1. Человек "на конкретном языке мироздания"

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА IV. МИКРОКОСМ, МАКРОКОСМ И СЕМИЧЛЕННЫЙ ЦИКЛ ГЛАВНЫХ ПРАЗДНИКОВ ГОДА

1. Человек "на конкретном языке мироздания"

ГЛАВА   IV


МИКРОКОСМ,   МАКРОКОСМ


И  СЕМИЧЛЕННЫЙ   ЦИКЛ   ГЛАВНЫХ  ПРАЗДНИКОВ  ГОДА



1. Человек "на конкретном языке мироздания"


В понятиях духовной науки тезис: "Человек есть творение Божие", — раскрывается как взаимосвязь микрокосма и Макрокосма, чем определяется взгляд на человека как на малое выражение всего Мироздания, Универсума. Из подобного взгляда мы исходим на протяжении всего нашего исследования, но он требует также и особого рассмотрения.


Понять человека как микрокосм — составляло одну из главных и труднейших задач ученика древних Мистерий. В новейшее время к ней должна была бы восходить любая из областей понимающей себя науки.


В Духовной науке взгляд на человека, как на микрокосм рождается с абсолютной неизбежностью. Мир и человек встают в ней как две стороны единого целого и потому взаимно объясняют друг друга. Без человекопознания нет миропознания, без миропознания остается загадкой человек. Человек — истинное дитя макрокосма, из которого он рождается и в который он, умирая на Земле, возвращается. Войти в подобное воззрение, овладеть им настолько, чтобы оно служило задачам повседневной жизни, — дело нелегкое, однако лишь благодаря ему преодолевается абстрактный характер духовного познания.


Антропософия рассматривает Вселенную как состоящую из множества миров, но не материальных, а духовных. В истинном смысле слова миры — это во всех отношениях качественно различные формы и уровни бытия, развившиеся из единого праисточника, чем обусловлена их никогда не прерывающаяся взаимосвязь. Каждый уровень бытия уникален и таковой же является органическая жизнь на Земле. У людей имеются "братья по разуму" во Вселенной, но с помощью радиотелескопов с ними связи не установить. Не добраться до них и на космической ракете. Чтобы встретиться с ними, нет необходимости даже выходить из дома — нужно лишь научиться повышать уровень своего сознания.


В неоднократно цитированной нами книге "Антропософия. (Фрагмент)" Рудольф Штайнер дает понятие четырех миров. Первый из них — "высший духовный мир". Действующие в нем силы формируют "образования, представляющие собой живущие в самостоятельной вещественности переживания органов чувств. И этим образованиям напечатлены задатки к формированию органов жизни...". Во втором, "нижнем духовном мире" силы "формируют такие образования, которые питаются овнутренным (verinnerlichten) веществом. Силы второго мира добавляются к первым как такие, которые, собственно, и овнутряют вещество (материю)... Формирующие силы второго мира добавляют к ...задаткам органов чувств такие органы, которые находятся во взаимосвязи с внешними веществами". Третьим идет "астральный мир", где пребывают силы, формирующие органы чувств, а органы жизни действием этого мира делаются способными воспринять в себя органы чувств. Наконец, четвертым (миром) является наш, физический, мир, в котором мы получаем переживания чувств и вырабатываем индивидуальное сознание (45; с.99).


Человеку, поверхностно знакомому с Антропософией, такое описание миров может показаться необычным и мало понятным. Но оно в наибольшей мере подходит целям нашего исследования. Чтобы сделать его более понятным, укажем на его связь с семью состояниями формы (глобами), которые были приведены в начале главы I. Но состояния формы — это ступени эволюции, метаморфозы, у нас же сейчас речь идет о мирах, т. е. не о временном, а о пребывающем существовании ряда ступеней бытия. Чтобы соединить одно с другим, нужно представить себе, что, разворачиваясь в ряде форм, бытие нисходит по их ступеням вниз, вплоть до физического. При этом каждая пройденная ступень не упраздняется, иначе прервалась бы связь нисходящего бытия со своим первоисточником. И поскольку они остаются, бытие имеет возможность, достигнув своих конечных целей в физическом, вновь восходить. И вот тогда ступени упраздняются одна за другой и в конце концов наступает пралайя.


Ныне переживаемый нами макрокосмос в его физическом явлении представляет собой откровение ступеней низошедшего вплоть до материи духа. То, что Рудольф Штайнер называет "высшим духовным миром", являет нам себя в мире неподвижных звезд. С переходом от зодиакального круга к планетной системе следует вести речь о "нижнем духовном мире". Третий мир — сама планетная система; четвертый — Земля. Не следует пытаться слишком жестко  определять границы этих миров, поскольку здесь перекрещивается ряд аспектов. Взять хотя бы такой факт: мы говорим о высшем духовном мире, относя его к зодиакальному кругу, который явлен нам физически в виде скоплений светящихся звезд. Но наравне с этим, как нам быть с уже принятым делением на физический, эфирный и астральный миры?


Заметим себе, что в вышеприведенных определениях Рудольф Штайнер говорит о силах, действующих из четырех миров на человека. И именно с такой точки зрения мы и попробуем эти миры понять. Вероятно, целесообразно в первую очередь говорить о действии четырех родов сил в Мироздании, а затем — о ряде сфер, в которых их действие осуществляется. Возникающая картина, если попытаться взять ее во всем объеме, необычайно обширна. Но для понимания ее сути достаточно представить ее себе в связи с многочленным человеком.


Итак, построим картину того, как разного рода космические силы, действуя в различных сферах бытия, отражаются на образовании существа человека. Тогда мы создадим себе представление о нем как о микрокосме. При этом скажем заранее, что не настаиваем на абсолютной достоверности всех элементов такой картины. Она есть не более чем приглашение читателя к размышлению. Но мы утверждаем, опираясь на все содержание нашего исследования, что принцип ее построения верен (табл. 7)[ 99 ].


Св. Дух Сын Отец Триединство
Сферы астральное эфирное физическое Я
Зодиак скелет кровь облик тела, его рельеф 12 мировоззрений (см. ИПН. 151)
Планеты внутренние органы лимфа (железы) сферическая форма 7 душевных  настроений  (151)
Земля кожа водный организм выпрямление,
вертикальное
положение
монотеизм
Человек восприятие чувств жизненные процессы сознание, мышление я-сознание

Табл. 7


У внимательного читателя-антропософа в душе должен жить вопрос: Что же представлял собой древний Сатурн субстанционально? С одной стороны, он возник в астральном мире, а с другой — был началом физического бытия в Мироздании. Но тогда чем же была воля Престолов, которую они принесли в жертву в начале нашего цикла творения? О ней, мы считаем, следует говорить как о вполне самостоятельном физическом принципе творения, исходящем от Отца. Пусть, в конечном счете, он пребывает в высшей астральности, но это не сама астральность, даже в ее высшем состоянии. На всех приведенных в табл. 7 уровнях бытия физический принцип (как сила, закон) выражает себя самостоятельно и по-разному, действуя в диапазоне от Духочеловека до минерала. Если взять его высшее проявление — звезды, то с нижнего уровня бытия, с Земли, оно являет себя как свет и цвет. Но если бы возникла возможность удалиться от Земли на достаточно большое расстояние, сохраняя восприятия чувств, то на месте сияющих точек открылся бы прафеномен их света — духи 1-й Иерархии, как носители физического принципа в высшем духовном мире.


Самостоятельно действует в Мироздании и принцип Триединого Бога. Астральное, эфирное и физическое — это лишь Его инструменты. Однако у них имеются и многообразные формы самобытия. Нисходя из сферы в сферу, они метаморфизируются одно в другое: эфирное зодиакального круга выше астрального планетной системы и фактически образует ее; астральное планетной системы сгущается в ее же эфирное. У Земли свои эфирное и астральное тела. Наконец, ими обладает отдельный человек, и у него они опять-таки другие. Все это разная эфирность и астральность. Имея это в виду, мы уже с пониманием встретим сообщение о том, что физическая форма (глоба) сгустилась из астральной, а физическое бытие возникло из эфирного, сгустившегося, в свою очередь, из астрального.


Четырехчленный человек является произведением и отображением всех четырех миров в их действии через три сферы бытия и, в результате, образует собой еще одну сферу. Из рассмотрения эволюции мира мы уже уяснили, что физическое тело человека — это не просто совокупность веществ, и что возникло оно в высоко духовном бытии древнего Сатурна. Тот высший духовный мир и поныне остается истинным местом происхождения физического тела. Там хранится его "первоформа" как совокупность сил, которая, нисходя по ступеням Иерархий, облекается эфирным и астральным телами в соответствии с той последовательностью развития, которую она проходила в предыдущие эоны. На Земле она становится носителем индивидуального "я" и облекается физической вещественностью, до того действуя как чисто духовный импульс. Так обстоит в отношении общечеловеческого воплощения физического тела в земной эон.


Прямо противоположным образом идет эволюция индивидуального "я". Сначала оно индивидуализируется в астральном теле, благодаря ощущениям и восприятиям чувств, потом начинает мыслить, приобретает душевные качества, мировоззрение и постепенно начинает осознавать свое эфирное тело, В отдаленном будущем человек научится своим сознанием управлять также и собственными физиологическими процессами. Таким образом, человек пребывает одновременно в двух потоках развития:Табл. 8



Первый поток несет его от инкарнации к инкарнации сквозь весь земной эон. Второй поток образован индивидуальными усилиями, совершаемыми ради одухотворения (вплоть до физического тела). Из совокупности обоих потоков возникает подвижный центр индивидуального "я".


Существенно также отметить, что физическое тело человека фактически пребывает там же, где и его высшее Я, то есть в аспекте Духочеловека. Нужно постараться не принизить величественный образ творения сонмами богов истинного прафеномена того, что мы носим на Земле как наше физическое тело, и тогда для нас окажется естественным увидеть этот прафеномен запечатленным в необъятном круге неподвижных звезд, в круге Зодиака. Рудольф Штайнер говорит, что физические звезды суть лишь знаки, указывающие на место обитания различных колоний могучих духовных существ. Это они из окружения древнего Сатурна творили на нем зачаток физического тела человека. В дальнейшем их космическая деятельность была закреплена в виде высокодуховной сущности, обусловившей на Земле огромную эволюцию видов. Она, как чистый прафеномен, действовала в ней в виде совокупности законов природы, как воля к сознанию в феноменальном мире.


Путем многообразных метаморфоз прафеномен вычленил из сложной совокупности эволюционных процессов, где образовывались также и отставшие формы бытия, ту земно-физическую форму, которая и смогла отразить в себе или от себя (вспомним об аналогии мышления с процессом осязания) строящие ее духовные существа, мыслесущества. В процессе отражения, или обособления от истинного духовного мира, образовалась оболочка низшего "я". Все "я" построено, фактически, на оппозиции человека Богу. Оно  люциферично, в нем сидит первородный грех. Но человеку оно дает первую ступень поволенной Богом свободы, исходя из которой человек вновь возвращается в лоно Божества, но как Иерархия свободной любви.


Путь человека через эволюцию видов начался в ту отдаленную эпоху, когда Земля уже вычленилась из мирового эфира и существовала лишь в эфирно-астральном состоянии. Ее собственная астральность содержала плоды предыдущих эонов, включая все вожделения отставших, люциферических существ. Силой тех вожделений стала сгущаться теплота, а всеобщее астральное тело человечества (Адам) стало отторгать от себя отставшую астральность, из которой образовалось царство животных. То, что было отторгнуто в первую очередь, образовало царство рыб. Всечеловек Адам соприкоснулся тогда с тепловой вещественностью, ступил на Землю. В результате соприкосновения развилось то, что мы теперь имеем как ступни наших ног. Происходило это в то время, когда Земля находилась в созвездии Рыб и действие его сил было преимущественным. Следующий этап метаморфозы воплощения Адама разыгрался в знаке Водолея. Но прежде, чем Земля созрела для нового этапа, она не единожды обошла весь круг Зодиака, и т. д.


В искусстве существует замечательный образ Христофоруса, выражающий эзотерическую тайну человека. Христофорус — это человек, несущий на плечах Младенца Христа, в котором заключена вся "тяжесть", все судьбы мира. Существуют изображения, где Христофорус стоит на плывущей рыбе, но чаще он просто несет ее с собой. Легенда рассказывает, что к Христофорусу (прежде его звали Офферус), обладавшему огромной силой и давшему себе зарок служить только самому сильному существу в мире, подошел ребенок и попросил перенести его через реку. Река, следует понимать, есть граница, отделяющая сверхчувственный мир от чувственного. В направлении к чувственному миру ее пересекают "блуждающие огни" из "Сказки о зеленой змее" Гете. Иероним Босх окружает образ Христофоруса рядом сцен, выражающих задачи культурно-посвятительного пути. Мы видим человека, вешающего медведя, что символизирует победу души над низшими вожделениям. Такова обратная метаморфоза, идущая снизу вверх согласно гетевскому принципу "умри и будь", а не силой абстрактной теологии, представленной на картине Босха в виде монаха, карабкающегося по сухому дереву за папской тиарой.


Описываемую Духовной наукой эволюцию физического тела в известной мере выражает биогенетический закон, но в силу материалистических представлений в нем остается без соответствующей интерпретации замеченный наукой факт прохождения  эмбрионом через все стадии развития мира — от минерально-кристаллической до животной. А именно это дает человеку возможность воочию убедиться в том, что физическое тело ткется всем макрокосмосом. Всякий раз, как человек приходит на Землю, его тело рождается из сил макрокосмоса. В знаке Овна начинается движение к воплощению, в знаке Весов, как об этом говорится в Духовной науке, физическое приходит в связь с душевным, а в знаке Рыб мы ступаем на Землю, рождаемся, и начинаем индивидуальный жизненный путь с переживания чувства жизни. Двенадцатичленная природа макрокосмоса отражается в форме земного тела, и эта форма есть истинное откровение действующих в ней высших духовных сил. Рудольф Штайнер дает замечательный образ человеческого эмбриона как микрокосма (208; 28.Х), (рис. 46). 


Рис. 46В этой форме действует весь Универсум — как мир неподвижных звезд, так и планеты, и Земля. Действие Зодиака с особой непосредственностью выражается в формировании головы. Но далее идущее извне действие "сдавливается" действием иного рода, приходящим изнутри Универсума, где господствует мир планет. В целом человеческое тело есть результат действия трех обликообразующих сил. Одна из них действует извне вовнутрь и имеет тенденцию к образованию сферы, космический образ ее — свод неподвижных звезд; вторая сила действует линейно, по радиусу, идущему от поверхности сферы к ее центру; третья сила опосредует действие двух предыдущих, образуя петли и лемнискаты движения планет (323; 12.1) [* Таково их движение, открывающееся с геоцентрической точки зрения, которая не является чисто математической условностью, о чем догадалась уже и материалистическая астрофизика.]. К этому следует еще присовокупить особое действие Луны и Солнца, о чем подробнее будет сказано ниже. Все перечисленные действия хотя и выражаются в материальном мире, но свой первоисточник имеют в духе. В человеке самым непосредственным образом на это указывает феномен сознания. Но поскольку физическое не может существовать без эфирного и астрального, а у человека оно еще есть носитель "я", то вся взаимосвязь микро— и макрокосма сводится к следующему: 


"1. Физическое тело — эхо круга Зодиака.


2.  Эфирное тело — эхо движения планет.


3.  Астральное тело — переживание движения планет.


4.  "Я" — восприятие эха круга Зодиака" 


(209; 18.ХII).


Таков человек "на конкретном языке мироздания". Нам этот образ уже знаком в связи с тем, что мы получили в табл. 7 и 8. Приведя его во взаимосвязь с тем, что дано Рудольфом Штайнером в лекции от 18 апр. 1920 г. (ИПН. 201), мы получим состав микрокосма, который будет опорным в наших дальнейших изысканиях.


1. Круг Зодиака,  
     зодиакальная
сфера
Я весь облик человека физ. тело — эхо круга Зодиака 
2. Сфера планет эфирное внутрен. движение (крови, лимфы и т. д.) эф. тело — эхо движения планет
3. Элементарный  (астральный)           мир астральное действие органов жизни астр, тело — пережив. движ. планет (мысль, чувство, воля)
4. Земля физическое обмен веществ "я" - восприятие эха круга Зодиака (свод мировоззр.)

Табл. 9


Как и в предыдущих исследованиях, мы сознательно формируем этот состав (образ) антропоцентрически* , что позволяет нам большой Космос рассматривать как Макро-Антропоса — прошлое, настоящее и будущее человека, совокупность вечного и преходящего[* Будучи взятым в иных аспектах, он не становится неверным, а только видоизменяется. Видя дом с одной стороны, знать, что у него есть еще три, не означает быть релятивистом.]. Только в нём человек в полной мере явлен как совокупность тела, души и духа. Действия макрокосмоса на Землю двухмерны. Лучеобразно они достигают Земли с одной стороны и уходят в другую, в бесконечности возвращаясь к одномерности своего первоисточника. В своем действии на Землю они приходят со всех сторон Мироздания — так образуется трехмерное сферическое действие, стремящееся уподобить Землю своему первоисточнику — сдавить ее в точку. Подобным же образом действует на все физическое Земли Духочеловек и так выражает он себя в чувстве жизни в отдельном человеке. Этому намерению Духочеловека противится бытие трехмерного пространства: движением планет его действие  многообразно модифицируется, оно, попросту говоря, ставится в различные угловые отношения к объекту. Идеальное выражение это находит в кристаллических формах минералов. Подобным же образом взаимодействием физических сил Зодиака и планет (в особенности Луны, т. к. с нею из Земли вышла наиболее грубая вещественность) должно было бы образоваться и физическое тело человека.


Свою лепту вносит и Земля. Она пронизывает действие макрокосмических  зодиакальных сил своим эфирным телом, и то, что под его действием выходит из-под влияния чисто физических сил (органический мир), принимает шарообразную форму. По этой причине Земля (и все планеты) круглая, круглую форму стремятся принять растения — клетки, кроны деревьев, плоды. И если в мире не все идеально кругло, то причина этого кроется в частичном перевесе физических сил Земли и Зодиака (например, силы тяжести, кристаллизации) над эфирными силами. Но там, где эфирные силы  действуют без помех (в элементе жидкости), образуются шарообразные формы. Их действием позвоночник животного располагается параллельно земной поверхности. Он, с одной стороны, имеет тенденцию уйти в обе стороны в бесконечность, а с другой — замкнуться в окружность. Рудольф Штайнер дает весьма характерный образ животного, в котором видны указанные тенденции (208; с. 148).


Рис.Материалистическому сознанию такая картина не говорит ни о чем; наша же задача — увидеть физическую форму как откровение сверхчувственного, как врата в сверхчувственный мир. Человек, благодаря обладанию индивидуальным "я", вырвался из-под чрезмерного влияния земных и космических сил и пришел к прямостоянию. И хотя в период эмбрионального развития он подчинен силам Зодиака, но приходящее к воплощению "я", двигаясь в обе стороны — к голове и к конечностям. — стремится простереть их за пределы круга Зодиака, навстречу деятельности высшего Я. Достичь своей цели ему удается лишь отчасти. В человеке животное начало противодействует импульсу "я". Это выражается в том, что то, чем хочет стать животное, человек имеет лишь в голове. Действием высшего Я в человеке обусловливается линейная тенденция к выпрямлению, но в голове она сильно модифицируется эфирными силами планетной системы, поэтому голова превращается в шар. Что при этом остается в шаре головы от зодиакального действия — это его наибольшая, по сравнению с остальным телом, минерализация. Голова является своего рода "Землею" человеческого существа, а прообраз она имеет в Солнце — средоточии эфирных сил всей планетной системы.


Прямо противоположным образом обстоит дело с конечностями человека. В них макрокосмическая тенденция Я побеждает планетарную в образовании формы. Что остается в них от действия планетной системы — это большая, по сравнению с головой, насыщенность мышечной тканью и кровеносными сосудами.Итак:


голова — сильное действие импульса "я" и слабое Я; шарообразная форма за счет победы эфирных сил планетной системы; Макрокосм выражен в минерализации:


конечности — сильное (бессознательное) действие Я и слабое "я"; линейная форма за счет победы физических сил макрокосма; планетной системой обусловлена наименьшая минерализация.


Туловище находится в среднем состоянии между головой и конечностями. Своей формой оно в некоем роде напоминает лунный серп, т. е. стремится, как и голова, стать шаром, но в эту тенденцию снизу вторгается импульс высшего Я, что выражается даже в форме ребер: вверху они сомкнуты, а  книзу — расходятся.


Рис.47У Рудольфа Штайнера мы находим совокупный образ человека, данный в виде рисунка (293; с. 155), (рис. 47). В нём большая сфера выражает макрокосм, включающий в себя всего трехчленного человека тела, души и духа — Макроантропоса. В наибольшей мере ему соответствуют конечности. В своей тенденции простираться в обе стороны они смыкаются в бесконечности в круг, объемлющий все Мироздание. В земном то, что мы имеем как руки и ноги, есть лишь маленький, овеществленный фрагмент этого духовного импульса. Поэтому  конечности являются наиболее одухотворенной, но и наиболее бессознательной частью тела. Грудь является выражением взаимодействия тела и души. Присутствие космического духа в ней индивидуализировано, что выражается в душевном элементе. Дух не позволяет материи насытить весь "шар" груди, присутствует в нем подобно духовному Солнцу в серпе Луны. Рудольф Штайнер говорит о лунном серпе как о праобразе Святой Чаши, в которой святым причастием покоится духовный диск Солнца, поскольку физическое действие Солнца в затемненной части Луны заслонено Землей, а там, где физическое действие ослаблено, всегда возрастает духовное действие. В наименьшей мере космический дух достигает головы. Физически там может проявиться индивидуальный дух. Голова в отношении ее физических сил, обусловливающих мышление, подобна полной Луне. Свое выражение эти силы находят в  умирании нервной системы; ими же сформирован мозг. С точки зрения эфирных формообразующих сил. Луна есть выражение действия Солнца, всецело достигшего физического плана.


Если теперь мы представим себе, что Сатурн, как самая внешняя планета Солнечной системы [* Уран, Нептун и Плутон вошли в эту систему из иных миров, они не имеют прямого отношения к тому развитию, через которое прошла Солнечная система со времен древнего Сатурна.], является некоего рода представителем действия более высоких космических сил в планетной системе, образует для них опосредующее звено, то духовный прафеномен земного человека можно увидеть в сочетании трех планет: Солнца, Луны и Сатурна.


Рис.48Прафеномен этот не единственный, но он важен для нас тем, что представляет собой итоговое состояние, к которому человек пришел в результате развития в первые три эона. Этот человек, наделенный групповым "Я" в земном эоне, есть всецело творение Элоима Ягве. В онтогенезе ему соответствует эмбриональное состояние и первый период детства. Но далее приходит новое. Оно обусловлено индивидуальным развитием, в котором данный прафеномен как бы отступает на задний план, в сокровенное, откуда вновь извлечь его можно лишь с помощью науки посвящения.


Таков трехчленный человек в своем облике, который возникает не без активного влияния того, что разыгрывается внутри человека. А там развиваются внутренние органы, жизненные процессы, формируются органы восприятия. Внутренние органы получают свою форму в результате противостояния земных и планетных сил. Земля стремится дать органам шарообразную форму извне, планеты действуют изнутри, более духовно. В результате органы получают форму "мешков" или "карманов". Рассмотрим, говорит Рудольф Штайнер, глазные впадины, носовые проходы, аппарат пищеварения, начинающийся от губ и завершающийся желудком, — повсюду мы видим сочетание карманоподобной формы с шаровой (208; с. 143). Даже сердце, печень, легкие имеют форму карманов, только сильно модифицированных, с утолстившимися стенками, сильно обособившихся в себе. Но как формой головы, хотя она и напоминает земные образования, человек обязан действию внеземных сил, так и формой карманов он обязан действию сил Зодиака, благодаря чему, несмотря на внешнее сходство, органы человека отличны от органов животных, — в первую очередь тем. что в них заложены  предпосылки к выработке самостоятельных органов чувств. Мы уже отмечали, что все человеческое тело есть совокупность органов восприятия; тело же животного есть преимущественно только аппарат пищеварения. Поэтому органы чувств — это не просто "карманы", а "карманы" с неким наполнением. Например, глаз — это не просто глазная впадина, она заполнена сложным устройством, способным мыслить на свой лад. Формы других органов чувств имеют столь сложное наполнение, что его не так просто распознать, поскольку оно целиком духовной природы.


Итак, уже в своем физическом теле человек представляет собой микрокосм, находящийся в многосторонней связи с макрокосмом. Мы вправе рассматривать человека как центр Мироздания, а вернее — все Мироздание как Макроантропоса (хотя это и не будет единственным взглядом на природу Мироздания). Тогда 12 духовных областей зодиакального круга предстанут нам как двенадцатичленное силовое физическое тело человека, объединенное высшим Я, стоящим не в центре этого круга, а объемлющим его извне. Внутри этого единства действие идет извне к центру. Так действует макрокосмическое Я. Оно проходит сферы семи планет и достигает человека, порождая в нём внутренние органы. Сами планеты, при таком взгляде на вещи, представляют собой внутренние органы Мироздания, но в эфирном бытии. Они суть внутренние органы Макроантропоса. Юпитер — это печень, Солнце — сердце, Венера — почки и т. д. Проходя врата смерти, человек возвращается к своей макрокосмической сути и живет в ней, каждый — в своей, поскольку пространственные отношения тогда упраздняются. Рудольф Штайнер дает прекрасное описание Макроантропоса. Мы приведем его, несмотря на то, что оно довольно обширное. Он говорит: "...мы имеем картину, возникающую из движения планет, и в ней нам открывается небесная картина того, что выражается в человеческом существе, в нервах, в железах. ...Когда мы рисуем нервную систему и секреторные железы, то с каждым штрихом мы рисуем физическую картину движений планетной системы, какой она видна духовному взгляду. ...Когда мы поднимаемся от имагинации к инспирации, то движения исчезают. "Видение" в узком смысле прекращается, начинается духовное "слышание". Бывшее ранее движением делается смутным, пока не превратится в картину, видимую как бы в тумане. Но от этой картины начинает течь музыка Космоса, начинает слышаться духовно-космический ритм...


Если мы хотим изобразить это на нашей картине, то мы должны взять кисть и, следуя по ходу нервной системы, быстро сделать здесь мазок красным, там — синим, здесь опять красным, там опять синим и т.д, вдоль всех линий нервной системы. В некоторых местах мы почувствуем побуждение остановиться, мы не сможем идти дальше; мы должны теперь на картине нарисовать законченную "форму", чтобы выразить то, что мы слышим духовно. ...И то, что мы сейчас нарисовали, есть не что иное, как путь, вдоль которого течет кровь. Когда мы доходим до какого-либо органа — сердца или легких, или органов, которые получают нечто из внешнего мира или из субстанций внутри самого тела, — то мы должны в этих точках нарисовать формы, так или иначе привязанные к руслу потока крови. Так получаем мы сердце, легкие, печень, почки, желудок. Космическая музыка учит нас, как получить секрецию из этих органов и как включить их в кровеносную систему на нашей картине.


А теперь перейдем к следующей ступени. Мы восходим от инспирации к интуиции. Нечто новое возникает из космической музыки. Тона начинают смешиваться друг с другом; один тон воздействует на другой, и мы начинаем слышать значение космической музыки, она начинает изменяться в космическую речь, которая произносится Вселенной. ...Мы обнаруживаем, что, давая выражение этим космическим словам и нанося это выражение на наш рисунок, мы получаем картину мышечной и костной систем в человеческом существе. Как будто некто говорит нам что-то, а мы вписываем это в нашу картину". Во всем этом, конечно, выражается действие Иерархий: 3-й — в том, что касается человеческой формы, 2-я вплетается в движение планет, она "...действует в формировании космического прототипа нервной и эндокринной систем человека", а также и в кровеносной системе. Первая Иерархия творит костную и мышечную системы. И когда мы таким образом останавливаем взор на деяниях Иерархий, то "...вот, человек стоит перед нами!" (231; 13.XI).


Так открывается космический праобраз человека на ступенях высшего познания, к которым мы восходим, проникая на другую сторону восприятий внешних чувств. Его видимая форма есть откровение высшего, и, будучи понятой в таком смысле, представляет собой врата в сверхчувственное. Наравне с формой и феномен жизни — также космического происхождения. Следует вспомнить, что в начале земного эона вся Солнечная система была единым образованием с характером живого организма. И это был всечеловек Адам. Солнце представляло собой систему питания (духовного, разумеется) в этом организме; Земля получала питание через Солнце из мирового пространства. Луна и другие планеты тогда также были в Земле и исполняли свои функции. Эмбриональное развитие и рождение каждого человека повторяют, согласно сообщениям Рудольфа Штайнера, то прадревнее развитие и рождение Земли (347; 30.IX). Подобно эмбриону, Земля некогда созревала внутри Солнца, и вся Земля была человек. Возвращаясь после пралайи к  проявленному бытию, человек содержал в себе все образовавшееся за три предыдущие эона, и в новом эоне оно получило свое дальнейшее развитие, изойдя из человека. Оно же образовало основу для его земных инкарнаций. Из человека, можно сказать, как бы изошла лестница в чувственный мир, состоящая из ступеней бытия, и последним по этой лестнице низошел он сам. В этом нисхождении участвует главным образом тот импульс, который простирается от высшего Я до низшего. И всякий раз перед духовным миром встает задача: как его "овнутрить", облечь материей, удержать в инобытии. Поэтому действием Сатурна, носящим морально-физический характер, импульс уберегается от растворения (одухотворения) в звуковом эфире, деятельностью Юпитера — от растворения в световом эфире, Марса — в тепловом. Свое выражение эта деятельность находит в формировании целого комплекса физически-душевно-духовных ингредиентов и свойств человеческого существа. Так, например, охраняющая деятельность Марса выражается в насыщении крови железом и в формировании у человека собственной устойчивой температуры. Солнце отделяет и одновременно переводит эфирную деятельность внешних планет в более приближенную к физическому эфирную деятельность внутренних планет. Благодаря этому Венера помогает человеку в овладении твердыми частями тела, Меркурий — жидкими, Луна — воздушными (213; 30.VI).


Воздействие планет на человека опосредуется жизненными процессами. Каждый из них находится под преимущественным влиянием одной из планет. В целом макрокосмический аспект человека можно дать в виде итогового образа (рис.49).


Рис.49


Итак, мы видим, что высокодуховная форма человека закрепляется в бытии Земли благодаря тому, что эфирными силами планет в нее вносится индивидуальная жизнь. Возникает некоего рода поток планетарной деятельности, берущий свое начало в одухотворенной сфере внешних планет и затем как бы выворачивающийся (по ленте Мебиуса) на другую сторону, где действуют внутренние планеты и образуется минеральное вещество. Отображением этой деятельности в человеке становится лемниската его жизненных процессов, охватывающая трехчленного человека обмена веществ, ритма и головы. Все три сферы образованы в результате развития, совершившегося в первых трех зонах. Земной эон вносит в них самостоятельную жизнь, а с нею и индивидуальное сознание. Но возникает это не сразу.


Мы уже говорили, что голова человека — это своего рода "Земля" его микрокосма. Она есть результат творения, совершавшегося на древнем Сатурне. Ритмическая система была заложена на древнем Солнце, система обмена веществ и конечностей — на древней Луне. Три планеты с этими же названиями образуют в нашей Солнечной системе имагинацию трехчленного человека. Если попытаться погасить физическое восприятие наших конечностей, то имагинативному созерцанию откроется пребывающая в их основе деятельность лунных сил. В ритмической системе мы можем увидеть себя как творение Солнца. А если отвлечься от рассудочного мышления, то исчезнет весь физический человек и на заднем плане мы увидим Сатурн, а вместе с ним и всю планетную систему (236; 4.V). Таков другой сверхчувственный образ человека. В нем открывается природа живущих в нас мышления, чувствования и воления. А поскольку они есть результат нашего индивидуального развития на Земле, то в этом сверхчувственном образе открывается еще карма человека.


Итак, мы получили представление о форме человека, его жизни, душевно-духовной деятельности и карме, о двух рядах связей в трехчленном человеке:


Табл.


Оба ряда действуют в нас, но каждый в своем роде, а наряду с ними человек в развитии на Земле проходит через огромную метаморфозу, в которой один ряд связей переходит в другой. В итоге же мы получаем прафеномен биогенетического закона, филогенетическая составляющая которого слагалась еще в ту пору, когда Земля представляла собой единую мировую туманность. Ее формой Макроантропос был представлен лишь как головное образование. Внутри нее, в виде эфирно-астральной деятельности будущих планет, осуществлялись процессы обмена с окружающим духовным миром, где развивался космос неподвижных звезд. Вся туманность простиралась до границы, которую ныне очерчивает орбита Сатурна. Там совершалось повторение развития, бывшего на древнем Сатурне, и формировались зачатки будущей головной и нервно-чувственной системы. Еще следует отметить, что туманность та была не земным, а солнечным образованием, и все последующие планеты, в том числе и Земля, выделялись из солнечной туманности, из туманности Солнечной системы. Правомерен, однако, и геоцентрический взгляд на нее, хотя бы потому, что голова — это "Земля" микрокосма. Таким образом, подходя с разных сторон, мы можем увидеть три прафеномена физической головной системы: сатурнический, солнечный и земной. Кроме того, головной и нервно-чувственный человек ткется всем кругом Зодиака.


По мере того, как человек облекался материей, его голова долгое время оставалась средоточием всей его жизнедеятельности. В совсем уже поздние времена, в Лемурийскую эпоху, человек, обитая в мировом океане, был обращен головным образованием к центру Земли, напоминая собой фантастическую луковицу или медузу, а то и спрута. Это головное образование прикреплялось к твердеющему основанию мирового океана, а сверху из него прорастали некие "побеги", направлявшиеся радиально в сторону выделившегося из Земли Солнца. Таковы были физические зачатки конечностей. По мере овладения астральным телом человеческое существо стало принимать горизонтальное, а потом вертикачьное положение. Так совершалась метаморфоза одного рода связей в другой. Сказанное можно пояснить рисунком (рис. 50).


Рис.50Теперь мы можем понять, что совершившаяся в человеке метаморфоза была следствием упорядочивания сил становящейся Солнечной системы. Когда Солнце было еще соединено с Землей, эта последняя повторяла развитие древнего Сатурна. Тогда головной человек и земное образование  были единством. С отделением Солнца жизненные процессы сгустились в головном образовании и извне на них стало оказывать воздействие Солнце. Луна играла опосредующую роль во взаимодействии эфирных сил Солнца с физическим головным образованием. Но лунные импульсы не носили ритмического характера. Они были астральной природы. Ритмически действовало Солнце. Постепенно оно оттеснило лунно-астральное действие в нижнюю сферу и заняло его место, образовав в человеке систему дыхания и кровообращения. Но еще ранее астральными импульсами Луны, как уже говорилось, головное образование человека было выведено из сферы земного действия — человек тогда занял горизонтальное положение. Наконец, силой обособившегося Сатурна головное образование было увлечено вверх, в сторону действия высшей астральности мира неподвижных звезд. Сатурн в это время стал планетой, опосредующей духовную связь Солнечной системы с окружающим космосом. Сложилось положение, описанное с помощью табл. 7. Человек, что касается его жизненных и нервно-чувственных процессов, занял положение II, изображенное на рис. 50. Но в его форме продолжает действовать и древняя констелляция — I.


В современном человеке Солнце занимает срединное положение, аналогичное положению этой звезды в Солнечной системе. В обоих случаях оно выполняет роль посредника между деятельностью внешних и внутренних планет. Луна является управительницей жизненных процессов, развившихся уже в эоне древней Луны. У земного человека они по преимуществу так и остались в нижней части его существа, куда к ним опустилась Луна. Сатурн эмансипирует от лунной деятельности нервно-чувственные процессы. Получается так, что Солнце как бы просеивает астральные импульсы Луны и пропускает их в верхнюю сферу, где они подхватываются Сатурном и приводятся в связь с астральностью неподвижных звезд. В то же время, Солнце удерживает лунное в системе обмена веществ и конечностей, нагружая его жизнедеятельностью. В этом плане Луна оказывается звеном, опосредующим связь эфирного, действующего в материи, с высшей эфирностью мира неподвижных звезд, приходящей как бы с другой стороны. Она входит через врата Солнца и уходит через врата Луны. Навстречу этому потоку идет другой поток — физических сил.


Солнце представляет собой центр планетной системы, в котором постоянно рождается жизнь; умирает она на Земле, а материя дематериализуется. Но материальным центром Вселенной является не столько Земля, сколько Луна. В Луне материя концентрируется к центру и расщепляется в мировую пыль, исчезает из пространства. В Солнце "материя хотя и приближается к центру, но затем начинает излучаться, будучи пронизанной жизнью. ...В  центре Солнца живет космическое оплодотворяющее (начало). В космической противоположности Солнца и Луны даны противоположность между повергающей в хаос и восходящей, прорастающей материей" (207; 24.IX). В противоположности Луны и Сатурна дана противоположность чувственного и интеллектуального, инстинктивного и осознанного.


Когда человек проходит эмбриональную стадию развития, то сущностное в нем — солнечной природы. Оно входит в бытие по линии действия крови, будучи предопределенным кармой предыдущего воплощения. В нем действует оплодотворяющая сила Солнца. Но через лимфатическую систему в человека вступают также силы наследственности и насыщают солнечное действие материей. Не случайно в искусстве мы встречаем образ Богоматери, соединенной с Солнцем и стоящей на лунном серпе. Звеном, связующим действие в человеке лунных и солнечных сил, является дыхание. Человек начинается с дыхания, которое "вдунул в лице его" Элоим Ягве. С дыхания начинается освобождение процессов восприятия от процессов жизни. Но прежде, чем идти в этом вопросе дальше, задержимся на одном факте, сообщаемом Рудольфом Штайнером, который при поверхностном подходе к Антропософии может вызвать недоумение.


Принято думать, что Ягве — это Дух Формы. Однако в цикле лекций "Духовные существа в небесных телах и царствах природы" говорится следующее: "Так является еврейской древности в Ягве тот, кто был одного рода (gleichartig) с солнечными Духами Мудрости". А чуть ранее стоит: "...отделился (от Солнца) и пожертвовал собой один из Духов Мудрости и перенес место своего обитания на Луну..." (136; с.205). Чтобы понять это сообщение, нужно вспомнить сказанное в предыдущей главе о некоем "сдвижении" Иерархий в связи с исполнением на Земле Миссии Христа. Мы показали на рис.31, что Духи Формы встают в земном эоне под влияние сил Христовой Ипостаси. Духи же Мудрости изначально, с древнего Солнца, являются носителями Его Импульса. В земном эоне задача наделения человека индивидуальным "я" сделала необходимым выделение Луны из Земли и переход на нее с Солнца существ 2-й Иерархии. Солнце же, даже по своей физической природе, относится к разряду не планет, а неподвижных звезд, поскольку оно не получает, а излучает свет. Оно есть представитель высшего мира неподвижных звезд в нашей планетной системе. И для понимания эволюции мира и человека это духовный факт исключительного значения.


Мы знаем из сообщений Рудольфа Штайнера, что развитие, имевшее место до древнего Сатурна, поднялось на такую высоту, что в нашем цикле предстало как зодиакальный круг. Некогда и  Земля возвысится до состояния излучающей свет звезды. Солнце же, возникнув в новом эволюционном цикле, с самого начала пошло по другому пути, приобрело уже в эоне древней Луны характер звезды, а не планеты. Его особое (необычайно быстрое) развитие обусловлено ролью Христа во всем нашем цикле эволюции.


Много внимания в 1-й главе мы уделили той семичленной метаморфозе, закон которой правит внутри нашего цикла. Однако ее не следует брать абсолютно, изолированно от всего предыдущего и последующего. Рудольф Штайнер говорит, что в каждой точке эволюции общая картина ее меняется, так как сверхчувственно всегда видны три прошедших и три будущих эона. Поскольку же это видение не физическое, а сущностное, то в нем открывается закономерность, правящая в семи элементах данного созерцания: каждый его элемент представляет собой не пространственную картину, а особую ступень сознания-бытия. В созерцаемом действуют закономерности, сводящие его в некое сущностное и феноменальное целое. В то же время, бытие Вселенной шире этого целого, и хотя составить себе представление о том, что выходит за пределы семичленного цикла, довольно трудно, косвенно об этом все же можно кое-что заключить.


Мы можем сделать предположение (и не беспочвенное, а на основе уже полученных выводов), что с приближением к эону древнего Сатурна предшествующее развитие должно было принять характер описанной нами семичленности. И тогда древний Сатурн явился по отношению к нему восьмой ступенью, образовавшей "октаву". То прадревнее развитие несло в себе черты всеопределяющей Отчей деятельности. Мир Бога-Отца завершил на древнем Сатурне свое развитие и одновременно положил начало новому циклу. И хотя мир Святого Духа и мир Сына в исходной точке этого цикла также стоят выше какой-либо необходимости, тем не менее основополагающее действие Импульса Отца превалирует над всем в первотолчке к сатурническому развитию. Ему с самого начала противостоит, уже в конце цикла, на будущем Вулкане, Ипостась Святого Духа. А та эволюция, что совершается в семи эонах цикла, протекает под всеопределяющим влиянием Бога-Сына: "Отец послал Сына в мир". После космоса Отца возникает космос Сына.


Несомненно, Триединый Бог творит из вечности в вечность, но мы потому и говорим о Триединстве, а не просто об одном Боге, что роль Божественных Ипостасей в творении не всегда равнозначна. А не будь они триединством, развитие ушло бы по трем различным направлениям и с точки зрения Абсолюта одно неизбежно противостало бы другому, другое — третьему. Абсолютное не может быть трехчленным; будучи же просто одним, оно навеки застыло бы в универсальной неподвижности. Поэтому Бог Один и  Триедин. Бог един (один) в своей бесконечной, непостижимой высоте, и Он триедин в пределах умопостигаемого, в эволюции. Однако и все умопостигаемое несет на себе печать непостижимого. Трансцендентная, непромеряемая глубина есть атрибут всякого сущностного творения. И таковы не только Иерархии, но и сотворенное ими бытие, всякое истинное творение человеческого духа и, конечно, сам человек. Всякое атеистическое представление коренится в неспособности осознать присутствие непостижимого в постигаемом, поэтому атеизм ограничен сферой ариманического (но не тождествен ему) — бессущностного и преходящего.


Итак, не лишено оснований рассматривать бытие мира до эона древнего Сатурна стоящим под знаком преимущественной деятельности Бога-Отца. От Сатурна и до Вулкана в центре развития мира пребывает Сын. Но если мы ничего не можем сказать о том, что предшествовало и с чего "начал быть" космос Отца, то в основе космоса Сына мы видим семя Отчего начала. Это и есть древний Сатурн. Его можно поставить в отношение со всем предыдущим бытием мира, и тогда он образует антитезис к нему. В самом деле, все то бесконечное по духовной высоте развитие, которое проделал досатурнический мир, было внутренним. В жертве Престолов оно излилось в некое инобытие и, будучи лишенным самобытия, как физическое тепло, стало небытием по отношению к своему первоисточнику. Из этого отношения возникло становление. Фихтевское Я и не-Я может быть поставлено на эту границу двух космосов, и там оно сразу же приобретает реальный смысл. Досатурническое бытие и древний Сатурн находятся в отношении Я и не-Я. В древнем Солнце Я возвращается к себе, пройдя через становление древнего Сатурна. По сути говоря, в древнем Солнце вся досатурническая Вселенная (Солнце — звезда) противостала творению, небытию, как антитезис и одновременно — как синтез!


В семи эонах мы вправе видеть целостный цикл развития, но в более широких пределах и он — лишь момент. Беря его в отношении к предыдущему, мы приходим к величайшему противостоянию физического (сатурнического тепла) и Иерархий, пришедших из досатурнического развития. Древнее Солнце явилось их синтезом. Им была жизнь, дарованная ничто (инобытию). Последовавший за Солнцем лунный эон можно понять в смысле слов Ев. от Иоанна: "...и жизнь была свет человеков". Тогда древний Сатурн встает как: "Вначале было Слово". Оно было в Отчем лоне — "у Бога" как "Я и Отец одно", и в то же время — не одно, а два. Одно являло себя взгляду, направленному от древнего Сатурна назад, а вперед открывалось Слово — Регент нового цикла творения.


Все развитие от древнего Сатурна до Вулкана стоит под знаком человека. Сначала человеческую ступень проходят существа 3-й  Иерархии — Духи Личности, Архангелы и Ангелы. На Земле эту ступень, основным признаком которой является овладение бодрственным, или предметным, сознанием, завоевывает сам человек. В будущих эонах им последовательно овладеют три царства природы. Обретением минеральным царством на Вулкане я-сознания завершится космос Сына. Возникнет 4-я Иерархия с человеком на вершине и двумя родами иерархических существ, стоящих ниже; ими к тому времени станут животное и растительное царства. Что же касается минерального царства, то на Вулкане оно будет проходить свою человеческую ступень и в Иерархию не войдет. Оно станет семенем следующей, 5-й Иерархии по той причине, что в космосе Сына физическое, ставшее минералом, есть Отчая основа бытия. На ней развивается Христово деяние, но сама она уходит в следующий космос, который, вероятно, можно назвать космосом Святого Духа. Космос Христа добавит в нем к Отчему дару свой дар — Я. И на этой двойной основе возникнет то бытие, которое последует за Вулканом.


Также не лишено оснований предположение, что в том космосе будет играть какую-то роль ариманическое царство, которое в будущие эоны образует так называемую "неисправимую Луну" и отпадет от Христовой эволюции. В космосе Христа ариманические духи исполняют правомерную роль, удерживая материю в пространстве и времени, сковывая ее и не давая ей одухотвориться. Но при этом они глубоко вторглись в сферу человеческого мышления, завладели субсганцией космической интеллигенции, и потому они перейдут в космос Святого Духа как противоборцы и лишь там будут обращены к добру. В Мироздании в нужное время осуществляются желания всех существ. Ариман хочет увековечить материю, заключить в неё все бытие. В современном состоянии мира его намерение является величайшим злом. Но когда Святой Дух отождествится с физическим состоянием бытия в феноменальном мире, тогда Ариман будет спасен. Если бы это случилось в космосе Христа, то минеральное царство, взойдя на ступень я-сознания, т. е. всего лишь на человеческую ступень, лишилось бы условий, необходимых ему для восхождения на ангельскую ступень. В посюстороннем ариманические духи должны послужить для него последней опорой при его восхождении в чисто духовное бытие. За эоном Вулкана существующее ныне противоречие будет носить уже не материальный, а морально-физический характер. Возникнет тогда и нечто принципиально новое, о чем мы не можем составить себе никакого представления.


Возвращаясь вновь к "Троице" Рублева, можно сделать предположение, что в состоянии мира за Вулканом в Божественном Триединстве центральное положение займет Святой Дух. И Он "пошлет" Отца в мир, дабы поднять на иерархическую ступень то изначальное, что на древнем Сатурне изошло от Отца, послужило, как минеральное царство, пронизанное сонмами духов материи, эволюции в семи эонах, но само там должно было быть принесено в жертву, опуститься вниз, дабы бытию всех других царств дать подняться вверх. Более конкретно на эту тему можно было бы говорить, проникнув в тайну теплообразования. Но это не наша тема. Мы остановились на возможном образе того, что последует за Вулканом. Не сделать этого нам было нельзя по той причине, что тогда наше рассмотрение не получило бы целостного характера. Но хорошо, что для построения нашего образа отдаленного будущего нам послужила икона. Ибо, как говорит Рудольф Штайнер, даже состояние Вулкана является столь возвышенным, святым, что о нем не следует думать и говорить поверхностно, без благоговения.


Субстанцию Духов Воли вверил Отец Сыну на древнем Сатурне. На древнем Солнце Христос даровал ей жизнь в инобытии, положив тем начало становлению в ней автономного Я. От Отца в наш космос пришла форма, Христос одарил ее жизнью. Святой Дух внес в нее ощущение, восприятие, что послужило основанием возникновения сознания. На древнем Солнце Христос привел сатурническое бытие к единству с досатурническим, что стало основой развития в новом цикле; досатурническое, таким образом, метаморфизировалось в послесатурническое. На древней Луне образовалось первое триединство в пределах нового цикла — высший прафеномен человеческого я-сознания. В дальнейшем это триединство разрешается в семеричность, без которой рефлектирующего сознания человек достиг бы как своего наивысшего. И такое могло бы произойти даже в том случае, если бы Солнце было планетой, а не звездой (условия жизни тогда, естественно, были бы иными, но существенное заключается в другом). Поэтому встает вопрос о том, что является движущим началом, переводящим троичность в семеричность, т. е. обусловливающим развитие как жизнь во времени, жизнь, приходящую к сознанию. Принцип самодвижения вошел в наш космос из предыдущего космоса, который свое прямое продолжение имеет не в планетной системе, а в мире неподвижных звезд. Из этого мира в планетной системе присутствует Солнце — планета Христа.


Также и древнее Солнце отличалось от древнего Сатурна и древней Луны тем, что эти последние обладали природой, свойственной новому циклу, оно же заключало в себе природу досатурнического развития. Благодаря ему древняя Луна, с одной стороны, завершила круг первых трех эонов, а с другой — явилась четвертым звеном метаморфозы, став многообразным выражением той жизни, первофеномен которой возник на древнем Солнце. Земля  в таком случае является пятой ступенью и подводит первый существенный итог тому, что "начало быть" только с древнего Сатурна. И итог этот представляет собой вочеловечение Христа, соединение Бога с человеком, обретшим индивидуальное "я" и ставшим способным принести его в жертву (подобно Престолам), что представляет собой способ восхождения к высшему в космосе Христа.


На будущем Юпитере каждый отдельный человек станет переживать опыт Иисуса из Назарета — нисхождение на него при крещении на Иордане Святого Духа в виде голубя. Тогда овладение Жизнедухом в эоне Венеры станет осуществлением конечной цели деяния Христа. Тогда Я, как достояние индивидуального человека, обретет вечную, космическую жизнь. Вулкан же образует октаву. На нем человек будет приведен Христом к Отцу, к Духочеловеку. И это станет семенем следующего цикла эволюции [* Тут еще необходимо заметить, что подобный взгляд на метаморфозу не упраздняет другого, приведенного в главе I. Тот взгляд имеет своим центром овладение человеком более высокими членами своего существа: там метаморфоза принимает иной вид.].


В Солнечной системе Солнце, как звезда, образует центр всей эфирной жизни, приходящей из мира неподвижных звезд и пронизывающей планеты. И это есть эфирное тело Духов Мудрости. Вся совокупность планет образует для него физическое тело. В целом же мы получаем образ эона древнего Солнца, усложненный благодаря тому, что на Земле развивается индивидуальный человек, а эфирное тело Духов Мудрости не допускает индивидуализации на столь несовершенной ступени. Эфирное тело человека Христос спасает от растворения в Жизнедухе, для чего Он использует планеты, опосредующие прямое действие Духов Мудрости, а Сам тем временем ведет нас к индивидуальному овладению Жизнедухом. Поэтому Он — Спаситель и одновременно Податель Жизни.


В эоне древнего Солнца, как мы помним, отставшее и сделалось неким воспоминанием о древнем Сатурне, выделилось в виде самостоятельного космического тела. В эоне Земли в таком положении находится Луна. Она является одновременно воспоминанием и о древнем лунном, и о древнем сатурническом эонах. Поэтому в ней сосредоточено действие как физического, так и астрального импульсов — она отражает солнечный свет на Землю. Но в отраженном свете живут люциферические существа, соблазнившие человека вкусить от Древа познания. Средоточие же истинного астрального тела Солнечной системы образуют Духи Движения. Ныне свое "главное место сбора" (136; с. 169) они также имеют на Солнце и действуют на человека не прямо, поскольку он не может существовать как Самодух, а, подобно эфирному, через посредство планет. В Солнце, как уже говорилось, материя излучается вовне, будучи пронизанной жизнью. "И вместе с жизнью, — говорит Рудольф Штайнер, — развивается астральность" (207; 24.IX). Можно сказать, что макрокосмическое эфирное рождает астральное планетной системы. Этим астральным, силой Духов Движения, эфирное Духов Мудрости дифференцируется на четыре эфира. Так действует Солнце.


В Луне материя уничтожается, а вместе с нею разрушается и астральность. В этом расщепляющемся мире Луны следует видеть действие Бога-Отца, идущее "вплоть до материи в ее законченности". И мир Бога-Отца должен пребывать в планетной системе, "пока не превратится в мир Бога-Сына... Лунное и солнечное соотносятся между собой как Божественно-Отчее и Божественно-Сыновнее" (207; 24.IX). Так в земном эоне соприкасаются досатурнический и послесатурнический циклы. Развитие в семи эонах является, по сути, не чем иным, как метаморфозой одного из них в другой. Параллельно этому готовится метаморфоза нашего цикла в следующий.


До древнего Солнца в космосе существовало единство. Вступив в поток развития, единство пришло к современной Луне. Природа такого развития — дохристианская, и в человеческой среде оно приходит к своему выражению в естествознании. Другой поток развития — солнечной природы; он — христианский (201; 8.V). Оба потока текут параллельно, имея тенденцию к слиянию. И всякая попытка помешать этому означает, фактически, отделение Отца от Сына. Более всего в этом намерении ныне упорствует церковь, возводя стену между верой и знанием.


Наконец, Солнечная система имеет свое Я. И это Сам Христос. К Нему человек смеет искать непосредственное отношение. Он — Бог человеческого Я, и только в "я" человек может сказать: "Не я, но Христос во мне". Некогда Духи Формы дифференцировали единый Самодух Духов Движения и как высшим Я одарили им человека. Для этой цели один из Элоимов (обитающих на Солнце), Ягве, сошел на Луну и стал работать в силах распадающейся материи и умирающей астральности, вырабатывая в потоке наследственности орган рефлектирующего мышления — человеческий мозг. В это мышление, по мере его образования, стала светить весть о грядущем Христе. Ягве-Элоим создал для ее восприятия подходящую Я-форму. В своей работе он привлек на помощь также люциферических духов. Но Христос действовал через Ягве и как Податель жизни, а это значит, что через Ягве действовало эфирное тело Духов Мудрости. Поэтому живая Мудрость возвещала о себе через пророков, из пылающей купины, адресуясь также к мыслящему сознанию древних израильтян.


Человек является плодом совместной деятельности Солнца и Луны. Как микрокосм, он повторяет все то, что совершается в них и между ними. То есть и в нем материя отбрасывается в хаос, погибает. Но в очаги ее умирания как моральные, этические идеалы, образующие семя будущих миров, изливается Христова сила, ибо "в бытии Юпитера будет только то, что сегодня в этих очагах разрушения в людях возникает как новообразования из моральных идеалов", а также и аморальных, что на Юпитере приведет к борьбе между ними (207: 24. IX).


Но лунно-солнечная деятельность в человеке начинается с формирования эфирного тела человека. Вместе с Землею он заключен между сферами Солнца и Луны. И той деятельностью, что духовно разыгрывается между этими тремя планетами, созданы главные органы человеческого тела. В одной из лекций Рудольф Штайнер говорит о некоем движении духовных существ, исходящем из четырех областей Солнца. Один род этого движения пронизывает Луну, другой — Землю, а третий снова возвращается в Солнце, не достигая других планет. В этой деятельности, вероятно, можно видеть проявление эфирного тела Духов Мудрости. Она, надо думать, существовала уже и тогда, когда Земля, Луна и Солнце были одним космическим телом, на котором обитал планетарный человек, и в нем закладывались зачатки того, что теперь мы имеем как мозг, легкие и сердце. Они дифференцировались как отдельные органы, когда планеты разошлись. Эту  связь органов с планетами Рудольф Штайнер поясняет рисунком (286; с.56). который мы также приведем на рис. 51 (правая часть добавлена нами. — Авт.).


Рис. 51Из рисунка мы можем понять, для чего Солнцу и Луне нужна Земля. Они образовали ее как орган, опосредующий их деятельность: иными словами, ей были приданы свойства древнего Солнца в его положении между древним Сатурном и древней Луной. Поэтому Христос смог соединиться с нею, она смогла стать Его планетой. В дополнение к тому, чем человеческие монады были наделены на древнем Солнце — способностью обмена с внешней средой, что послужило зачатком дыхательной системы, — Христос деятельностью, идущей от современного Солнца, наделил ритмическую систему кровообращением. В целом все формирование велось к тому, чтобы действие древнего сатурнического наследия в человеке опосредовал Ягве-Элоим, чем была обусловлена выработка мозга (см. рис.50). Древние лунные импульсы Духов Движения Ягве опосредовал как Дух Движения, направляя потоки астрального, приходящие от Солнца, в ритмическую систему человека. Наконец, эфирная деятельность Духов Мудрости также опосредовалась Луной. В этих процессах принимали участие и другие планеты. Так, например, в первую половину земного эона дыхание и кровообращение не были дифференцированы в человеке, в них преобладала деятельность эфирных сил, идущих из макрокосмоса, и в их опосредовании существенную роль играл Марс. С завершением образования легких эфирное действие в них ослабло; астральное же действие опосредуется Меркурием — внутренней планетой, — что означает эмансипацию человеческого астрального от космического. [* Характер формировавшихся при этом связей, если их изучать детально, можно было бы, как и в иных случаях, представить с помощью системы лемнискат. Их ряд мог бы быть такой: обмен веществ — нижний круг кровообращения — верхний круг кровообращения — дыхание — процессы в нервах. Они уже намечены на рис. 51.]  Наконец, в подготовленную таким образом систему органов низошло Я  Христа.


В человеке процесс дыхания был некогда соединен с процессом питания, потом они разъединились. С образованием органов чувств дифференцировался и сам процесс дыхания, в нем от более грубой части — дыхание воздухом — отделилась более тонкая — дыхание в восприятиях чувств. Ныне в человеке происходит следующее. Когда он делает вдох, то, фактически, весь наполняется воздухом. Особенно деятельно в этом процессе астральное тело (во время сна действует космическая астральность Иерархий). После вдоха в человеке скапливается углекислота, все процессы протекают в водном организме, и там действует эфирное тело; оно же обусловливает выдох, поэтому он — солнечной природы, вдох же — лунной. Таков процесс дыхания воздухом. Но человек обменивается с внешней средой и более тонкими элементами, например — теплом. Это также имеет вид дыхательного процесса. В нем, как об этом говорит Рудольф Штайнер в цикле медицинских лекций для пасторов Общины Христиан (318; 14-15. IX), мы вдыхаем и выдыхаем тепло макрокосмоса. Этот процесс отличается от дыхания воздухом тем, что выдох в нем также идет в человека, становится в нем внутренним процессом. Вдох и выдох мирового тепла осуществляет наша нервно— чувственная система в процессе восприятий, при этом выдох соединяется со вдохом посредством воздуха.


Таким образом, нервно-чувственный процесс состоит во вдохе, в некоем тонком восприятии извне, и в выдохе внутрь себя, соединенном со вдохом воздухом. Нервно-чувственный вдох солнечной природы, в нем "световой эфир, химический (звуковой) эфир макрокосма, жизненный эфир макрокосма переходят в человеческий организм на пути теплового вдоха" (318; с.100) [* Ученик йоги, концентрируясь на входе и задержке дыхания, проецирует возникающий процесс на восприятии чувств с их обратной стороны и приходит к сверхчувственному восприятию. Концентрируясь на выходе, он покидает телесность и растворяется в Мироздании. В первом случае его созерцание заполняет люциферическая стихия вдоха.]. Так эфирное Солнце достигает человека в виде четырех строящих всю Солнечную систему эфиров. Они соединяются с элементом воздуха и остаются в человеке. Так осуществляется связь духа с материей. Она идет по следующим ступеням:


жизненный эфир
химический (звуковой) э
фир
световой эфир
тепловой эфир


                                  тепло


                                  воздух


                                  вода


                                  земля


Все входящие в человека эфиры идут по своему назначению. Световой эфир, идя путем теплового эфира, не переходит в дыхательный процесс, но наполняет человека в нервных путях как мыслительная деятельность. "Макрокосмический химизм", звуковой эфир, переходит во внутренний химизм человеческого тела, соединяясь со вдохом воздухом. И поскольку нервы являются  внешним физическим проводником того, что происходит в верхнем, мыслящем в свете, человеке, то вбираемое сверху дыхательным процессом свою проекцию имеет в циркуляции артериальной крови. Жизненный эфир проникает за границу выдоха, но не соприкасается с внешней стороной обмена веществ, со средствами питания. Он проецируется на циркуляцию венозной крови.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru