Профессиональные объединения

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Энциклопедия Духовной науки

АНТРОПОС

4. ЭПОХА ДУШИ СОЗНАТЕЛЬНОЙ

VII. СОЦИОЛОГИЯ (Продолжение). СОЦИАЛИЗМ И СОЦИАЛЬНАЯ ТРЕХЧЛЕННОСТЬ

1. Социальная структура.

Профессиональные объединения

Профессиональные объединения

641. Во Франции были распространены союзы ремесленников, людей, объединeнных одной профессией, одним классом, со своеобразной духовной подосновой. Каждый такой союз повсюду имел свои объединения, и люди, принадлежавшие к такому союзу, повсюду узнавали своих с помощью условных рукопожатий и т.п. Около 1824 г. во Франции существовали два такого рода наиболее значительных союза ремесленников. Одни назывались "Loups devorants" или "Loups garous", другие — "Gavots". У обоих союзов была сильно развита символика узнавания друг друга, существовали праздники, во время которых праздничные залы украшались символами, рассказывались легенды, в которых исследовалось далeкое прошлое. Первый союз, название которого в переводе означает "оборотни", возводил своe происхождение к царю Соломону, второй — к фригийскому мастеру-строителю Хираму Абифу. Нравы в союзах были весьма строги. Никто, не принадлежащий к союзу, не мог, например, получить работу по профессии, которой ведал тот или другой союз. Оба союза сильно враждовали между собой. И то, что теперь случается как грубые перебранки между руководителями разных профсоюзов, тогда было правилом; только это не носило такого тривиального характера: дело доходило до драк, и так одерживалась победа. Деворанты обычно не утруждали себя особенно аргументацией, а собирались толпой и избивали гавотов. В ответ на это гавоты предлагали какое-нибудь задание, и руководители обеих партий должны были решить, кто его лучше исполнил.
     Вообще, деворанты были забияки, склонны к внешним решениям, гавоты — более духовны. Это выражалось во многом. Например, когда гавоты хоронили своего умершего, то молча шли за гробом, без единого звука опускали его в могилу, затем по обеим еe сторонам вставали наиболее значительные члены объединения в данном городе и шептали один другому таинственные слова. После этого они образовывали некий род креста и снова нашeптывали таинственные слова. Зато деворанты провожали своих умерших так, что при этом, я бы сказал, с особой силой был деятелен орган речи. Издали похоронная процессия производила впечатление, будто воет стая волков. Они делали это в духе старой традиции, в которой говорилось, что громкие человеческие голоса, звучащие дико, ужасающе, подобны звукам того мира, куда вступает умерший; т.е. в этом содержался отзвук знания о Камалоке. Название "деворанты", или "волки" (оборотни), также соответствовало тайным учениям, в которых волк выражает ас.тело человека в условиях, когда рассудок, как регулятор, отсутствует и человеческая природа изживает себя в страстях. Деворанты считали, что при похоронах они должны вести себя так, как если бы они покинули своe физ.тело, т.е. мозг. Нечто подобное происходило у них и на праздниках.
     У гавотов всe было иначе. Их название происходит от слова "gave". "Так называются совсем маленькие духи, которые сходят с покрытых мощными лесами отрогов Пиренеев ... совсем маленькие элементарные духи, выступающие представителями нисходящих из высей в испанские горы людей Грааля. Таким образом, маленькими духами, но однако принадлежащими к воинству рыцарей Грааля, чувствовали себя сторонники партии гавотов. И если, таким образом, деворанты хотели проявить в большей мере человеческую астральность, то гавоты более хотели проявлять Я, каким оно тогда постигалось. Так действительная противоположность лежит между этими двумя партиями, противоположность между человеческим Я и ас. телом. И это поразительно, исключительно интересно, что уже в первой половине XIX в. мы имеем объединения, обладающие колоссальным влиянием, силой внутри сословия и профессии, и существует обычай примыкать к этим объединениям и опираться на такие духовные подосновы.
     Вообще дело обстоит так: человек хочет свои социальные отношения во внешнем мире, поскольку всe равно жизнь делает это необходимым, образовать в связи с профессией и классом. Поэтому в качестве своего рода клея эти объединения берут профессию и класс. Но в первой половине XIX в. таким союзам не приходит в голову стать просто профсоюзами, объединениями по профессии. Внешне они были такими, как человек внешне имеет физ.тело. Но внутренне, в душевно-духовной конституции они видели большую ценность в знаках познания, в своих символах; они жили в них и видели, что через символы сохраняется чистый характер объединения".
     Ещe одна особенность тех союзов состояла в том, что воспитание, образование носило в них не школьный, а образно-символизированный характер, мир там хотели постигать в образах, поскольку знали, что познание и обладание такими образами в замкнутом сообществе в определeнном направлении особенно укрепляет волю, захватывает всего человека, тогда как абстрактное образование оставляет волю без влияния. Весь человек являлся постоянно представителем того, что духовно жило в этом объединении. "И лишь тогда будут иметь социальную историю XIX в., когда правильным образом представят себе следующее: в подобных объединениях жили духовные течения; во всех ремeслах, а также во всeм, что было между крестьянским и благородным сословиями, жило то, что составляло содержание всех таких душ. Но из современной истории не узнать, что жило в душах тех людей, поскольку о таких вещах люди вообще не заботятся".
     К середине XIX в. внезапно всплывают идеи. Вокруг них образуются политические партии. Но что это за идеи? Они уже жили в таких сообществах, но их не записывали, и если появлялся человек с журналистскими наклонностями, желавший стать членом таких сообществ, то его просили закрыть дверь с внешней стороны. Всe должно было оставаться в связи с живым человеком. Но постепенно это всe же вносилось в поэзию, в журналистику, ибо исчезало ощущение живого человеческого. Так всплывали мутные пузыри, о которых рассказано в истории. История сохранила пузыри, карикатуру. "В подобных объединениях жило кое-что, имевшее необычайно глубокий характер, но позже всe было сведено к одной тривиальности, тогда как благодаря принадлежности к таким объединениям душе прививалась склонность к духовному миру во всей его широте.
     Теперь вы должны подумать о том, насколько удачно выбран 1823 г., чтобы всe это сделать наглядным, ибо к этому году уже ряд лет действовала нивелирующе, уравнивающе французская революция. Однако эти вещи со всей живостью пережили французскую революцию".
     С началом 5-й послеатлантической культуры (XVI в.), двигаясь с востока на запад, началось разрушение кровных связей, началась индивидуализация. Но не лeгкое это дело — встать во всeм на собственные ноги. Эту задачу предстоит решать еще более тысячелетия, начиная от настоящего времени. "Дворянское сословие, духовное сословие могли держаться вместе, у них были связи. Сословие ремесленников было вырвано из связей. Чего искали эти объединения — было судорожным исканием связей, которых уже не было исторически, которые человеку уже приходилось искать".
     Уже с XV, XVI столетия крестьянское сословие, переходя в ремесленничество и будучи не в состоянии подняться до дворянских или священнических объединений, искало возможности объединиться на своeм уровне; при этом примечательно то, что они не хотели ограничиться рамками профессии, а искали оснований в душевном и духовном. В XIX в. духовные интересы начали теряться в шутовстве различных тайных обществ, уже не стоявших ни в какой связи с реальным миром. Масонские и т.п. тайные общества подражали тому, что было внешним в тех профессиональных сообществах, но не внутреннему, которое содержалось в них. В тех же сообществах занимались воспитанием ас.тела и "я". При этом во внимание принимался даже географический принцип. Известно, что южный климат более способствует выработке ас.тела, а северный — Я. Поэтому деворанты преобладали на юге Франции, а гавоты — на севере. 225(4)



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru