5. Индивидуальный дух и эволюция видов

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

20. ДОБРО И ЗЛО . "НЕИЗРЕЧЕННАЯ ТАЙНА ЗЛА"

5. Индивидуальный дух и эволюция видов

5.   Индивидуальный дух   и   эволюция видов

В эволюции отставание всегда сопровождается оплотнением. Подобно тому, как в жидкости все, что не может пребывать в растворенном  состоянии, выпадает в осадок, так и в духе все, что теряет связь со  всеобщим, обособляется, теряет способность пронизываться всеобщим и  потому, в некоем роде, "коагулируется". Состояние мировой жизни  основывается на четырех эфирах: тепловом, световом и т. д.  Эфирное  пронизывается астральным, в котором  (так это происходит в земном эоне)  и зарождается обособление, отставание. Оно затем вызывает отставание в эфирном, и вследствие всего вместе взятого возникает инобытие, мир элементов: земли, воды, воздуха и тепла.

Рудольф Штайнер разъясняет: "Благодаря сжатию, произошедшему  под тяжестью люциферического влияния, человеческое тело стало тяжелее и опустилось из окружения (Земли) на земную поверхность. Это и  было изгнанием из Рая, о чем нам повествуется в образной форме"(  ИПН. 122, 24 августа 1910). Люциферические духи проявили своеволие;  оно насадило в астральном теле человека вожделения, которые стянули  его в более плотную форму, после чего произошли эфирное и физическое уплотнения. Тогда "идущие вперед боги были вынуждены переместить человека в сферу, расположенную ниже светового эфира, где в  физическом теле возникала смерть. И идущие  вперед боги при этом сказали: ...Да усвоит человек различие между добром и злом, но жизни  он не должен касаться..   От Древа жизни он не должен вкушать" (ИПН.155, 16 июля 1914).

Человек был исторгнут из мира жизненных сил, где он пребывал в   сверхсознательном состоянии и где сознание и бытие были единством.  Он должен был  с тех пор переживать их  разделенными и так, что в  сознании стала возрастать сила индивидуального "я", но не субстанционально; а тайна жизни осталась за порогом сознания и обнаруживала   себя  лишь в инстинктивной  воле. И так будет все оставаться и впредь, пока человек в Я-сознании не научится сам управлять своими жизненными процессами. — По сию пору мы дышим инстинктивно, не осознаем кровообращения, процессов метаболизма.

Процесс индивидуализации человека основывается на обмене с окружающей средой. Поэтому должно было возникнуть два мира: внутренний и внешний. Взаимообмен между ними постепенно дифференцировался в человеке на ряд процессов: питания, дыхания, восприятия. В  эоне древнего Солнца питание и дыхание были одним процессом. Позже, по мере развития внутренних органов, образования кровеносной и  нервной систем, они разделились, а еще позже, в эоне Земли, в Лемурийскую эпоху, органы восприятий у человека открылись вовне; их действие стало представлять собой тонкий (астральный) вид дыхания.

В Библии сказано, что Бог вдохнул в человека "дыхание жизни"(Быт. 2, 7), т. е. человек некогда сделал первый вдох, получил извне  некоторое внутреннее содержание и тем, неизбежно, обособился от Бога. Так было положено начало отделению человека от Бога, что сопровождалось развитием в нем системы внутренних органов. Все они есть  результат обособления, эгоистического замыкания в себе и потому неслучайно носят форму "карманов". И злым человек бывает благодаря  органам;  в них заложена возможность зла (ИПН. 243, 22 августа 1924).  Больной орган концентрирует в себе особенно много зла и потому может даже отмереть.

Органы тела связаны с планетной системой. В начале земного эона   действительно существовала "первичная туманность". Материально она  состояла из одного тепла. Тепло было пронизано единым эфирно-астральным образованием, а все вместе взятое было Макро-Антропосом,  входившим из состояния великой Пралайи в манвантару. В том образовании, скажем, в перво-Адаме, все, что позже выделилось как планеты, было своего рода макрокосмическими внутренними органами. Вот почему астрология, старые формы врачевания ставят внутренние органы человека в связь с планетами. Наши органы действительно являются   микрокосмическим выражением планет: сердце — Солнца, печень —Юпитера и т. д. Но связи тут идут и дальше, до неподвижных звезд, из   мира которых родилась "первичная туманность". На том макроуровне,   вследствие разделения Иерархий, и образовалось противостояние добра   и зла.

Такова в самых общих чертах, скажем, феноменология грехопадения.  В основе ее, как мы видим, лежит грехопадение прафеномена человека. Об этом рассказывается в так называемой розенкрейцерской легенде о сотворении человека, которая более эзотерична, чем библейский  миф. Согласно ей, Адам созерцал в Раю под оливковым деревом Ангела, имевшего вид пентаграммы, стоящей на двух колоннах, которые в  европейской эзотерической традиции известны под названием "Якин"и "Боас". И Адам тогда поклялся никогда не заблуждаться относительно  силы, представленной в тех двух колоннах. Но когда подступило искушение Люцифера, Адам впал в заблуждение, а когда снова отыскал то  место, где ему являлся Ангел, то, как стоит в рассказе Рудольфа Штайнера о той легенде, "...пережил там на этот раз ужас от своего собственного существа. Опрокинутая пентаграмма с одной разомкнутой вершиной — в виде такого знака явился теперь Адаму Ангел, грозя ему  огненным мечом; и Адам бежал" (ИПН. 265, S. 349).

В том образе Адаму открылось не что иное, как его собственный прафеномен, его космическая, планетарная суть, из которой он вычленился в  феноменологию земного становления. Оно же в своей исходной точке  было таково, что все ныне существующие планеты находились тогда  
внутри как бы одного космического тела. По своим размерам оно превосходило, как его описывает Рудольф Штайнер, орбиту современного Сатурна. То тело было скорее эфирным, чем материальным. Оно состояло из эфирных "атомов", и их можно сравнить с пылинками в облаке  пыли. При сверхчувственном рассмотрении можно было созерцать заключенным в те атомы современного человека. Нечто подобное мы  имеем в семени растения. Имагинативно в нем явлено будущее растение, которое может из него вырасти (ИПН. 102, 27 января 1908).


Исходное эфирно-тепловое образование было окружено действием  более высоких, астральных космических сил. В этом смысле оно напоминало "желток" в "яйце" космического бытия. Из него оно выделилось  посредством действия физических (не материальных) сил. Посредством  эфирных сил оно вызвало действие Вселенной на себя. Через собственные астральные силы в нем развилась дифференцированная Солнечная  система, а Земля стала в ней некой самостоятельной индивидуальностью.

Но когда все планеты еще образовывали единое тело, то оно существовало по законам живого организма, и организм тот был прафеноменом микрокосма. Солнце в нем представляло орган питания. Туманность, которую следует считать исходным состоянием земного эона, питалась из мирового пространства. Будущая планета Земля находилась  внутри Солнца, а будущая Луна — внутри Земли (см. рис. 4).

В центре всего образования   находилось то, что можно уподобить желудку. Солнце притягивало отовсюду духовные субстанции, которые достигали его в виде комет, и передавало их тому  центру. Из такого состояния родилась Земля. Эмбриональное  развитие и рождение человека  являются повторением того пра-древнего развития Солнечной  системы (ИПН. 347, 30 сентября 1922). Действие закона единства  фило-и онтогенеза  значительно  шире, чем это представляет себе  материалистическая биология.

Три тела человека — физическое, эфирное, астральное —должны были в начале земного  эона быть приведены в особое  взаимоотношение, чтобы мочь воспринять в себя Я.   Поэтому и потребовался сначала единый планетарный космос. Затем потребовалось сложное регулирование скорости развития. Так, эфирное тело вскоре стало  нуждаться в замедлении развития. Поэтому Солнце и Земля разделились. С Солнцем ушли духовные существа, стоящие выше человека (Иерархии) и развивающиеся несравненно быстрее, чем он. Потом из Земли выделилась Луна и унесла с собой тормозящее развитие человека  астральное наследие эона древней Луны (ИПН. 120, 17 мая 1910).

В целом благодаря "...отделению сил Солнца и Луны от Земли было  установлено равновесие между жизнью и формой... Приходящие (после того) с Солнца силы творили и оплодотворяли жизнь. Что эту  жизнь отливало в твердые, устойчивые формы, приходило с Луны, Луне  мы обязаны становлением физического (в т. ч. и   материального. —Авт.) тела" (ИПН. 107, 27 апреля 1909).

Процесс становление человеческого существа в ту начальную эпоху  Рудольф Штайнер описывает так: сначала человек стал тепловым существом, в нем в той части, которая впоследствии стала головой, образовался некий тепловой орган, что-то вроде эфирной "лампы", напоминавшей глаз сказочного циклопа. Орган давал возможность распознавать условия, годные для обитания. От органа шли в область сердца   силовые линии, лучи; они-то и стали впоследствии кровеносными сосудами; сначала по ним текло тепло, а потом из тепла образовалась кровь.  После тепла в человека вошел свет — первооснова нервной системы."Силовые линии, структурные линии нервной системы — это обретший  форму свет" (ИПН. 98, 17 марта 1908). Люди в то время представляли   собой силовые сгустки света, сконцентрированные вокруг огненной материи, вокруг "лампы".

С разделением Солнца и Земли начался (тут мы употребим понятия   эзотерики, не раскрывая, за недостатком места, их содержания), под  влиянием "музыки сфер", "танец субстанций"; тогда образовались белок  и протоплазма; клетка возникла позже. Не первоначальным был и атом  (что можно понять, лишь преодолев узко материалистический взгляд на  материю). Перед самым выделением Луны из Земли "...из органических субстанций (они еще не были столь плотными и сформированными,  какими они известны естествознанию. — Авт.) выпало пеплообразное,  вызвав (в Земле и в человеке) род затмения, помрачения. До того  существовали одни только белковые субстанции. И вот в белке выступили отложения в виде пепловых облаков. Эти пепловые облака вчленились в органические субстанции всех царств природы..." (Ibid.). Человек вступил в стадию развития, которая в биологии называется эволюцией видов.

Параллельно с описанным разделением планет, субстанций, веществ  шло разделение в мире духовных существ. Когда выделилось Солнце, некоторые духовные существа попытались уйти с ним, но не смогли, поскольку отстали на древней Луне. Это и были люциферические существа. Вернувшись на Землю, они попытались продолжить свое развитие с помощью  человека. Когда ушедшие с Солнцем Духи Формы одарили человека Я,  люциферические духи подступили к астральному телу человека, когда оно   еще было не зрело для развития Я-сознания. Тем была разрушена гармония трех тел человека, о чем говорилось выше. Началось грехопадение.  Макрокосмический прафеномен человека "опрокинулся".

Пентаграмма, как прафеномен микрокосма, есть более чем символ. Она  выражает исходную планетарную констелляцию человека. Человек в  своем истинном облике, к которому он возвращается каждый раз, пройдя  врата смерти, и ныне распростирается до размеров Солнечной системы. В  узких кругах посвященных о том знали всегда. Свидетельством тут могут   служить, например, фигуры Агриппы Неттесгеймского, одну из которых  мы привели на рисунке Зс. Пентаграмма выражает закон, согласно которому человек вписывается в планетный космос. Закон этот не однозначен. Расположение планет по пентаграмме может меняться в зависимости от того, какое состояние человека выражает закон [*Примеч. автора:   Заключенные в скобки знаки планет приведены на рис. Зс согласно указаниям  Рудольфа Штайнера (ИПН. 264, S. 190).. ]

"Опрокидывание" пентаграммы означало кардинальную смену закона эволюции человека. Человек начал как бы выворачиваться наизнанку, двигаясь, если говорить образно, по ленте Мебиуса. И он действительно низвергся на Землю головой вниз. — На первой стадии земного существование он представлял собой растительно-животное образование,  напоминавшее современную медузу. Тем, что впоследствии стало головой, он тогда прикреплялся к дну мирового океана, покрывавшего всюЗемлю, а конечности его простирались в сторону солнечного действия.

Постепенно, двигаясь путем эволюции видов, человек взошел на ступень человеко-животного. У него образовался хрящевой позвоночник и  он, подобно рыбе, мог двигаться в водной среде. И только на переходе от   Лемурийской к Атлантической эпохе, когда начали формироваться континенты, человек принял вертикальное положение. Так, хотя бы органически, его прафеномен вновь принял правильное, вертикальное положение.  Но при этом качественно изменились его опоры, "колонны". Колонна "Боас" вместо "Древа жизни" стала "Древом смерти", — она теперь выражает принцип синей крови в человеке. "Якин" соответствует красной крови. А обе вместе они образуют основу земной жизни человека.

В розенкрейцерской легенде рассказывается, что Зету было дано посетить Рай. Там он созерцал оба древа и взял от них три семени. Он вложил их в уста умершего Адама, и из его могилы выросло могучее дерево.  Оно излучало жар и огонь, который имел вид двух букв "J" и "В" —начальных букв слов "Якин" и Боас". Из того дерева были сделаны две  колонны и перекладина между ними (М), которыми был обделан вход в  Соломонов храм. Левиты бросили колонны в пруд Вефезда, отчего тот  стал обладать целящей силой. Во времена Христа колонны извлекли из  пруда и положили через ручей Кедрон. По ним Христос ходил на Оливковую гору. Потом из них сделали Голгофский крест.

В Библии колонны "Якин" и "Боас" выражены образами Авеля и   Каина. Авель представляет собой ту ступень развития человечества, когда  оно еще стояло близко к Богу, Каин — когда оно начало пользоваться  свободной волей, но благодаря ей и творить зло. Авель еще означает мудрость, но родовую, которая наследуется через кровь. Каин — крепость, силу, обретаемую на пути индивидуального духовного развития. Авель — жрец.  Каин — строитель. Между ними стоит Зет; его образ выражает благочестие, которому надлежит мудрость соединить с силой, небесное — с индивидуальным, культ — с познанием. Зету соответствует балка, лежащая на  колоннах: принцип благочестия, любви, красоты. Христос Своей силой  поднимает ту балку из воды — с астрального плана, и по ней проходит  через ручей (путь в высшие миры), направляясь к Голгофской жертве.  Жертва Христа соединила воедино три ствола: силу, красоту, мудрость —Духочеловека (Атма, "Боас"), Жизнедуха (Буддхи, "Якин") и Самодух (Манас, М) (ИПН. 265, S. 342—351) — триединый дух человека.

Иными словами, после Мистерии Голгофы человеческий прафеномен   опирается на триединство человеческого духа, каким он был сотворен   Иерархиями в течение трех прошлых эонов, а теперь, благодаря овладению Я, постепенно становится индивидуальным человеческим духом. Я   же оживает в тройственной душе; и так силою Импульса Христа человек обретает возможность развивать тройственную душу планетарно,  макрокосмически и с помощью ее триединое тело претворять в триединый дух.

Таким образом, мы видим, что человек переживал грехопадение поэтапно. В процессе его он, через эволюцию видов, с помощью накопления видовых наследственных признаков, достиг состояния группового, родового Я-сознания. Оно до определенного момента сковывало зло, возникшее в результате отпадения от Бога, то зло, которым, фактически,образовано все органическое существо человека. В человеке тут действует Авель-жрец, пресуществляющий субстанции. Но постепенно бессознательный эгоизм тела стал сливаться с осознанным эгоизмом души.  Там он, как и в органах, дифференцируется сложным образом. Образуется сложная взаимосвязь двух родов эгоцентризма, самозамыкания,  вражды. Во всем, говорит Рудольф Штайнер, что обусловлено спинным  и головным мозгом, как инструментами познания, люди воюют по поводу  мировоззрений, религиозных представлений; и это носит более или менее надличностный   характер. "А в связи с тем, органом чего является  система ганглиев... ненависть разворачивается против ненависти"(ИПН. 174, 14 января 1917). Происходит это по той причине, что Я, воплощаясь во все тело, главную точку своей опоры, где оно особенно  сильно проявляется в человеческой восприимчивости, имеет в солнечном сплетении и системе ганглиев.

Рудольф Штайнер описывает указанную взаимосвязь следующим  образом: "...когда человек находится в здоровом состоянии, то Я как бы  сковано в солнечном сплетении и во всем, что связано с ним... Что это   означает? Ведь Я, данное человеку как дар Духами Формы в ходе эволюции Земли, было, как мы знаем, подвержено люциферическому искушению (через астральное тело. — Авт.). То Я, каким его имеет человек, будучи зараженным люциферическими силами, должно бы было  быть носителем злых сил... Оно заражено всевозможным эгоизмом... А  то, что как система ганглиев, как солнечное сплетение живет в человеке,  перешло (на Землю) из (древнего) лунного развития и представляет собой некий род "дома" для Я, в который оно низошло. И оно должно быть там  затворено, сковано. Итак, Я из-за люциферической инфекции  постоянно имеет склонность рождать коварство, ложь, выставлять себя в  свете, а других в тени. Но его сковывает нижняя часть тела. Там это  должно получить отпор. Действуя через нервную систему нижней части  тела, силы правильного развития, прошедшие через древний Сатурн,  Солнце, Луну, принуждают Я не быть злым демоном. Так что мы носим  в себе наше Я скованным в нижних органах тела" (Ibid.). Если же они  оказываются нездоровыми, "...что означает для них нежелание вбирать  в себя все то, что хочет войти в них духовно, что духовно принадлежит  им", то Я в той или иной мере "отпускается во внешний мир"; в нем  тогда возрастают свойства, обусловленные люциферическим  заражением (Ibid.). Так может выражаться физическое нездоровье. [*Прим. автора:  В художественной форме феномен этот описан Стивенсоном в "Повести о докторе Джекиле и мистере Хайде". Мы имеем тут дело с феноменом "двойника". Его  переживает Иван Карамазов, с ним в конце жизни столкнулся Гоголь. ] Но если система ганглиев совсем не способна удерживать Я в своей власти (например, под магнетическим воздействием или от природы), то освобождающееся Я проявляется в феномене сомнамбулизма.

"В нашей человеческой природе, — заключает Рудольф Штайнер в  реферируемой нами лекции, — многое должно быть сковано. Мы, в определенном смысле, сущие дьяволы. И лишь благодаря тому, что мы, проходя регулярное развитие через Сатурн, Солнце, Луну, получили от правильно идущих вперед божественно-духовных сил устройство, которое  сковывает в нас дьявола, лишь благодаря ему мы до определенной степени порядочные люди, к чему сами мы, в силу различных искушений,  не испытываем большого расположения" (Ibid.).

Малоутешительный, надо признаться, вывод, однако, будь это не так,  разве мог бы человек творить столько зла! Но не будем забывать и о  том, что в человеке имеется высшая природа. Исходя лишь из нее, следовало бы ему устраивать все свое земное бытие — от здравоохранения и гигиены до всей системы воспитания и образования. Наконец, в  общественных отношениях к жизни пробивается такая организация социальной структуры, которая, будучи осуществленной, может способствовать решительному обузданию низшей природы человека. Речь тут  идет о социальной трехчленности, о полном размежевании, суверенном  существовании сфер хозяйственной, правовой и духовной жизни. В таком общественном устройстве, кроме прочего, будет обуздана человеческая жажда власти, влекущая за собой неисчислимые бедствия.

В целом жизнь устроена так, что не только Каин не должен убивать  Авеля, но и Авель Каина. Существованию зла человек обязан фактом   своего индивидуального существования. Каин является той частью человеческого существа, которая воспротивилась силам наследственности, сформировавшим Авеля. И человеческое Я еще долго будет бунтовать  против всего группового, полусознательного, авторитарного, против  кровных связей   ("И враги человеку домашние его" — Мф. 10, 36), пока  не обретет силу удерживаться в "золотом треугольнике" Манаса, Буддхи и Атма, что означает силу контроля высшего Я над тремя телами.

Да, человек был изгнан из сферы духа, его сознание лишилось бытия, но Христос протягивает человеку плоды с "Древа жизни", примиряет  Каина с Авелем. "Можно постоянно переживать идеи, проникающие из сферы духа непосредственно в человеческую душу. Но переживать их  можно лишь в том случае, если человеческая душа восприняла в себя  Христа. Тогда мы имеем нечто большее, чем понятие познания; тогда   мы получаем понятие жизни. Если мы зорко следим за Люцифером и  Ариманом, несмотря на то, что и в дальнейшем они будут давать познанию проникать в нас извне (вызывая умирание нервов), и наблюдаем,  как познание приходит от них, то нам должно становиться ясно, какое  действие оказывается на человека благодаря Мистерии Голгофы, что благодаря ей люди получают идеи для жизни" (ИПН. 254, 1 ноября 1915). Но беда в том, что представители религий вступают в борьбу с наукой  и в особенности — с Духовной наукой, Антропопософией. Они не желают избавиться от древнего искусителя. "Они постоянно хотят апеллировать не только к Богу, Который сказал людям, что Он хочет дать им  жизнь и они не должны сами вкушать от "Древа жизни"... Но они еще  хотят апеллировать к люциферическим и ариманическим духам и через  религию раскрыть глаза на различение добра и зла. Религия (как таковая, т. е. не вероучение. — Авт.) желает стать "познанием". Но она не  может им стать, поскольку является жизненной субстанцией" (Ibid.). Супостаты нашептывают представителям религий  мысль вести борьбу с научным и с духовнонаучным познанием, т. е. бесконечно длить братоубийственную войну между Авелем и Каином. Но покончить с тысячелетним   злом способна лишь Антропософия.  Ее импульс "...мог бы состоять в том,  чтобы на Пасху (человек мог) ощущать единство религии, науки и искусства; на праздник Архангела Михаила (29 сентября) — ощущать, как три  сестры, у которых одна мать, пасхальная мать, образуются, пребывают одна  возле другой, всесторонне завершая одна другую" (ИПН. 223, 2 апреля1923). Они суть вестницы триединого Божественного Духа, который желает стать в человеке его индивидуальным духом.



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)


  Рейтинг SunHome.ru