RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

Предисловие

Предисловие ко второму (английскому) изданию

1. Судьбы и корабли

2. К вопросу о христианской этике

3. Прафеномены социальной жизни нового времени

4. Из истории главных духовных течений человечества

5. Тень Римской Империи

6. Британизм-американизм, латинизм, большевизм

7. Духовная жизнь Европы и кризис масонства

8. Масонство, британизм и иезуитизм

9. Единство теневого оккультизма

10. Мировое господство

11. Материализм, церемониальная магия. Борьба с Христианством

12. Средняя Европа

13. Германия и две мировые войны

13. Дополнение к главе 13

14. Евреи в современном мире

15. Евреи и немцы

16. Духовная конфигурация Европы

17. Россия и "социалистический эксперимент"

18. Россия в противостоянии "евразийцев" и "атлантистов".

18. Дополнение к главе 18

19. Антропософия, кризис эпохи и атавистический оккультизм

20. ДОБРО И ЗЛО . "НЕИЗРЕЧЕННАЯ ТАЙНА ЗЛА"

Список литературы

Приложение 1. О положении в Антропософском обществе



Геннадий Бондарев




Только для зрелых  участников     
Антропософского Движения     







АНТРОПОСОФИЯ


на скрещении оккультно-политических
течений современности



в 2-х томах




Бог не в силе, а в правде      .


Русская народная мудрость     



Истина собьется в стада.     


Талмуд     




1996 г.




     На суперобложке - картина Александра Маркарова "Сон разума"


ПРЕДИСЛОВИЕ

Поставленное на титульном листе этой книги условие: "Только для зрелых членов антропософского Движения" — требует, вероятно, разъяснения. Нужно будет сказать, зачем оно вообще потребовалось, а также, почему автор адресует книгу к членам антропософского Движения, а не Общества.

Рудольф Штайнер, давая в свое время разрешение на опубликование своих лекций, поставил условие, что высказывать какое-либо суждение о них вправе лишь тот, кто ознакомился с кругом понятий, с фундаментальными положениями возводимой им  Духовной науки.

Нечто в этом роде имеем в виду и мы, только ставим это условие в еще более  узком смысле. Чтобы правильно понять все то, о чем пойдет речь в дальнейшем,  мало  быть просто знакомым с Антропософией. Нужно владеть ее  методом познания и, пользуясь им, уметь непредвзято подходить к социальным феноменам жизни, к фактам истории.

Метод Духовной науки побуждает нас повсюду проникать до прафеноменальной  основы вещей и позволять самим явлениям высказываться о себе, а не навязывать им  наши предвзятые представления. Благодаря этому возникает возможность охватить  явление в его полноте, как чувственно-сверхчувственное.

Когда дело касается объектов природы, природопознания,то многие антропософы  умеют  так познавать. Но как только речь заходит об общественной жизни, то не  остается почти никого, способного мыслить гетеанистически. Тут же образуется сумбур из предвзятых мнений, пристрастий; поднимает голову тривиальный фанатизм. Случись подобное при чтении этой книги, и автору до конца дней своих не очиститься от наклеенных на него этикеток.

Единственный способ оградить себя от подобной напасти — выставить условие:  продуктивный диалог с автором возможен лишь в том случае, если все сказанное им  будет понято в ключе исторической симптоматологии, методологические основы которой Рудольф Штайнер изложил в сотнях своих лекций.

Это требование мы выставляем не только и не столько к людям, формально обзаведшимся членским билетом Антропософского Общества и продолжающим жить и думать  так, как если бы не существовало никакого знания о духовном мире и его существах, о  реинкарнации и карме, о Духах-водителях народов и т.д., но к тем, кто все эти познания  уже вобрал в себя, однако каким-то загадочным образом умудрился оставить их в себе  мертвым грузом и судит об окружающей действительности как все обычные люди, подвергнугые средствами массовой информации групповому внушению.

Антропософов такого рода много как в Обществе, так и вне его. В то же время,  людей с глубокой духовнонаучной подготовкой, способных судить глубоко и зрело,  постоянно держащих свой бодрствующий дух в подвижном состоянии, мы также  встречаем и в Обществе, и в Движении. К ним-то, собственно говоря, и адресовананастоящая книга. Итак, условимся с самого начала: эта книга не о них, а адресована к ним; и одновременно: она о тех, к кому она не адресована, кто вносит хаос и силы   разрушения в современную цивилизацию, в наше Движение и в наше Общество.

Если говорить по существу, мы не делаем различий между Движением и Обществом. Они суть одно, как об этом возвестил Рудольф Штайнер на Рождественском  Собрании 1923/24 гг. Но тут, как и в любом деле, формальную сторону следует отличать от реальной. Это единство жило и живет только в людях, способных быть представителями антропософского дела в мире. Формальная же принадлежность к Обществу с годами претерпела такое вырождение, что опираться на него как на некий факт, автоматически дающий право всякому считать себя антропософом и говорить от имени Антропософии, было бы опрометчиво впредь до наступления позитивных изменений в Обществе.

Антропософское Общество, как эзотерический факт, было создано на Рождественском Собрании 1923/24 гг. Его существование в плане вечности не зависит от преходящей игры темных оккультно-политических и просто оккультных сил, от неистовства ложных верований, духовных заблуждений, но от них зависит его судьба в мире  в тот или иной отрезок времени. А поскольку существует также и обратная зависимость: судеб мира от хода дел в Обществе, — то у антропософов имеются самые веские основания проявлять глубочайшее беспокойство по поводу хода этих дел. Беспокойство это несут в себе как воплощенные на Земле антропософы, так и перешедшие  в духовный мир. Наличие такого беспокойства, глубокой заботы и даже тревоги является одним из главных признаков, отличающих истинного члена Антропософского Общества от формального.

Их, таким образом, отличает не элитарная духовная избранность, а способность  испытывать самую конкретную боль и тревогу за дела человеческие в нашем впадающем в коллективное безумие мире.

Книга, подобная этой, является в некоем роде исключением. Не всякий пишущий  антропософ имеет задачу хотя бы раз в жизни написать что-то подобное. Но возникают порой ситуации, которые требуют именно такой книги.

Ее читатель столкнется с многочисленными ссылками на высказывания Рудольфа Штайнера, что, вероятно, будет встречено без особого энтузиазма, поскольку среди  антропософов ширится антипатия (и не без основания) к роду высказываний, начинающихся со слов: "Доктор сказал...". Нередко за этой антипатией стоит неприятие  филистерства и начетничества, попыток заниматься тривиальным теологизированием на почве Духовной науки. Однако такую антипатию вправе испытывать лишь  тот, кто все-таки знает, что же "доктор сказал". А тогда, если у тебя есть собственные идеи, то смело сошлись и на  "доктора". Ведь нам нужно знать, из каких предпосылок исходишь ты, чтобы отличить истину от заблуждения.

Наконец, возникают ситуации, когда предается Забвению вообще все, что нам  дал Рудольф Штайнер, когда совершенно произвольные суждения начинают забирать власть лишь в силу своей напористости. Тогда бывает крайне необходимо вспомнить, чем и на чём держится наше Движение.

Это нужно сделать непременно, чтобы не впасть в роковую ошибку и не начать  поклоняться одновременно Богу и маммоне, чем в наше время, кажется, грешат чуть ли не все духовные и даже религиозные движения. Таков мрачный знак нашего времени. Да не будет он поставлен на нашем Обществе и Движении.

Книга была начата в Дорнахе, в сентябре 1992 года, и закончена в Москве на  Пасху, 11 апреля 1993 года. С тех пор немало новых значительных событий произошло в нашем необыкновенно быстро меняющемся мире. Они дают столь богатую  пищу для размышлений, что в книге, подобной нашей, едва ли не каждый месяц можно дописывать по целой главе. Но в таком случае ее никогда или еще очень долго не  удалось бы завершить, что, впрочем, может быть и не следует делать. В постраничных примечаниях автор попытался дать кое-какие дополнения, но многое остается  за читателем. Если он прочтет книгу не как собрание сенсационной информации, а  обратит внимание на предложенный в ней метод познания, то сможет и сам дополнить ее; может быть, даже не одним томом.

Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru