4. Человек между Люцифером и Ариманом

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

20. ДОБРО И ЗЛО . "НЕИЗРЕЧЕННАЯ ТАЙНА ЗЛА"

4. Человек между Люцифером и Ариманом

4.   Человек  между  Люцифером  и   Ариманом

Девять родов духовных существ, стоящих в эволюции выше человека, уже пришли к выработке Я-сознания как формы бытия. Шесть из них сделали это в состояниях Вселенной, имеющих мало чего общего с   современным. Три нижние Иерархии — Ангелы, Архангелы, Архаи — в  прошлые эоны взошли на свою "человеческую" ступень, т. е. овладели  предметным сознанием, а   затем оно стало в них и бытием. Но не все   в их сфере справились со своими задачами, ибо одним из законов развития в нашем цикле является отставание одних существ и опережение развития другими. Поэтому, например, Ангелы, не справившиеся со   своими задачами в эоне древней Луны, не могут в эоне Земли взойти   к состоянию сознания,   каким на Луне обладали Архангелы и т. д. Им   теперь приходится нагонять упущенное в своем развитии, что они могут сделать только с помощью, за счет человека, с помощью его астрального тела, когда оно отъединяется от всеобщего астрального тела человечества, выражаясь образно, — от Адама; т. е. индивидуализируется.

Процесс этот имел исключительно сложный характер. В результате   его человеческое сознание перестало быть зеркалом Вселенной, каким  его сделали Духи Формы, одарившие человека Я. У человека пробудилась способность самому управлять образами сознания, но зато исходной   точкой такого управления стало не высшее Я, а  астральное тело с угнездившимися в нем отставшими ангелами — люциферическими существами. Таким образом Я, стоявшее выше астрального тела, попало от него в зависимость, "...человек сделался подверженным постоянным влияниям своей низшей природы"; возникла возможность заблуждений и  зла. Субстанции начали сгущаться. Тепловой эфир породил физически-материальное тепло и положил начало формированию низшего "я", обуреваемого люциферическими вожделениями астрального тела; "я" стало   развивать притяжение между собой и огненной   вещественностью Земли, что вовлекло в нее человека сверх необходимой меры. Ложные   представления (вначале еще сверхчувственные, но уже индивидуализирующиеся, — "змей" искушал познанием), не согласовывавшиеся с высшими духовными влияниями, породили болезни и смерть. Мы обязаны   им именно нашим астральным телом.

Эфирное тело (управляющее жизненными процессами) на стадии"искушения" было ограждено от люциферического влияния. Часть его  по-прежнему управлялась существами Иерархий (человеку не было дано вкушать от "Древа жизни"), а не "я", иначе это последнее отпало бы   от духа субстанционально, т. е. необратимо. Физическим выражением   всех описанных процессов стало "...урегулирование отношений между   (планетами) Солнцем, Землей и Луной", а также другими небесными телами (ИПН. 13, S. 250—252).

Смерть стала регулятором меры соприкосновения человека со злом. Вместе со свободой и возможностью заблуждения у человека возник  страх. За феноменом смерти и страхом стоят ариманические существа.   В них отставание проявилось еще раньше, чем у люциферических существ. Они должны были, но не смогли, достичь ступени, на которой   стояли Архангелы в зоне древнего Солнца.

Таким образом, сложные эволюционные перипетии, связанные со становлением нового рода Я-сознания, которое вырабатывает человек, обусловили возникновение в Мироздании противостояния добра и зла. Тут  следует помнить, что суть вселенской эволюции составляет волящий Я   Логос. Во Вселенной существует только то, что обладает Я:   индивидуальным   или — временно — групповым; в последнем случае бытие носит полуиллюзорный характер. Такова главная истина бытия вне зависимости от тех или иных конфессиональных пристрастий. И всем, в конце концов, необходимо понять и признать, что не человеком, но Творцом   задается мировая данность, а потому полезнее ее познавать, чем отрицать или искажать.

В мире все обусловлено законами развития. Сами законы суть существа Иерархий в их положении и отношении (здесь берет начало  учение о категориях) друг к другу, чем обусловлено их действие и взаимодействие. Ибо все в них есть творящая сила Я-сознания.  В согласии  с высшими законами развивается и человеческая свобода, поскольку она  есть не произвол, а самообусловленное состояние индивидуального духа.  Чтобы его достичь, внутри единого исходного целого должно возникнуть   отношение субъекта,  и объекта. Субъект, чтобы стать таковым, должен   отразиться в объекте. В определенный момент развития такое отношение-отражение принимает характер противоречия и отрицания. Возникает мир, где более высокое  состояние сознания-бытия  утверждает себя  за счет отрицания нижестоящего.

В своей сути противоречие остается этическим, поскольку все направлено к грядущему синтезу, всеединству — к единству многообразия Я-сознаний. У человека, кроме того, отрицание заключено внутрь его собственного существа, где оно наиболее уместно, поскольку благодаря ему  возникает   мышление.

Земное "я" человека строится из соединения трех ингредиентов: мысли, чувства и волеизъявления. Все они обязаны своим зарождением  земному бытию человека: высшей нервной деятельности, ошущениям,  восприятиям и некой бессознательной инстинктивной силе, которая есть  воля. Все три ингредиента имеют положительный и отрицательный полюс: утверждению противостоит отрицание, положительному чувству —негативное, воле к созиданию — воля к разрушению или безволие. Все   эти вещи давно известны в традиционных науках. Духовная наука дополняет их знанием о   персонифицированной сущности  всех  душевных и духовных проявлений в человеке, его качеств.

Когда в физиологии говорится об отмирании материи нервов в процессе мышления, то Антропософия дает тут учение об ариманических  существах, об их целях и мировом предназначении. Когда психоанализ   заводит речь о "донном шламе" и разных "либидозных" дебрях души,  Антропософия противопоставляет этому учение о двойниковой низшей  природе человека, о реинкарнации и карме.

В мировой данности человек обязан познавать космическую борьбу,   которую боги ведут с люциферическими и ариманическими воинствами.   На стороне человека в ней стоит высший Бог, прошедший на Земле  через смерть и воскресение и показавший путь окончательного преодоления мирового дуализма духа и материи. Но следовать за Христом человек может только в Я, ибо Христос есть Бог человеческого Я; т. е.своим Я, изживаемым в совокупной жизни мыслей, чувств и волеизъявлений, человеку следует стремиться к идеалам высшей жизни, где происходит не обеднение или потеря, а только возрастание самосознания и  богатства самобытия.

Препятствием на пути к высшей жизни встают люциферические и   ариманические духи. Они, как уже было сказано, нуждаются в человеке, чтобы наверстать упущенное. Поэтому они сначала способствовали индивидуализации человека, его отделению от всечеловеческого целого.   Но у человека теперь имеется задача не следовать за ними далее, а,  преодолевая их, развивать крепкую самостоятельную жизнь Я.

Воздействуя на человеческую мысль, Люцифер и Ариман заинтересованы в том, чтобы вызвать ложное убеждение, будто бы человек внутренне только противоречив и решить его противоречия  невозможно.  Вот почему, как говорит Рудольф Штайнер, они изобретают в человеческой душе мысленные комбинации вроде следующей: "в созвучии, в  гармонии с бесконечным" и т. п. Подобные представления рождаются в  человеке "...из боязни противостать этим силам, а потому он и позволяет Люциферу и Ариману изобретать гармонии с бесконечным... Однако    искать удовлетворение в подобном мировоззрении равнозначно завязыванию глаз. Сегодня человек (просто) боится смотреть на многообразные виды борьбы в областях духа" (ИПН. 176, 14 августа 1917).

В своих атаках на человека Люцифер подступает со стороны воли (снизу), Ариман — со стороны мыслей (сверху). "Ариману постоянно  хочется сделать человека одной головой. Люцифер постоянно хочет лишить человека головы, чтобы он не мог думать, чтобы все восходило в  нем окольным путем, через сердце, в тепле, чтобы его целиком  заполнила мировая любовь, чтобы он весь излился в мир как мировая любовь,  как космически-мечтательное существо" (ИПН. 205, 3 июля 1921). Люциферу по нраву благочестивые души, стремящиеся к духу, к добру, но только лишь из эгоизма. "Нигде в наши чувства, — читаем мы вновь у  Рудольфа Штайнера, — Люцифер не вмешивается так, как там, где люди,  исходя из своих страстей, вожделений (часто чрезвычайно утонченных,  изощренных. — Авт.), стремятся к Божественному, не осветив этого  Божественного лучами сознания" (ИПН. 120, 28 мая 1910). Таким образом, искушения, как видим, носят не только грубый характер. В оболочке  филистерства собирают они главную часть своего урожая.

Мышление, если человек действительно владеет им, а не пользуется готовыми штампами, по сути своей волевой природы. В мышлении инстинктивная воля впервые делается осознанным мотивом действия, и тогда   поступок становится нашим. Но люциферические существа сковывают освобождающуюся волю человека, "они пытаются практику свободной воли   окутать для человека мраком и, однако, сделать его духовным существом.   Люцифер в некотором смысле хочет от человека хорошего, духовного, но  так, чтобы тот поступал автоматически, без свободной воли; человек должен быть в некотором роде автоматически приведен в ясновидении к  добрым принципам; и люциферические существа хотят отнять у человека   свободную волю (а с нею), возможность совершать зло... (Они) крайне  заинтересованы в том, чтобы не дать человеку прийти к свободной воле,  так как сами не способны ее достичь. Свободная воля достижима только  на Земле. А они не хотят иметь дела с Землею... Они действуют высокодуховно, но автоматически — что особенно важно знать, — и они хотят на  свои духовные выси поднять человека" (ИПН. 182, 9 октября 1918).

Примем к сведению приведенные слова Рудольфа Штайнера и проведем перед мысленным взором всю ту проповедь нравственности, которой занимаются все без исключения конфессии в мире. Тогда нам  станет ясно, что утопия К. С. Мережковского* непременно станет социальной реальностью, если люди не захотят понять, в какое время ониживут. Дав некогда человеку побуждение к свободе, люциферические   духи ныне действуют прямо противоположным образом. Причина изменения их образа действий необычайно глубока. Ведь они отстали в эоне древней Луны, когда у человека еще не было Я и высшим членом  его проявленного существа было астральное тело. В то время им не  было дано воздействовать на него, а   в зоне Земли — дано. Но тут   человек вырабатывает индивидуальное Я, на которое, в первую очередь,   действуют высшие духи; а далее, через Я, они действуют на астральное  тело, вызывая в нем катарсис.

[*Примеч. автора:   К. С. Мережковский, брат известного писателя Д. С. Мережковского, биолог. Им  написан утопический роман "Земной рай", опубликованный в 1903 г. в Берлине на  русском и немецком языках. В романе и философских приложениях к нему он выступает резким противником прогресса, с большой точностью предсказывает характер  развития в XX в. и предлагает модель иезуитского государства в Парагвае как спасительную для всего человечества.]

 Поэтому Я — враг люциферических духов. Они стремятся погасить его, воздействуя на него из астрального  тела, куда им было дано вползти, чтобы раздробить единую астральность  человечества на множество монад. Благодаря люциферическим духам  человеку стали доступны энтузиазм, вдохновение, которыми движется   его художественная деятельность. Так стала возможной человеческая   свобода, но вместе с нею — и отпадение от Бога, зло.

Для человека является в некотором смысле идеалом — стать выше  своих мыслей, чувств и волезиъявлений, рассматривать их как нечто  внешнее по отношению к себе как к Я. Однако с таким настроением  непросто идти по жизни. И в то же время, пока мы не объективируемих в себе, нам не выработать никакого понятия о том, в чем состоит   противостояние Я мыслям, чувствам и волеизъявлениям, каким это противостояние было в первоначальном намерении божественных сушеств.

"К созерцанию в самом себе, а не к вживанию в себя предназначался человек", — говорит Рудольф Штайнер, и продолжает: Люцифер же  обратился к человеку с такой речью: "Посмотри, человек, это же скучно —странствовать (по миру) с одним только средоточием "Я-есмь", а все остальное лишь созерцать. Гораздо веселее погрузиться в собственное астральное тело. Я дам тебе силу занырнуть в твое астральное тело, и тыне останешься односторонним со своим Я, созерцая лишь собственного  двойника, но погрузишься в это тело. И чтобы ты при этом не захлебнулся в своем астральном теле, я дам тебе кое-что от моей силы... И    полученный от Люцифера дар привел к перевесу силы Я над астральным   телом, что нашло свое выражение в повышенной самостности, собственно   говоря, — люциферичности" (ИПН. 134, 29 декабря 1911). Так смешались  мы высшим Я со своими мыслями, чувствами, волениями и начали, так   сказать, снизу вверх вырабатывать свое повседневное "я".

Перевес силы Я над астральным телом вызвал, в свою очередь, перевес силы астрального тела над эфирным, что привело к образованию в  человеке (в Лемурийскую эпоху) собственных жизненных процессов.

Действия Люцифера повлекли за собой, как его карму, вмешательство  в индивидуальное становление человека Аримана, главная задача которого в эволюции состоит в другом, в том, чтобы консолидировать материю. В человеке Ариман, по мере материализации физического тела,   вызвал его преобладание над эфирным телом, чем и обусловил феномен   смерти. Но такое вмешательство Аримана способствовало также развитию органов чувств. Далее воздействия Аримана, идущие навстречу   воздействиям Люцифера, привели к тому, что эфирное тело начало преобладать над астральным и человек получил самоощущение во всем   теле, развилась деятельность секреции и др. (Ibid.).

Итак, по мере разрушения гармонии, равновесия, в котором находились выработанные Иерархиями триединое тело человека и Я, в которых человеку было предопределено в совершенстве отражать сознание   Вселенной, быть, своего рода, ангелом, но, как замечает Рудольф Штайнер,"чахлым" ангелом, объектом вселенской жизни, — совершался процесс  изгнания человека из Рая. Он изгонялся в земное царство, находящееся   между ангельским и животным царствами. Поэтому внешняя физичеекая форма человека в начальный период его обитания на Земле напоминала животную. Но такой была лишь форма прадревнего человека, в   которой он был проодушевлен сверхчеловеческой, божественной мудростью. И та мудрость начала в нем постепенно угасать; вместо нее он  постепенно развил то, что теперь называется рассудочностью. В ней и  угнездились ариманические существа. Чтобы нагнать упущенное, они   стремятся идти путем человека, выработать его облик, в котором он   преодолел полуживотную стадию (стал прямоходящим и проч.). Но   достичь этого им не дано. Поэтому они переживают ужасную боль."Это подобно тому, как, если бы животное смутно чувствовало в себе:  ты должно выпрямиться, ты должно стать человеком, — как если бы   оно хотело все в себе разорвать. Ужасную боль переживают ариманические существа. И она может быть умерена лишь тогда, когда они подходят к человеку и овладевают его рассудком. Рассудок охлаждает их  боль. Поэтому они и вцепляются в человеческий рассудок, вонзают в   него когти, всем своим существом влезают до мозга костей" (ИПН. 208, 23 октября 1921). Устрашающий образ! Однако нет смысла отшатываться от него. Без рассудка не было бы самосознания. Рассудок же должен  опираться на какую-то "твердь". Ну, а когда он уже имеется в наличие, человеку надлежит спиритуализировать мышление, переходить к индивидуализированному созерцанию интеллигибельного мира, входить как  субъект в мир Иерархий.

Перед человеком стоит задача пронизать мышление волей, обрести разум, оживить мысли, дать им субстанцию, а затем индивидуально поволенное мышление перенести через порог сверхчувственного мира (в посвящении или после смерти) как субстанцию своего Я. Но Ариману хотелось  бы нам в том помешать. "Ему хотелось бы, чтобы воля оставалась обособленной и только бы мысли вырабатывались в нас (нужным ему образом. — Авт.) (ИПН. 205, 3 июля 1921). И мы в таком случае утратили  бы свою индивидуальность. "С чрезмерно интенсивно выработанными   мыслями мы бы подходили к моменту смерти, но удержать их не могли  бы. Ариман овладевал бы ими и напечатлевал их остальному миру" (Ibid.). Такая судьба ждет человечество, если оно "...и далее останется с  материализмом (сколь широко ни интерпретировали бы его понятия. —Авт.): ариманические силы укоренятся настолько, что Ариман станет похищать мысли у людей и вчленять их в Землю в их действительности  (т. е. абстракции станут действительностью. — Авт.), так что Земля, которой надлежит (со временем) исчезнуть (одухотвориться), будет консолидирована... Ариман работает против слов (Христа): "Земля и Небо прейдут, но Мои слова не прейдут". Он хочет отбросить слова, а Землю и небо  (материальные) оставить. Такого можно было бы достичь путем кражи  мыслей у людей, путем их деиндивидуализации" (Ibid.).

Далее в цитируемой лекции Рудольф Штайнер говорит о том, что  если влияние Аримана сохранится и впредь, то человеческий мозг будет  становиться все жестче и жестче; люди останутся лишь с навязчивыми   идеями материализма. Все существо педагогики, воспитания будет построено так, чтобы с помощью его можно бы было лишать человека   подвижных мыслей, чтобы уже дети с определенного возраста имели  только строго фиксированные мысли. И все это, можно сказать, уже достигнуто теперь. Но со временем будет найден способ, вообще минуя  школу, прививать человеку в определенном возрасте все необходимое   сразу, что сделает его чрезвычайно умным автоматом. В таком случае   "с помощью прививки некой материи достигалось бы то, что эфирное  тело оказалось бы запертым в физическом теле... (в таком случае)    необыкновенно оживляется игра между Универсумом и эфирным телом. Однако человек становится автоматом, если его физическое тело  здесь, на Земле, не воспитано духовной волей" (Ibid.). Тут читатель, следящий за новейшими достижениями науки, скажет, что в отдельных случаях уже достигнуто и такое. — Что ж, тем больше у людей поводов  испытывать тревогу за свое будущее; не только земное.

Многообразны действия в человеке Люцифера и Аримана, являющихся   в космосе антиподами. Антиподами они проявляются и в нас. Так, если   Люциферу ненавистен всякий закон, все закономерное, то Ариман повсюду   желает иметь одни законы, статусы, уставы, программы и т. д. Ряд их полярно противоположных свойств и действий можно свести в таблицу.

Люцифер

Ариман

Он более душевное существо, господствует во внутреннем человека

Он более духовное существо, господин  внешней (материальной) природы

Высокомерный дух

Духовно одинокий дух

Подавляет свободную волю

Укрепляет волю, но только ради достижения желаемого

Лишает свободы творить зло

Инспирирует нравственный релятивизм

Вызывает проступки воли

Вызывает заблуждения мысли

Боится осознанной нравственности; любит  благочестие, продиктованное эгоизмом

Боится силы суждения, последовательной, логичной мысли

Текучесть, хаос

Форма, закон

Влечет вверх, в туманно-мистическое

Насаждает педантизм, филистерство

Аскетическое презрение к Земле

Холодная, бесчеловечная наука

Групповые эмоции

Штампы, вмешивается в подсознание

Революционен

Консервативен. "Останавливает мгновение"

Лишает истинного сознания, созвучия с внешним миром

Ложь, схемы, идеологии

Знать, чтобы наслаждаться

Знать, чтобы достичь желаемого



Воздействуя на человека в сложном взаимопереплетении, Люцифер  и Ариман вызывают в нем целую систему односторонностей, именно —систему, ибо в ином случае были бы невозможны такие науки, как психология и психиатрия; было бы невозможно нравственное воспитание  возвести в систему. Антропософия отличается от известных наук о душе лишь тем, что принимает во внимание реальных духовных сушеств,  воздействующих на душу, человека.

Мы позаимствуем у Рудольфа Штайнера лишь один пример, иллюстрирующий закономерные взаимосвязи искушений. В одной из лекций  он говорит об опасностях, которым в новое время подвергаются люди,  односторонне придерживающиеся материалистического или идеалистического мировоззрения. В таких случаях возникает следующий комплекс взаимосвязей:

"Идеалисты: (их) представления могут легкостать люциферическим; мечтательность, фантастичность, фанатичность.  Воля (тогда) может легко ариманизироваться; деспотичность, тирания.

Материалисты: (их) представления могут легко ариманизироваться; рассудочность, филистерство, сухость, мещанство. Воля (тогда) может легко люциферизироваться; животность, вожделения, нервозность, повышенная чувствительность, истеричность..." (ИПН.190, 28 марта 1919).

Познавая таким образом природу противодействующих развитию  личности духовных сил, мы проникаем до первофеноменов всего того, что так многообразно выражает себя в современном мире, в институтах власти, в конфессиях, в субкультуре, в социальных отношениях, наконец, в оккультизме. Мы начинаем тогда глубинно понимать истоки   кризиса цивилизации; почему политика стала оккультной и столь бесчеловечной, почему религии отчуждают человека от мира, откуда берутся "гении" поп-арта, почему в мире ведется такая страшная борьба за порабощение человеческого самосознания.

Всему этому, с одной стороны, надлежит быть, поскольку ценой противления Богу человек становится индивидуальным духом. С другой  стороны, поскольку Я-сознание уже развилось, человеку следует употребить его на примирение с Богом, направить силы на высшее развитие. "Блудному сыну" уже давно пора вернуться на свою духовную родину.  И он должен хорошо знать, как это сделать, ибо и впредь он еще долго  будет находиться между действиями люциферических и ариманических  сил, которые ему не следует игнорировать, не дано исключить, не дано  победить, — он должен научиться приводить их к взаимному погашению. Таков метод борьбы со злом, основанный на постоянном возрастании индивидуального начала, силы Я-сознания.

Необходимо помнить, что в нашу эпоху Ариман только тогда оказывает опасное влияние на человека, когда у того возникают какие-либо  отклонения в сознании. Но пока оно ясно и бодрственно; не помрачено  ложью, не оглушено субкультурой, не подорвано ложными оккультными  практиками, аскетизмом, страхом, — ни Ариман, ни Люцифер повредить  человеку не могут. Напротив, их противостоянием укрепляется автономный человеческий дух.

Но положение человека становится опасным, фатальным, если он ничего не знает о том, какие темные силы духа ему противостоят, когда он   Люцифера путает с Богом, а Аримана — с Люцифером. Супостаты знают, с какими силами человек образует троичность на земном плане, и ту   тайну всячески скрывают от него, так как проникновение в нее  "...дает   человечеству способность установить равновесие между  люциферическими и ариманическими силами" (ИПН. 194, 21 ноября 1919) и так нейтрализовать их.

Рудольф Штайнер тайну мировой Мистерии борьбы добра и зла запечатлел в большой скульптурной группе, которой он дал название  "Представитель человечества" (см. фото).

Центральная фигура в ней — Христос, каким Он ныне открывается  человеческой душе, способной подниматься к видению эфирных сил. Тогда она может созерцать, как Христос удерживает Аримана (жест правой руки) в мире минеральных сил, указывает ему на его царство меры, числа и веса. Жестом левой руки Христос удерживает Люцифера от   низвержения в бездну и тем открывает ему путь к спасению (фигура   Люцифера напоминает по форме ухо — он имеет особую связь с чувством слуха). В средней части группы Люцифер и Ариман изображены   в их космическом противостоянии. Сверху слева, на скале, изображен   космический юмор: когда человеку открываются слишком потрясающие   мировые тайны, то ему опасно тогда терять чувство юмора.

Стоящим на месте изображенного в скульптурной группе Христа   должен учиться переживать себя человек, но не сентиментально, не ложно романтически и не дерзко, а по принципу: "не я, но Христос во мне".   Тогда человеку достанет сил твердо стоять на земле и правильно изживать карму материализма, искупать первородный грех, не шокируясь   встречами с посланцами сатаны и дьявола — будь то в заводских цехах, в банках, в коммерции, прессе, культуре, в оккультизме и даже вцеркви. Во всех фактах цивилизации заключен смысл. Сильному он в  помощь, слабому — на погибель. Поэтому слабый должен стать сильным. — Через познание. Лишенное воли познание и лишенная познания воля — вот истинные враги человека. Ими деформируется и сфера  чувства.

Все, что окружает нас, снаружи и внутри, возникло не по вине "оплошавшего" Бога, а ради уникального творения Вселенной, ради человека —Иерархии любви и свободы.

Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru