6. Разделение полов

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

20. ДОБРО И ЗЛО . "НЕИЗРЕЧЕННАЯ ТАЙНА ЗЛА"

6. Разделение полов

6.   Разделение  полов

Колоссальным значением для индивидуального духовного становления человека обладает эволюционно обусловленное разделение древнего двуполого человеческого существа (андрогина) на два пола. Вряд ли  где еще, кроме Антропософии, человеку дано познать эзотерическую глубину этого феномена. Такое познание особенно важно в нашу эпоху,  когда именно в сфере пола совершается особенно много отвратительного и злого, питающего мистерии тьмы.

Предпосылки к разделению людей на два пола были заложены в  эволюцию еще в предыдущем эоне, на древней Луне. Все человеческие монады обладали тогда единым групповым сознанием, которое  "ощущало себя как женское". Солнце, уже тогда освещавшее Луну извне, "...ощущалось как мужское. И все знание о том сохранено в египетском мифе, где Изида, женское, являет собой Луну, а Озирис, мужское, — Солнце" (ИПН. 99, 7 июня 1907).

В земном эоне человек был одарен искрой Я, и стало необходимо  вырабатывать индивидуальное Я-сознание. Однако в двуполом человеческом существе для этого не было необходимых сил; они целиком уходили на воспроизводство, на самооплодотворение. Выделением современной Луны из Земли был положен конец наследию древнего лунного эона. Единый духовный центр в человеке, так сказать, ведавший репродукцией и космическим сознанием-отражением, разделился надвое. Начали отдельно формироваться центральная нервная система и органы   размножения — мужские и женские. Раздвижение единого центра повлекло за собой образование позвоночника (с чакрами). Из того же центра вычленились со временем и органы речи.

Разделение полов не сопровождалось возникновением в них взаимного притяжения одного к другому. Тогда на помощь были призваны    духовные силы планеты Венеры: "Благодаря им   любовь в ее самой  подчиненной форме, как притяжение полов, была напечатлена Земле. Такая любовь призвана к тому, чтобы постоянно облагораживаться и современем принять высшие формы" (ИПН. 262, S. 83).

Духовные существа Венеры исполнили на Земле и еще одну миссию.  Они сделали человеческий рассудок продуктивным, направив в него  сохраненную после разделения полов половину производительной силы. С тех пор рассудочность и половая сфера в человеке находятся в  духовной связи, которая нуждается в гармонизации, в облагораживании, если человек желает подниматься к высшим состояниям сознания, вместо того чтобы становиться источником зла.

Дело тут осложняется тем, что, кроме существ Венеры, на человеческое существо в том далеком прошлом оказали воздействие духовные  существа планеты Марс. Они насытили кровь железом (Марс в то время в тонком, полудуховном состоянии прошел сквозь еще неоплотневшую Землю), а еще — внесли в рассудок "некую высшую страстность"(Ibid.). Последнее произошло при участии люциферических существ.  Они внесли в астральные тела людей астральные силы   Марса и тем   насадили в человека страсти, — чтобы его интеллект стал деятельным.   Это был все тот же райский змей. Он приблизился к женской природе,  поскольку она обладает репродуктивной силой. И с тех пор человек пребывает между двумя родами страсти; к духовной и органической репродукции. Будущее принадлежит первой из них, поэтому, утопая в эротике, человек преграждает себе путь в будущее.

В библейском мифе и в Мистериях древности представление о разделении полов облекалось в образы Авеля и Каина. В греческом слово"Авель" означает "пневма" (дух), и оно женского рода. Слово же "Каин"  буквально означает "мужской". В Авеле и Каине противостоят одно другому женское и мужское, но еще не физически, а чисто духовно, на той  ступени, где впервые выступает разделение единого человеческого существа. В Библии это выражено словами: "И был Авель пастырь овец, а Каин  был земледелец" (1 Быт., 4, 2). "Дым", дух, который Бог насадил на Земле,  восходит от Авеля к Богу, а "дым" от Каина остается на Земле. Самостоятельное остается на Земле как "дым" Каина (ИПН. 93, 10 июня 1904).   

Органически процесс разделения полов совершился так, что постепенно прекратилась способность производить размножение в одной человеческой особи. Женская  яйцеклетка  утратила способность оплодотворяться из того же тела; способность оплодотворения перешла к другому  полу. Вместе с тем сложным образом разделилось и все другое: астральное тело, эфирное, задатки к индивидуальному развитию. Неизменным и единым остался лишь высший макрокосмический прафеномен  человека. Он заключен в круг Зодиака и таким образом, что имагинативно в семи верхних знаках  (от Овна до Весов) Макро-Антропос являет собой мужское существо, а в пяти  нижних (от Рыб до Скорпиона) — женское. "Весь круг Зодиака для имагинативного восприятия  имеет вид мужески-женского змееобразно замкнутого существа" (ИПН.316, 8 января 1924). И когда клерикальная идеология ополчается против  "гностического змея" оккультистов, то она тем самым объявляет войну  Небу, ниспровергает саму суть человека, которого Богу, видимо, следовало бы сотворить в соответствии с ее представлениями. Но беда в том,  что когда творил Бог, еще не было клерикалов [*Прим. автора:  Ссылки на то, что существуют темные оккультисты, не оправдывают преследование эзотерики вообще. Иначе, ведь, и от жизни пришлось бы отказаться, посколькуона постоянно творит смерть. Кроме того, если быть последовательным, тогда пришлось бы отказаться и от церковного культа (что и сделали атеисты-большевики), ибо  он — насквозь оккультен.]

Зодиакальный прафеномен человека отражает   план Божественного  творения и заключает в себе всю совокупность земного бытия, которое со  временем разделилось на четыре царства природы. Человек выделил из себя три нижних царства природы, а в будущем вновь вберет их в себя.   Изначально в круге Зодиака   праобраз человека проявился   как совокупность четырех крестообразно расположенных   сил: Водолея-Льва и Тельца-Орла (Скорпиона). И до настоящего времени имагинативно человек являет собой совокупность этих трех животных   и Водолея-Ангела. Ибо то, что  стало в нем головной, нервно-чувственной системой, отторгнув от себя тормозящую  земное развитие часть, породило царство птиц (орел — царь  птиц); лев в этом смысле  имеет отношение к дыхательной, ритмической системе, телец — к обмену веществ. Обо всем этом  повествует Апокалипсис: "И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, четвертое животное подобно орлу летящему" (Апок. 4, 7). (См. фото.)

При разделении полов "...женское физическое тело произошло из  львиной природы, а тело тельца было предшественником мужского тела"(ИПН. 107, 29 октября 1908). Женское физическое тело по сию пору  остается на более духовной ступени; оно являет собой нечто от того,  каким было бы оно, если бы не вобрало в себя материю. В его современном виде, как говорит Рудольф Штайнер, оно, за исключением головы и конечностей, есть иллюзия; формы Венеры Милосской являют  нам женский облик, каким он мог бы стать, воплотившись в земное  полностью.

Мужское тело, наоборот, "перескочило" нормальный пункт погружения в материальное. Формы Аполлона Бельведерского являют идеально  воплощенный мужской облик.

Различия между мужским и женским в физическом тесно связаны с  различиями в эфирном и астральном телах. Так, в жизни женщины  большую роль играет астральное тело, поэтому вся ее организация более  космична, чем у мужчины; через нее скорее открывается то, что составляет тайны космоса; оно богаче дифференцировано, чем мужское астральное тело. "Жизнь женщины — это жизнь фантазии Универсума", перенесенная в материальное. Мужская жизнь "образует контуры" жизни (ИПН. 323, 7 января 1921). Все это начинает проявляться уже в детском  и подростковом возрасте. Так, девочка с 13—14 лет и до 20—21 года  переживает сильное влияние на формирование Я-процессов, происходящих в ее астральном теле; поэтому в ней тогда поднимается дух противоречия, и нужно умело дать ей "отбушевать". Мальчики в этом возрасте остаются более бесхарактерными, они больше замыкаются в себе, но с  особыми мыслями, ощущениями. Отсюда часто проистекает их грубость  (ИПН. 302, 16 июня 1921).

В процессе деторождения женский элемент вызывает подобие. Благодаря ему человек бывает похож на своих родителей и вообще подобен  своим предкам. Мужской элемент специализирует. Женским держится  род, мужское дает индивидуальность ( По этой причине там, где государство строят на расовой основе, национальность  в смешанных браках определяют по матери.) Объясняется это тем обстоятельством, что у мужчины на эфирное тело с особой силой действует Луна, а на физическое — Солнце; у женщин — все наоборот.

Кроме различий имеется и целый ряд взаимопереплетений мужского  и женского начал в каждом поле. У каждого человека, говорит Рудольф Штайнер, "...эфирное тело двухчастно. Эфирное тело мужчины...обладает женскими свойствами, а эфирное тело женщины — мужскими... Человеческая душа строит себе тело подобно магниту, состоящему  из двух полюсов. Она строит себе мужскую и женскую части: один раз  одну часть как физическое тело, другой раз — как  эфирное. Поэтому в  отношении тех  качеств,  которые связаны с эфирным телом: преданности, самоотверженности, храбрости, любви, — женщина может выказывать свойства мужского характера, а мужчина нередко — женского...

Поэтому должно стать ясно, что в каждом человеке, если мы рассматриваем его целиком, мы имеем перед собой явление, состоящее из  двух частей: открытой (внешней), материальной, и скрытой, духовной. И  целостен  только тот человек, который в состоянии с внешним, мужским,  соединить в своем внутреннем женски прекрасный характер" (ИПН.54, 17 ноября 1906).

На разных этапах эволюции преобладаюшую роль попеременно играют то мужское, то женское начало. В последние несколько столетий  преобладаюшую роль в общественной и духовной жизни играет мужское начало. Поэтому культура стала материальной. Она спиритуализируется   лишь в том случае, если в мужчине заявит о себе то, что Гете  называл "вечно женственным". В отдаленном будущем, когда человек  сможет стать выше пола, взойдет к Самодуху, можно будет сказать, что  не мужское и не женское, а "вечночеловеческое туда нас возводит"(Ibid.).

Чтобы достичь той цели, человеку в помощь дан институт брака.   Брак дуалистичен во всех своих составляющих, и он есть единство в   многообразии, единство противоположностей. Поэтому начинаются браки на небесах, до рождения, т. е. они обусловлены кармически.

В Евангелии сказано: "В начале творения человек был создан мужески-женским   (в канонический перевод тут вкралась ошибка)". Поэтому  (в состоянии разделенности) "да оставит он отца и мать и соединитсясо своею женою. И двойственность некогда вновь станет единством, так  что не будет двояких, но будут единые физические тела" (Мк. 10, 7—8;согласно переводу Эм. Бокка). Таким образом, брак, несмотря на всю  кажущуюся свою обыденность, есть Мистерия, в которой каждая из сторон готовит себя к грядущему соединению полов. Муж в жене, а жена  в муже имеет самое непосредственное завершение своего единого  (триединого) существа. Но единство достигается в процессе синтеза,  метаморфозы противоположностей.

В гигантский процесс метаморфоз включен человек, двигаясь к воссозданию в себе изначального, Богом сотворенного образа. Рождаясь  на Земле как мужчина, он получает более закоснелый, чем у женщины,  ум и потому оказывается больше связан с интеллектом, чем с психикой.  Усвоенный им жизненный опыт неглубоко проникает в строющие силы, а отсюда возникает склонность в следующем воплощении получить  женское тело, воплотиться  женщиной. Такую склонность усиливает в  муже жена.

Женщина - более впечатлительна, она глубже, чем мужчина, связана с психизмом, с эмоциональностью, и потому опыт ее жизни глубже  проникает внутрь ее организма, что приводит ее к мужскому воплощению. И опыт, получаемый ею в браке, играет в этом процессе особенно существенную роль. "Мужчина - это карма женщины, а женщина- карма мужчины" (ИПН. 120, 26 мая 1910). Поэтому безбрачие, правомерное безбрачие, есть выражение большой высоты развития индивидуального духа. Однако в любом случае человечество должно  ждать соответствующих условий, когда станет возможным воплощаться  на Земле в более тонкой вещественности. Тогда зрелые души начнут  претерпевать глубокую мутацию. Произойдет воссоединение полов, и органом размножения, как говорит Рудольф Штайнер, станет орган речи. Став причастным к космическому Логосу, человек овладеет магией  слова и станет способен путем произнесения магического слова формировать в тепловоздушной  вещественности  тело, в которое сможет  воплотиться человеческая душа. Да, так это будет, ибо в начале Евангелия от Иоанна сказано: "Вначале было Слово", и: "Все через Него  начало быть".

Чтобы достичь того будущего состояния, человеку необходимо пройти  через глубокое нравственное преображение. Основу его составляет   любовь. Человеку дано переживать ее в низшем и в высшем аспектах.  Впервые он встречается с ней в силу своей природы и так, что у женщины она рождается из фантазии - женщина любит не столько реально человека, сколько созданный ею его образ, — а мужчина "...любит с  желанием... Эту разницу следует всегда иметь в виду, выражается ли  она в более идеальном или реальном смысле. Наивысший идеал может   содержать идеальное желание, а инстинктивнейшая чувственность может быть продуктом фантазии... Женская любовь тонет в фантазии,  мужская  любовь - в желании. Поэтому вместе они образуют то, что в  жизни выступает как гармония" (ИПН. 303, 4 января 1922). А еще:  "Нектаром и амброзией, пищей богов является мужески-женская   любовь людей" (ИПН. 266/1, S. 146).

Гармония, если она осознана, создает условия для высшего развития.  А потому

"...мужчина   и женщина должны свободно протянуть друг другу руки, ибо теперь дух говорит к духу, а не чувственность к чувственности. Такова большая идея будущего"

(ИПН. 93, 2 января 1906). Но ее  до основания разрушает искусственно насаждаемая в наше время всеми возможными и невозможными способами сексуальность. Ибо эта последняя порождается Землей, т. е. в большей мере воздействует на  мужчину, и она также есть источник эгоизма, потому всегда будет порождать насилие. Она в состоянии убить человека (любого пола) как духа; в ней заключена природа Иуды Искариота (ИПН. 96, 1 апреля 1907);  не случайно об Иуде рассказывается тот же миф, что и об Эдипе. Такова  низшая   любовь. У нее имеется две стороны. В том случае, если ее не  топят в сексуальности, а возвышают, то она оказывается страстью, особенно эффективно освобождающей от эгоизма.


Переживание прекрасного, эстетического уже с раннего детства, ослабляет   эротическое  начало  до надлежащей меры. И напротив, антиэстетизм пробуждает в человеке зверя. Поэтому легко понять, почему в мире так тотально торжествует дискотека. Она есть духовная   гильотина, которая готовит "наполеоновские" войны всех против  всех. [*Примеч. автора:   Мы имеем тут в виду логическую связь революционной гильотины во Франциис возникновением бонапартизма.]  Противопоставить ей можно только воспитание чувства прекрасного, которое освобождает человека также и телесно. Тело тогда   перестает его притеснять, а любовь становится способной свой источник, причину перенести из любящего в любимое существо.  Такая любовь преодолевает люциферическое искушение. "В духовной  любви  личный, индивидуальный элемент, можно сказать, эгоистический элемент, вполне правомерен, ибо он отрывает человека от чувственного мира и ведет в мир духовный; он ведет его к исполнению  необходимого долга делаться все совершеннее и совершеннее... Люцифер хочет чувственную любовь сделать подобной духовной. Тогда он   смог бы вырвать ее из чувственного мира и увести в свое особое  царство" (ИПН. 147, 25 августа 1913). Большую услугу ему тут оказывает медицина, отстаивающая, например, взгляд, что половые отношения  необходимы для здоровья или (новейшее "открытие"), что гомосексуальные наклонности, якобы, наследуются, а все унаследованное - естественно и т. д. Однако "в какие бы одежды, — заключает РудольфШтайнер, — подобная "научность" ни рядилась, она инспирирована  Люцифером... Люди не видят Люцифера, когда он сидит у них на шее"(Ibid.). Впрочем, многих, очень многих подобные истины в наш век   ничуть не пугают. Они спрашивают: а почему бы и не Люцифер?  Ответ на это таков: потому "нет", что человека в таком случае ждет  возврат в животное царство, он в таком случае рискует исчезнуть,  погаснуть в Мироздании.

Рудольф Штайнер поясняет: "Современная цивилизация произносит   слово любовь, но в виду имеет эротику... Это отрицание духа. Из силы  любви делают силы эротики. Во многих областях вместо гения любви   выступает, я бы сказал, даже не низший его служитель - эротика, но  противообраз  любви, ее демон...

Таким образом, это нисходящий путь: человек познает гения любви,  переживает одухотворенную любовь, а потом он познает... эротику, подпадает демону любви. И гений любви интерпретируется современной   цивилизацией... как сексуальность. Сегодня говорят уже и не об эротике, желая подступить к любви, а о сексуальности!... Где отрицают гения,  там является демон...

Это в человеческих силах, я бы сказал, — отречься от  собственного  существа" (ИПН. 225, 22 июля 1923). Поэтому во всей совокупности того, что ныне обозначают скабрезным названием "сексуальная революция",  зло получает наиболее открытое, массовое и разрушительное выражение. Торжество этой "революции" есть реквием по человечеству. Она, если воспользоваться словами Рудольфа Штайнера, которыми он  характеризует сексуальность, есть "наихудшее выражение материализма, самое дьявольское явление современности... Сексуальность и любовь   никогда не должны браться вместе. Сексуальность вообще не имеет ничего общего с изначальной любовью. Наука своей литературой породила  тут большую гнусность..." (ИПН. 143, 8 мая 1912).

Так все это выглядело еще в первой четверти XX в., ну а в конце  его мы являемся свидетелями чего-то просто несусветного - открытого, тотального погрома всех духовных ценностей человечества, разрушения  даже генетических видовых основ человека. Приняв во внимание все  то, что говорится в Духовной науке о глубочайших, космически-эволюционных особенностях и взаимосвязях мужского и женского начал, подумаем только, что означает полная   легализация, всеобщая апология, поощрение половых извращений, где уподобление человека животному звучит уже как оскорбление животного царства.

Дело доходит прямо-таки до принуждения, о чем у нас уже шла речь  в главе 18. Упомянутый там проф. Кон, в недавнем прошлом - светило советской целомудренной социологии, воюет теперь за всеобщую гомосексуализацию страны, требует протесты против половых извращений приравнять к проявлениям расизма, объявить войну "гомофобии" в  России. Однако откуда ему, потомственному марксисту, знать, что "гомофобия" у русских, у россиян, как теперь принято говорить, возникает не  от шовинизма, она у них возникает потому, что каким-то чудом им до  сих пор удается сохранять естественные представления о нравственности.

Правда, и с чисто медицинской точки зрения давно установлено, что  к половым извращениям ведет сложный комплекс психических заболеваний. А потому с людьми, страдающими ими, следует обращаться как с  больными. Поскольку же болезни такого рода представляют и социальную опасность (совращения, в том числе малолетних), то им поставлены и определенные правовые ограничения. Заболевания эти коренятся  в нарушениях в гормональной сфере, в психических расстройствах и т.д.; как и всякие другие, они бывают легкими и тяжелыми. У одних болезнь выражается в отвращении к противоположному полу, у других -  в виде тяги к половому акту с животными и т. д. Наиболее тяжелая  форма такого заболевания называется некрофилией. Когда в Москве   был открыт клуб "сексуальных меньшинств", то в нем как раз и возникли группы (или секции - как их назвать?) по формам заболевания.  Если бы какой-нибудь европеец, не признающий иных, кроме гомосексуализма, форм половых извращений и считающий другие формы болезнью, заговорил бы об этом в том клубе вслух, то его просто вытолкали  бы в шею.

Средства массовой пропаганды пока придерживают в тени весь состав этой проблемы и всячески поощряют только одну форму болезни,  выдавая ее за эмансипацию личности. Силой такой пропаганды, поддержанной интеллектуальной элитой мира, государственными и религиозными деятелями (римским папой и др.), все больше захватываются  люди, которые в иных условиях могли бы вести здоровый образ жизни.

Доказать, объяснить тут что-либо становится невероятно трудно. Но  давайте лишь доведем до логического конца ход мыслей, которые поощряет пресса, литература, кино, телевидение. Так, если вы не видите ничего плохого в гомосексуализме, то будьте добры принять за норму и  скотоложество. А что вы тогда скажете по поводу тех, кому нужны маленькие дети? У нас в Союзе (психологически мы продолжаем жить в  СССР), в связи с процессом "демократизации", уже в газетах появляются соответствующие объявления, а потому уже завелись мафиозные  группы, которые воруют или растлевают детей и за большие деньги поставляют их сексуальным маньякам (недавно преступления такого рода  были вскрыты в Бельгии).

Но, повторяем, если подобные разговоры вы заведете в кругах  " либеральной интеллигенции", в среде интеллектуальной "элиты" будь то в  Москве, Париже или Нью-Йорке, то понимания вы не найдете нигде, вас  высмеют, объявят реакционером, ортодоксом, шовинистом и выставят за  дверь. Многие тысячелетия длится двуполое развитие. Но придет время  (это  5-е, 6-е тысячелетие), когда вновь произойдет соединение полов. И тогда  те, кто извращал их отношения, не смогут претерпеть той радикальной  метаморфозы; они будут вытолкнуты из нормальной человеческой эволюции в подчеловеческое, полуживотное царство.

Таким образом, люди эти грешат против эволюции протяженностью  в две коренных расы, поэтому и называют их грех смертным, а Павел  говорит о "суде Божием". Смертный грех ведет ко второй смерти -  душевной. 

Ввиду свой ближайшей инкарнации Ариман особенно заинтересован  в распространении именно этого греха. Грехи  поменьше человек исправляет в процессе реинкарнаций. А потому духи тьмы стремятся укрепить свою власть в людях эволютивно.

Наиболее опасными из духов тьмы являются для человека азуры. И  они, как еще в начале века (в 1906 г.) предупреждал Рудольф Штайнер, "...действуют главным образом в сексуальной жизни, т. е. в физическом теле. Многие сексуальные заблуждения современности инспирируются этим силовым течением... Продуктивная сила является наисвятейшим из всего, чем мы обладаем, поскольку является непосредственно божественной. Чем более божественным является то, что мы  втаптываем в грязь, тем больше грех" (ИПН. 266/1, S. 169).

Половая распущенность, в которую ввергают  человечество, рождает   космический противообраз, Земля излучает в космос стыд, который перед Божественными Иерархиями встает как утверждение: человечество  утратило смысл своего существования!

Сентиментальной проповедью такого положения дел не изменить.  Мистерии тьмы способна противостоять лишь Мистерия Света. И ею  является Антропософия. Поэтому так необходимо, чтобы многие прислушались к ее мудрости, которая указывает способ выхода из кризиса.

Цивилизация страдает от застарелого, хронического кризиса, поэтому  все сиюминутные, спекулятивные поиски выхода из него обречены на  провал. Люди часто даже не понимают, в чем суть этого кризиса. В  самом деле, ну что может сказать, например, антропология, да и университетская психология о сокрушительном действии разнузданного полового инстинкта на человеческое Я, на психическую самоидентичность  личности? Что может культурно созидать психология, опираясь на фрейдовско-юнговскую доктрину всеопределяющей роли "фаллического" начала в духовной и даже религиозной жизни человечества? [*Прим. автора:  Юнговская интерпретация культуры есть не более чем пошлый вымысел. В глубокой древности вообще не существовало полового влечения ради него самого. Все там  было возвышенным жертвоприношением ради продолжения человеческого рода. На человеческую репродукцию смотрели как на нечто священное, как на служение миру.  Низшая природа в нас, какой мы ее имеем теперь, есть следствие люциферического  искушения. Но она предназначена стать в нас высшей природой, о чем знали в древности. "Люди в древних Мистериях, — говорит Рудольф Штайнер, — не были столь  фривольны, столь циничны, не были филистерами, как современные люди. Определенные  символы древних народов, которые теперь воспринимаются как сексуальные символы,  взятые из низшей природы, становятся понятными только в том случае, если знать, что  жрецы Мистерий хотели выразить в них высшее низшей природы" (ИПН. 177, 8 октября 1917). Но как об этом можно говорить с современным ученым, если в его научном  инструментарии главным элементом в таких вопросах является скабрезность?]

Все такого рода учения, рано или поздно, останутся притягательными  лишь для психически нездоровых людей, а к людям, сохранившим душевное здоровье, древняя мудрость заговорит современным языком. Она не  наивная —  мудрость Мистерий; наивны мы — жертвы  фантастических представлений  эпохи  материализма.

В розенкрейцерской легенде рассказывается, что Хираму-Абифу, представителю земной, каиновой, мужской мудрости было сказано, что у него  родится сын, о котором он не будет знать, и от него произойдет новый  род людей. В них совершится соединение двух полов в один. Рудольф  Штайнер, раскрывая внутренний смысл легенды, говорит: "Древнюю  женскую (авелеву, жреческую. — Авт.) культуру сменит мужская.  Женское, как физический облик, отомрет. И мужское должно будет обрести в себе силу производить (нового) индивидуума из самого себя...Когда человек овладеет силой так развивать свою гортань, что слово  (произносимое ею) станет творящим, и словом человек будет производить себе подобного, тогда вся репродуктивная сила перейдет к мужскому роду. Тогда к человеку перейдет то, что некогда было сотворено благодаря богам. Когда было потеряно слово? — Когда возникли два пола.  Оно было (тогда) погребено, спрятано. Сыновья Каина имели его лишь  у своего праотца. Хирам-Абиф  должен был, по меньшей мере, хотя бы  получить о нем пророчество. Но он после того вскоре был убит.

Слово спрятано, но оно здесь. Если бы оно не было спрятано, то человек был бы творящим, как Элоим" (ИПН. 93, 23 октября 1905). Но потерянное слово будет обретено вновь, когда пассивная мужская мудрость (Хирам; почему она пассивная уже было разъяснено) сама в себе пробудит активность - женскую интуицию. Вот почему у Гете и сказано, что

Женственность Вечная  

Туда нас возводит.


В надежде обрести потерянное слово люди в прошлом соединялись  в духовные союзы, братства. Таким, по первоначальному замыслу, было  и масонское братство. И масоны, возможно, обрели бы его, если бы не  пали жертвой политического оккультизма, сделавшего их в XX в. опекунами "сексуальных меньшинств". Остались ли еще в мире масоны, способные следовать своим добрым и даже великим традициям? Ответить на этот вопрос нам не дано. Но еще в начале века истинный  масон мог сказать себе или среди своих: "Все, что не происходит из  распространенной в мире науки, произошло от женского жреческого  господства древних времен. Мы не хотим это просто преодолеть; нет,  мы хотим образовать новую спираль бытия; мы сами должны дать  мужскому, каинову знанию   интуицию. Но этого не сделать, если мужчина обретет силу благодаря тому, что женщина станет соучастницей в  познании тайны. В тот момент, когда она была бы произнесена перед  женщиной, все в целом утратило бы свою действенность" (Ibid.).

Такова была причина, почему женщин долго не принимали в ложи.  Орган слова связан с полом. Поэтому у мужчины с наступлением половой зрелости ломается голос. "Вы также поймете, — продолжает Рудольф Штайнер в цитируемой лекции, — почему масон говорит: вообще лишь мужчина призван к тому, чтобы произнести потерянное слово  и дать ему прозвучать вовне; только по-мужски построенная гортань в  состоянии сказать то, что может быть достигнуто с помощью потерянного слова... Женская гортань осталась как рудиментарный орган. Мужская гортань преобразуется в орган будущего" (Ibid.).

Так говорили масоны в XVIII в., отчасти — в XIX в. Но в том же  XIX в. связь их с реальностью внешнего мира была утрачена. Вместе с  тем была утрачена и женская мудрость, а потому не стало и высших  градусов — хранителей женской мудрости. Процесс этот до известной   степени закономерен. Для выработки предметного сознания человеку  необходимо пройти через эпоху материализма, исключающую жреческую мудрость. Поэтому древняя мудрость ушла, и человек должен жить  во внешнем мире. Однако уже пришла пора воспринять мудрость, стоящую вне пола, которая по своей сути ни мужская, ни женская. Это мудрость Антропософии. Здесь в женщине работает ее мужская часть, а в  мужчине — женская. В познании здесь мужское и женское встречаются на высшем плане. Так Антропософия восстанавливает гармонию единого человеческого существа.

Приход Антропософии в мир готовился в целом ряде духовных течений, в том числе и в масонстве. Когда в XVIII в. в нем были учреждены так называемые "ложи усыновления", куда начали принимать  женщин (Жорж Сайд была одной из них), то с этим шагом началась  подготовка к соединению полов. Членом такой ложи была Е.П. Блаватская. Но что из этого вышло к середине XX в., может вызывать лишь  нравственное потрясение.

И теософское движение имело задачу преодолевать односторонность  мужского устремления, однако вскоре о том было забыто.

"Во всем средневековье, — говорит Рудольф Штайнер, — проводилось огромное подготовление к тому, чтобы духовно породить в мужчине другой пол. Человек путем концентрации рождал в себе, сначала  как мысль, то, что в будущем должно возникнуть в нем как бытие.Поэтому во всем средневековье, в качестве подготовления к будущему  состоянию, был распространен культ Марии. Он является не чем иным,  как концентрацией души, имеющей целью породить женское начало в  мужском". Женщина идет к той же цели в культе Иисуса. Наконец,  заключает Рудольф Штайнер, "вы сами видите, какая путаница наступила с появлением известного ордена, покончившего со всем тем и возжелавшего отвоевать назад женскую мудрость. Дело там сводится к  господству над миром. Если хотят остаться со старой мудростью, то для  старых сил должен быть завоеван мир. Таков орден иезуитов. Он сознательно поставил себе такую цель. Поэтому так остро противостоят  один другому иезуиты и масоны" (Ibid.).

Так в сложном переплетении искажается один из важнейших принципов эволюции. С одной стороны, извращенно упраздняется различие  полов, с другой — оно до предела обостряется. В католическом движении  маринян (служителей Деве Марии) провозглашается претензия на универсальное господство женского принципа; в религиозном фундаментализме ислама и др. женщина отбрасывается в рабское состояние. Так  атакуют человечество с двух сторон люциферические и ариманические воинства. Затопить самосознание необузданной сексуальностью стремится одно воинство; целибат! — провозглашает в качестве идеала — другое. Но к взаимопогашению действие супостатов человек приводит, облагораживая половую любовь, воспитывая в себе любовь к прекрасному  и развивая духовные интересы.



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)


  Рейтинг SunHome.ru