкает нас с другой стороны; она делает нас сильными и дает нам переживание действительности. Но это переживание действительности и в наивысшем заявляет о себе как чувство. Мы видим здесь сны о действительности, но в бодрственном сознании ее нет. Так что между рождением и смертью мы дорогой ценой платим за наше бытие в духе: дух переживаем в образе, в образе чувственных восприятий, в образе представлений".
     "Но все телесное построено духом. И когда человек образует свои имагинации, он переживает эту лежащую на заднем плане жизнь имагинаций. Далее он переживает позади душевного то, что в обычном сознании пребывает как чувство. Чувство он сначала переживает сознательно. А за чувством находится инспирация". С каждым чувством вы получаете инспирацию, но она уходит в телесность, как имагинация — в жизненность. Инспирация нужна там для ды­хательной, для ритмической деятельности. За волей стоит интуиция.
"Восприятия чувств. 
представления:духовное переживание, но в образах, имагинации соскальзывают в жизненность
Чувства:душевные переживания, но сновидческие,инспирация соскальзывает в ритмическую деятельность
Воля:телесно-физические переживания, но во сне, интуиция соскальзывает в деятельность обмена веществ и движения."

     И только предметное познание мы шлем в образной форме, как духовную деятельность. А поскольку это просто образы, то они могут соединяться с образами внешнего мира". Итак, душевное действует в голове, в нервно-чувственной организации, когда органическое там отмирает. В деятельности желез душевное не касается физического, железы его отделяют. В мышцах и костях ду­шевное полностью связано с физическим.
     Имагинации, инспирации и интуиции реально присутствуют в нашей телесной деятельности, когда мы схватываем образы духа. "Когда дух погружается в телесность, когда он посылает в нее инспирацию, то он снова выступает на поверхности, проникает через жизненные импульсы вовне, цвет, прежде всего, дает человеческой коже, инкарнат, образует то, что называется человеческой физиономией, выявляется в благородном строении лба, в форме губ, подбородка, носа и т.д. Этот дух, погружающийся как инспирация, является нам, действуя сквозь ступени жизни, в покоящемся человеке". Походка, жестикуляция выражают интуитивное действие духа, когда он присутствует в теле не как дух, а как образование тепла, как хими­ческие процессы разложения, происходящие во время человеческой деятельности. Дух, погружаясь в челове­ка, в его формах вновь соединяет его с миром. И так замыкается кругооборот.208(18)

     Перейти на этот раздел

  

VI. КРУГООБОРОТ СНА И БОДРСТВОВАНИЯ

Весь кругооборот в целом
969. "Из настоящего, как такового, к нам приходят имагинации. Если мы их вырабатываем искусст­венно, то мы смотрим в прошлое. А если мы вырабатываем инспирации, то смотрим в будущее, но в отноше­нии не отдельностей, а больших закономерностей, вроде солнечных или лунных затмений. Интуиция связыва­ет и то и другое вместе. Мы постоянно подвержены интуиции, только просыпаем это. ... во время сна че­ловек развивает интуицию, а бодрствуя — логическое мышление; до известной степени, разумеется. А по сторонам стоят имагинация и инспирация. ... Можно сказать: во сне человек пребывает в интуиции, бодр­ствуя — в логическом мышлении, при пробуждении он инспирируется, при засыпании — имагинирует".205 (15.VII)

     Перейти на этот раздел

  

969а. "Бодрствуя, можно найти связь с нижними Иерархиями — вплоть до Духов Времени". При пробуждении открываются Духи Мудрости, при засыпании — Духи Формы. "В полном сне человек связан с высшей Иерархией".Д.24/25, с.39-40

     Перейти на этот раздел

  

1058. Вступив неподготовленным в духовный мир, человек может подпасть силам, действующим в его инстинктах, и не захотеть по­том сотрудничать в окружающем его физическом мире. Но чтобы "...стать на сторону Творцов, необходимо полюбить творение, необходимо основательно понять, что мир, каким он создан, не бессмыс­ленно вызван к бытию божественными творящими силами. Человеку необходимо обосновать смысл земной жизни, если он хочет хорошо подготовиться к духовному миру. Иначе каждое утро при пробужде­нии он с ужасной ненавистью возвращался бы в чувственный мир, с желанием этот чувственный мир разрушить. В силу одной лишь необходимости человеческого бытия человек просыпался бы с ненавистью и гневом, если бы от засыпания до пробуждения его пронизывало это сознание (чуждое чувственному миру).
     Вы можете это исследовать, непредвзято рассмотрев сон. Сон содержит в себе ужасные разрушительные силы. Образы сна разрушают всякую логику. Сон говорит: прочь со всякой логикой, я не хочу никакой логики! Логика — для внешнего чувственного мира, там она неуступчиво организует вещи. Организованный логикой — это другой миропорядок! — Так говорит сон. И будь он достаточно сильным, чтобы не просто упразднить мозг, но погрузиться во всего человека, то он захватил бы не только логические, но и другие инстинкты, захватил бы эмоциональную жизнь; и как он разрушает логику, так разрушил бы он всю человеческую жизнь. Человек не захотел бы снова возвращаться в свое тело, но вступил бы на путь его постепенного разрушения. И лишь поскольку живущее во сне преодолевается тем, что выступает ему навстречу из тела, на один лишь момент разрушается логика. Это можно исследовать до подробностей. Что продолжается во сне — это суть силы, принадлежащие ритмической системе человека. Дыхание, сердцебиение, пульс продолжаются во сне, мышление — пре­рывается, воля — прерывается. Что принадлежит среднему человеку — это продолжается, но делается приглу­шенным. Когда в мозгу ослабевает пульс, господствует сон; тогда он собирается разрушить силу жизни; логика преодолевает сон, увеличивает силы жизни, снова усиливает пульс".210 (4)

     Перейти на этот раздел

  

645. "Я и ас.тело нуждаются в смене состояний погружения в голову и выхода из неe. Когда человек со своим Я и ас.телом находится вне головы, то он развивает не только внутреннее отношение к остальному организму через систему ганглиев и спинного мозга, но, с другой стороны, также развивает духовное отношение к духовному миру... Так что мы можем сказать: особенно подвижной совместной жизни человека с системой спинного мозга и системой ганглиев соответствует подвижная душевно-духовная жизнь совместно с духовным миром. — И если учесть, что ночью душевно-духовное находится вне головы и благодаря этому развивается особенно подвижная жизнь остального организма, то тогда следует сказать: для дневной жизни, когда Я и ас.тело пребывают более в голове, мы, опять-таки, имеем жизнь духовно совместную с нашим духовным окружающим миром. Мы до некоторой степени погружаемся в духовный внутренний мир во сне и в духовный окружающий мир — при пробуждении.
     Такое совместное пребывание с духовным окружающим миром у людей типа Гeте подвижнее, они как бы видят сны, как их видят во время сна, но не спят тупо. Человек редко видит сны сознательно в бодрственной жизни; но такие люди, как Гeте, во время бодрственной жизни приходят к снам. Благодаря этому у них образуются до некоторой степени жизненные сновидческие образования, которые у других людей остаются бессознательными. ... Гeте переживал их до некоторой степени сознательно и потому смог выразить их в "Фаусте". Он видел, как сны эти переживаются. У таких людей, как Гeте, то, что они творят, так относится к тому, что остальные люди переживают бессознательно, как сновидение —ко сну без сновидений".
     "Представим себе, выражаясь тривиально, что все люди были бы столь сознательны, что смогли бы описать всe в своeм окружении; например, все люди могли бы описать действительные переживания, которые выражаются так, как переживания Гeте выразились в "Фаусте", — к чему бы это тогда привело? К чему бы тогда пришeл мир? Мир стал бы — как это ни удивительно, — мир стал бы неподвижен, он не смог бы двигаться вперед. В тот момент, когда все люди смогли бы видеть сны таким же образом — а это совершенно иной род снов, — как их видел такой поэт как Гeте в своeм "Фаусте", если бы каждый мог видеть свою взаимосвязь с внешним миром как сновидение, в тот момент люди развиваемую внутри их силу обратили бы на эти вещи, и человеческое бытие некоторым образом поглотило бы себя. Слабое представление о том, что тогда произошло бы, вы можете себе составить, посмотрев на те опустошительные действия, которые уже сегодня происходят благодаря тому, что многие хотя и не видят снов в действительности, но воображают себе, что видят их, когда набалтывают или записывают реминисценции, взятые из какого-либо другого места. По этой причине существует столь много поэтов; не все ли ныне полагают, что они либо поэты, либо художники, либо кто-то в этом роде!
     Мир не мог бы существовать, будь это так, т.к. все хорошие вещи имеют теневую сторону, правильную теневую сторону. ... Поэтому не все люди могут видеть такие сны; и как бы тривиально это ни звучало, это глубокая, поистине мистериальная истина. Ибо силы, с помощью которых люди видят сны, должны быть направлены во внешний мир и применены к чему-то другому, дабы с их помощью была создана основа для дальнейшего развития Земли, которое остановилось бы, если бы все люди видели сны вышеуказанным образом. ... Но куда указанные силы людей должны быть применены в мире?... Они должны быть применены ко всему тому, что изливается на человеческое развитие в разного рода профессиональной работе. Всe это изливается в виде работы по профессии. И работа по профессии так относится к работе, подобной той, что выражена в виде "Фауста", в виде "Валленштейна" Шиллера, как глубокий сон к сновидению. Мы спим в нашей работе по профессии!" 172(3)

     Перейти на этот раздел

  

1324. Во течение дня Душа народа соединена с нашей душой. "С каждым засыпанием мы покидаем место жительства Души народа, которой мы принадлежим". 64 с.118

     Перейти на этот раздел

  

1325. "В бодрственном состоянии человек обменивается силами со своей народной Душой, в состоянии сна — с хороводом всех других народных Душ... Если же человек в бодрственном состоянии ненавидит какую-либо народную Душу... то во время сна он связан лишь с ней одной и ее особенностями. ... спит с ней! (выражаясь тривиально). Такова оккультная истина, потрясающая истина". 156(5)

     Перейти на этот раздел

  

1621.Мало спящий ребенок плохо ощущает музыку и не понимает историю, много спящий слаб в пластических представлениях, в геометрии. 300-в с.59

     Перейти на этот раздел

  


     434
. "Легкий сон можно сравнить с обычными растениями, бодрствование во время сна сравнимо с грибами — где много грибов, там Земля бодрствует летом. Совершенно основательный глубокий сон можно сравнить с деревьями. ... Подобно Земле, и человек в своих глазах и в других органах чувств в одно и то же время имеет рядом одно с другим: сон, бодрствование и сновидения". 295 (10)

     Перейти на этот раздел

  


     526
. "Что истинно в отношении закона природы здесь, на нашей Земле, не является таковым вовне, в Мироздании. Это истинно лишь до определенного удаления от Земли. Но далее в Мироздании господствует закономерность, которую мы встречаем, погружаясь в сон. Поэтому людям должно стать ясно, что глядя на туманность Ориона, они могут ее понять не экспериментально, в смысле физических методов, а начав видеть сны, ибо туманность Ориона проявляет закономерность сна".
     "Пойдем ли мы внутрь человека и приблизимся к миру снов, или выйдем в дали мира — мы встретим, как говорили древние, за кругом Зодиака мир сновидений". Так можно понять, почему греки говорили о "хаосе", о мире иных, чем земные, закономерностей. За миром сновидений есть еще один мир. "И если сновидение еще является в живом мире образов, то этот, третий, мир через голос совести проявляется в нравственном мировоззрении". 225 (11)

     Перейти на этот раздел

  


     1047в
. "Конечно, эзотерику непросто в медитации удалить из души всякое мысле-, чувство- и волесодержание и развивать лишь сами силы. ...По сути говоря, медитант находится в состоянии спящего человека, только сохраняет сознание". Во время сна астр. тело и Я покидают кровеносную и нервную системы, но продолжают действовать в железах и органах чувств. "Это может показаться парадоксальным, что органы чувств особенно бодрствуют, когда человек спит". Я и астр. тело ночью напоминают Солнце на другой стороне земного шара. Кто способен сохранить сознание во время сна, может пережить свет Я, работающий, например, над восстановлением утомленного за день глаза. Можно пережить имагинацию Архангела, борющегося с демоном. Она возникает потому, что и ночью кровь должна притекать к глазу. Сам же глаз в длительной эволюции творился Иерархиями.
     В медитации мысль, чувство и воля должны стать не интенциональными. 266-3, с. 227-228, 233
     Эзотерики жалуются, что во время медитации их атакуют посторонние мысли. Но это естественно. "Это люциферические и ариманические существа, которых мы прежде не замечали, но именно через медитацию они и становятся заметны".
     С такими мыслями не стоит бороться, как с роем пчел. "Через тихое и спокойное продолжение медитации они сами покинут нас". 266-3, с. 144
     Медитанты жалуются, что не могут управлять мыслями. Нас окружают существа, которые все сильнее атакуют нас. "Радуйся, что так обстоит дело; так проявляется успех в медитации, которым тебе явлено, что мысли суть духовная сила".
     "Мысли, устремляющиеся на нас, — это порхающие вокруг нас существа духовного мира, которые, чем больше мы стараемся их задержать, тем сильнее атакуют нас. Не стоит на это жаловаться , нет, будь рад, что это так... ибо так выражается успех в медитации, который показывает, что мысли — духовная сила". 266-2, с. 158, 344
     "Как только мы начинаем медитировать, эф. тело стягивается. В результате возникает внутреннее чувство тепла, поскольку тепловой эфир находится в самом низу; ...он-то и стягивается. Если при этом обратить внимание на то, что имеешь вне себя, то можно воспринять, как некий род религиозной самоотверженности (преданности) течет как моральное тепло в мировом эфире. И что имеешь в себе, осознаешь как то, чего следует стыдиться в связи с этим моральным мировым теплом". И поскольку делать всего этого не хотят, говорят, что не имеют прогресса.
     "После медитации хорошо сделать спокойную паузу, сделать душу совершенно пустой и только ждать, какие имагинации придут к нам из высших миров". 266-3, с. 252, 89

     Перейти на этот раздел

  

Изменения в жизни сна

     880а
. "К снам, имеющим значение, приходят лишь через самодисциплину; все другие сны являются от недостатка самодисциплины..." Д. 45, с. 11
     "Когда занимаются волевой деятельностью, то сон переносится в бодрствование; когда внимание обращается на самосознание (человеко-познание), то бодрствование вносится в сон.
     Что входит в сознание человека касательно его самого — созерцательно и во времени, — то переходит в состояние сна.
     Что из опыта развивают в понятиях, то приводит переживания сна к откровению в бодрственном состоянии". Д. 31, с. 8

     Перейти на этот раздел

  


     881
. "Кто предается внутреннему углублению, тот при надлежащей внимательности заметит некоторые особенности в своем сне. Он почувствует, что во время сна "не совсем спит", но что у его души быва­ют времена, когда она хотя и продолжает спать, однако находится в своего рода деятельности. ... Это может наступить двояким образом. Человеку во время сна может стать ясно: я нахожусь теперь в ином мире; или же после пробуждения у него может быть воспоминание: я был в ином мире. В первом случае необходима, конечно, большая внутренняя энергия, чем во втором. Поэтому в начале духовного обучения чаще будет иметь место последнее. Постепенно это может привести к тому, что ученику после пробужде­ния будет казаться: в течение всего сна я находился в другом мире, из которого я вернулся при про­буждении. И его воспоминание о существах и фактах этого иного мира будет становиться все более и бо­лее определенным. Это означает, что у духовного ученика наступило в той или иной форме то, что в Духовной науке можно назвать непрерывностью сознания (продолжение сознания во время сна). При этом вовсе не нужно, чтобы человек всегда сохранял сознание во время сна. Многое уже достигнуто в деле непрерывности сознания, когда человек, который обыкновенно спит как и все, имеет во время сна известные промежутки, в которые у него бывает сознание духовно-душевного мира, или когда во время бодрствования он может вспомнить о подобных кратких состояниях сознания. Но не следует упускать из виду, что описанное здесь нужно понимать лишь как переходное состояние. При обучении полезно прой­ти через это переходное состояние; но отнюдь не следует думать, что из него можно почерпнуть за­конченное воззрение на душевно-духовный мир. В этом состоянии душа бывает неуверена и не может еще положиться на то, что она воспринимает. Но благодаря таким переживаниям она накапливает все больше и больше сил, чтобы затем и во время бодрствования быть в состоянии отстранять от себя мешающие влия­ния физического внешнего и внутреннего мира и т.обр. достигать душевно-духовного наблюдения, когда до нее больше не доходят впечатления внешних чувств, когда молчит связанный с физическим мозгом рас­судок. 13 (5)

     Перейти на этот раздел

  


     890
. К астральному телу Земли можно проникнуть, если научиться (с помощью медитации, концентра­ции и т.д.) сохранять сознание во время сна. 136 (2)

     Перейти на этот раздел

  

  Рейтинг SunHome.ru