1. Духовно-научное понятие пространства и его измерений

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА V. МНОГОЧЛЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК И ПРОСТРАНСТВО

1. Духовно-научное понятие пространства и его измерений

ГЛАВА V


МНОГОЧЛЕННЫЙ   ЧЕЛОВЕК  И   ПРОСТРАНСТВО



1. Духовно-научное понятие пространства и его измерений


Мы достигли примерно середины наших исследований, и теперь в поисках новых ответов на решаемые нами проблемы, мы все чаще будем апеллировать к результатам, полученным в первой половине книги. При этом исходным по-прежнему будет оставаться взгляд на человека как на многочленное существо, восходящее от инстинктивного к индивидуальному я-сознанию.


Рис.71Ступени этого восхождения начинаются от физического существа человека. Далее встает сфера вожделений, потом двенадцатичленная система восприятий чувств (см. рис. 71). В ее кругу рождается индивидуальное "я", изживающее себя в мыслях, чувствах и волеизъявлениях. Из их взаимодействия рождается трехчленная душа: ощущающая, рассудочная, сознательная. Восходя по ее ступеням, "я" поднимается до сферы трехчленного духа, из которой навстречу ему нисходит высшее Я, помогая индивидуальному началу в человеке претворять душевное в  духовное и так восходить к высшему, сверхчувственному бытию и сознанию.


В пределах доступного человеческому пониманию цикла эволюции даны одновременно и пределы развития самого человеческого существа. Ими являются физически-материальная телесность и Духочеловек — высшее состояние физического. А если это так, то, значит, бытие физического на его низшей, материальной ступени, в пространственно-временном состоянии формы, должно с необходимостью нести в себе какие-то черты своего наивысшего бытия. Посозерцаем ряд исходных посылок, чтобы получить необходимое об этом понятие.


Обе составляющие материальной формы бытия: пространство и время, — не равнозначны. Исходной между ними является пространство. Именно в нем находит свое последнее выражение, отражение, нисходя по ступеням бытия и сознания, высшее Божественное Триединство.


В эволюции мира, в том состоянии, которое предшествовало эону древнего Сатурна, было, как говорит Рудольф Штайнер, лишь пространство. Нейтральный мировой огонь был слит с мировым пространством, которое, собственно говоря, и излило и ограничило тепловую субстанцию древнего Сатурна (110; 17.IV). Это пространство было духом. "Мы сами есть сгущенное пространство, рождены из пространства" (284,стр.83).


Итак, пространство — дух. Как найти отношение к такому его пониманию? Ясно, что наблюдаемое нами вещественное простирание объектов в системе декартовых координат не может быть признано исчерпывающим для понимания этой категории. Существуют пространства и двух- и одномерные [* Что касается многомерных (четырех, пяти и т. д.) пространств, то с ними следует обращаться предусмотрительно, чтобы математическая игра не превратилась в игру с реальностью. В дальнейшем мы еще коснемся этого вопроса.]. В физически-материальном мире они мыслимы лишь математически, т. е. абстрактно, а значит духовно, в том смысле, что их нельзя пережить чувственно. Чувственная реальность не знает двух- и одномерного бытия; все ее объекты трехмерны. Однако является ли и трехмерное пространство созерцанием, как это считал Кант?


Если мы обратимся к началу философского воззрения на мир, то там категория пространства действительно рождается из созерцания. В учении одного из зачинателей философского рассмотрения мира, Ферекида из Сироса (VI в.до Р.Х.), выделены три мировых начала, которым даны имена богов Зевса, Хтона и Кроноса. Именно даны, поскольку Ферекид пользуется ими не вполне в ключе образного, мифологического мышления, а пытается выкристаллизовать из них понятия. Под Зевсом, как об этом свидетельствует Гермий, он подразумевает эфир, под Хтоном — землю, под Кроносом — время: начала активное, пассивное и то, в котором все происходит.


Неоплатоник  Прокл считал учение Ферекида более загадочным, чем учение Платона. Почему? — это можно понять, лишь зная о совершенном древними греками переходе от сверхчувственного созерцания, через образно-мифологическую форму мышления, к мышлению в понятиях. Ферекид в этом смысле уже не столь мифологичен, как, скажем, Гомер или Гесиод. Его учение — не теогония. Однако и в понятиях, подобно Сократу и Платону, он еще мыслить был не способен.


Замечательное представление о том, как древний грек переходил от созерцания к понятию, дает Рудольф Штайнер в первой главе первого тома "Загадок философии". Не время в современном смысле, говорит он, понимали греки под Кроносом. "Кронос живет, и его деятельность состоит в поглощении, потреблении жизни другого существа, Хтона". И в природе, и в человеке господствует Кронос; и там и там Кронос потребляет Хтона. Соединительным звеном между обоими существами является Зевс. Он не есть "пространство" в нашем понимании. Зевса грек переживал, направляя взгляд на воду, когда она переходит в пар, в облака и простирается над землей. Как "пространственно-действенного" распространителя переживал грек Зевса, как силу. А глядя на замерзающую воду он переживал Хтона. В действенном, не чувственном образе огня созерцали древние Кроноса. "Через совместное действие этих трех первооснов, — заключает Рудольф Штайнер, — возникает, в смысле Ферекида, мир. Благодаря их совместному действию возникают, с одной стороны, чувственные, вещественные миры: огонь, воздух, вода, земля (в алхимическом их понимании. — Авт.), а с другой — сумма невидимых, сверхчувственных существ, оживляющих четыре чувственных мира (царства природы, включая человеческое. — Авт.). Зевс, Кронос, Хтон суть существа, в связи с которыми можно употреблять выражения (понятия): дух, душа, вещество... Пользуясь способом выражения более поздних мировоззрений, Зевса можно назвать "миро-эфирным", Кроноса — "творцом времени", а Хтона — "созидателем вещества..." (18, стр.32—34).


Итак, греки переживали пространство в неразрывной связи со временем и веществом. Эти три, в нашем понимании, категории образовывали для них единство, которое пребывало на переходе от сверхчувственного бытия к чувственному. Определенный приоритет в этой троичности отдавался пространству, но не как богу Зевсу, а данному в переживании процесса текучести и летучести элемента воды. Как свидетельствует Ахилл, Ферекид полагал началом всех начал воду, которую он также называл Хаосом.


В генеалогии греческих богов Хаос олицетворяет исходное состояние мира. Из него рождается Гея-Земля — первое поколение богов; далее идут Титаны и Кронос — второе поколение богов. Зевс принадлежит к третьему поколению, но его первая супруга, Метида, является дочерью Океана и Тефиды — богов из второго поколения. Хтон (Хтоний) в ранний период греческой культуры представлял собой одну из ипостасей Зевса — владыки неба, земли и того, что под землей. Но позже их сферы, или их миры, разделяются.


Так довольно прозрачно греческая мифология повествует нам о том же самом, о чем говорят данные Духовной науки, а именно, что пространственное и временное в эволюции мира меняются местами: изначальное, пространственное, рождает непространственное — древний Сатурн, состояние, в котором рождается время — Духи Личности, или Кронос. На древнем Солнце рождается пространство, носителями которого являются Архангелы, или Зевс [* Все это, разумеется, нужно мыслить соотнесенным со становлением феноменального мира.].


Что касается досатурнического пространства, то оно обладало каким-то иным, многозначным или многовариантным характером, и потому греки говорили о нем как о Хаосе. В эоне Земли этот Хаос выступает из состояния Великой Пралайи как эфирная Вселенная, из которой сгущается "мировая туманность" будущей Солнечной системы. Она, сначала как единое мировое тело, сгущается до теплового, воздушного и водно-эфирного состояния. А это и есть Зевс в бытии трехмерного пространства. Таковым он начал становиться в эоне древней Луны (на древнем Солнце даже второе измерение пространства было едва намечено; главным образом существовало измерение между "внутренним" и "внешним"). Далее водно-эфирное оплотневает до минерального — возникает царство Хтона. Поскольку же вода — это тоже вещество, то вначале Хтон является лишь эпитетом Зевса. В их последующем разделении можно почувствовать постепенное рождение трехмерного пространства в эоне Земли: сначала оно эфирное, двухмерное — Зевс проявляется вплоть до Хаоса. Земля и Солнце в этот период образуют одно космическое тело, вокруг которого в высшем астральном (сверхчувственном) из Пралайи приходит к явлению круг Зодиака; а с ним рождается Кронос. Но он тогда еще не земной, а макрокосмический, слитый воедино с пространством. Разделяются они только в земных условиях по мере сгущения эфира до состояния вещества. Затем, по мере выделения планет, пространственно-временные отношения физического мира простираются в космос, вплоть до неподвижных звезд.


В земных условиях эфир, жизненное начало, рождает пространство: эфирное рождает жизненный процесс, протекающий во времени, принимающий все более вещественный характер и выступающий из двухмерного в трехмерное пространство. В далях космоса все происходит наоборот. Там из высшего астрального, пространственно ноль-мерного (но не безмерного) бытия рождается эфирное становящейся планетной системы — временной процесс. Но по мере развития материальных условий бытия на Земле из планетарного эфирного рождается низшее астральное, возникают физически-эфирно-астральные формы земной жизни, которые как бы "выдавливаются" из имагинативного мира и раздвигают пространство до трех измерений.


Что касается высей мира, то там пространство остается в досатурническом состоянии. Это сфера Бога-Отца, Божественного Триединства, небесная "твердь", "хрустальное небо". Единый Бог является Богом этого пространства, и из Него рождается древний Сатурн, а вместе с ним — и человек: Из Бога рождаемся.


Древнее Солнце возникает под регентством Христа. В земном эоне Христос, говорит Рудольф Штайнер, пришел от времени, с Солнца (236; 4.VI). Ибо Солнце является источником эфирных сил в Солнечной системе. Солнце рождает жизнь, жизнь протекает во времени, а поскольку она разворачивается в физическом материальном мире, то мы вправе сказать, что Солнце рождает пространство в его конечной форме — как трехмерное. Эфир и материя приходят во взаимодействие, протекающее во времени, т. е. по законам жизни. А в результате рождается низшее астральное — основа психического. Высшее пространственное переходит "на другую сторону", в сферу инобытия: Бог-Отец вступает в мир своего творения, в результате чего в неодушевленном пробуждается вожделение, жажда индивидуального сознания.


Древнее Солнце, в философском смысле, явилось основанием отношения между Отчим началом и началом Святого Духа, выражением которого в ином явилась древняя Луна. Нечто подобное имеет место и в эоне Земли. Христово, эфирное начало, образует основание отношения между Отчим, пространственным, и земно-астральным, психическим; Солнце излучает пространство. Но в земных условиях древнее отношение принимает характер противоречия, поскольку инобытие, тварный мир, погружаясь в материю, становится антиподом, противником духа. И в этом напряженном, силовом противоречии возникают земное физическое, эфирное, астральное.


В этих трех субстанциях человек рождается, проходит определенное развитие и умирает. Он умирает с ходом времени, во Христе, и покидает пространство. Чтобы он в таком случае не умер и космически, то, что давало ему физическое тело — возможность сознания в бытии, — должно быть заменено чем-то более высоким и одновременно индивидуальным. А таковым является Самодух. Поэтому: Со Святым Духом воскресаем.


Рис.


Если человек, говорит Рудольф Штайнер, смотрит с Солнца на Землю в жизни после смерти, то он видит физическое, эфирное, астральное. На другой стороне, в Мироздании, он видит Самодуховность. "Человек колеблется между физическим и Самодуховностью. Стабильным в середине остаются эфирное и астральное. Когда человек смотрит в Мироздание, то земное исчезает полностью. Остаются эфирное, астральное и Самодуховность" (236; 4.VI). В этой Самодуховности необходимо воскреснуть, чтобы не подпасть смерти вместе со смертью материального тела. Но путь к воскресению долог и непрост. Он пролегает через множество инкарнаций, в ходе которых человек реализует в себе иную, предварительную, или исходную троичность, которая является выражением высшего Триединства в индивидуальном становлении человека. Такой троичностью являются: сила выпрямления, поднимающая человека над животностью, способность речи и мышление. В действии эта троичность имеет следующий вид (см.рис). Цифрой I на рисунке обозначена сила выпрямления. С двух сторон ее спиралеобразно обвивают сила речи (II) и сила мышления (III) (181;2.IV). Троичность имеет пространственный образ.


Сведем все полученное в итоговую таблицу и продолжим рассмотрение, опираясь на нее (табл. 12). 


Триединство
Самодух
"Хрустальное небо"
 
Зевс
Пространство
Выпрямление
Отец
Астр.
Астр.
Зодиак
Дух
Кронос
Время
Речь
Сын
Эф.
Эф.
Планеты
Душа
Хтон
Материя
Мышление
Св. Дух
Физ.
(тело)

Земля
Вещество


Табл. 12


Как видно из таблицы, овладение Самодухом означает выход из пространства, за пределы животного круга (Зодиак). Такова истинная проблема "выпрямления", о чем у нас шла речь в предыдущей главе. За кругом Зодиака начинается мир Божественного Триединства [* Существуют средневековые картины, на которых изображен человек, достигший границы плоской Земли и сферического Неба, и заглядывающий за небесную сферу. В таких картинах отражено посвятительное знание, а вовсе не наивные верования людей темного времени.]. Внутри круга заключено божественное творение: мир звезд, планет и Земли, а в нем: трехчленный человек, 3х3-членный и двенадцатичленный, т. е. 4хЗ-членный.


Эволюция человека на Земле протекает внутри материи, времени и пространства. Данные сознанию, эти три категории образуют единство, прафеноменом которого является наивысшее Триединство. Их взаимосвязь — динамическая и осуществляется в иерархическом порядке действия сил и субстанций. Мы подвергаем ее анализу в том состоянии, которое ей свойственно на современном и последующих этапах развития человека и Земли.


Христово начало одарило Отчую форму нашего тела жизнью, которая, в свою очередь, поднялась в нас со ступени органического до душевно-духовного, до жизни мыслящего сознания. В это последнее, как в форму, нисходит дар Святого Духа, который на апостолов сошел в праздник Пятидесятницы. Он нисходит, чтобы возвести нас в сферу высшего Триединства. Синтез земного бытия приводит к синтезу бытие духовное. Это не означает, что человек, овладев Самодухом, покидает внутри зодиакальную сферу, но, что с этого момента он начинает восходить к вечному бытию — на высший Девахан, куда волны Пралайи уносят феноменальный мир.


Христос говорит: "Небо и Земля прейдут, но слова Мои не прейдут" (Мк. 13:31). Это так. ибо: "В начале было Слово ...и Слово было Бог", — оттуда начался древний Сатурн. Потом "Слово стало плотью". Но некогда плоть станет Словом. Для этого Христос "упросил" Отца послать нам "Духа Утешителя". С этого момента начинается восхождение — когда наше мыслящее сознание наполняется знанием о Христе, духопознанием. Поэтому не ради праздной игры ума пытаемся мы на каждом этапе нашего исследования обдумать вопрос в понятиях и философии, и христологии, и естествознания, и духоведения.


Итак, мы уяснили себе следующую картину: в высях мира царит триединый Бог; в творимый Им мир изливается Его действие, действие трех Ипостасей. Но поскольку наш мир творится в лоне единого Бога, то он тоже един, един в становлении. Единство и становление — это два главных свойства нашего мира, благодаря чему постоянно и многообразно возникающий дуализм развития постоянно и повсеместно восходит к монизму.


Становление и единство — есть по сути иное выражение категорий времени и пространства. Пространство является выражением высшего Единства, Триединства, в ином. Оно есть последняя ступень нисхождения Божественного Триединства по ступеням бытия, по ступеням сознания. Поэтому пространство триедино. А если это так, то оно никак не может быть созерцанием, а только идеей. Именно такое его понимание и отстаивал Рудольф Штайнер с первых шагов своей научной деятельности.


Созерцание пространства возможно лишь в имагинации или, как у греков, на переходе от мифологического к понятийному мышлению: в идеальном восприятии. В имагинации пространственно соотносятся сути вещей или, попросту говоря, — существа. Рожденные в разное время существа далее переходят в пребывающее, вот почему прожитая жизнь предстает человеку после смерти в виде некой панорамы. При переходе в чувственную реальность сущность и явление выступают раздельно. Явление целиком переходит в инобытие, и там образуется далее всего отстоящее от сути соотношение явлений, или феноменов [* Трансцендентная сущность присутствует в них косвенно; имманентно — это законы природы.]. О нем-то и говорят как о пространстве. Оно выражает собой наибольшую степень отдаления творения от Божественного первоисточника.


Когда наш дух, пишет Рудольф Штайнер в одном из введений к естественнонаучным трудам Гете, вступает через восприятие в мир опыта, то он стремится преодолеть эту обособленность вещей в пространстве. И это ему удается, поскольку каждая вещь не есть абсолютная "сущность для себя", а изошла из единого праисточника. Будь это иначе, ни о каком "Nebeneinander" (пребывании возле друг друга) вещей вообще не могло бы быть речи (1,стр.209).


Но единый первоисточник трехипостасен в отношении к творимому миру. И отражением этого его свойства являются три измерения, образующие пространство, а точнее говоря — бытие в пространстве. Мы пытаемся составить себе представление об этом бытии и для этого, среди прочих, привлекаем на помощь пространственные представления. Рудольф Штайнер дает описание того, как мы это делаем. "В первом измерении, — читаем мы в вышеупомянутых введениях, — я соотношу между собой два элемента-явления чувственного мира; во втором измерении я соотношу между собой уже пространственные соотношения. Так я устанавливаю отношение между отношениями. Конкретное явление я снимаю, конкретное же отношение я оставляю. Наконец, я соотношу пространственно друг с другом конкретные отношения. Это означает, что я совершенно отвлекаюсь от того, что это конкретные отношения; но тогда найденное мною в одном, должно быть абсолютно тем же самым, что я нахожу в другом. Я устанавливаю отношения между подобиями. И здесь кончается возможность находить дальнейшие отношения, поскольку кончаются различия" (1,стр.292).


Проделав три таких операции, мы возвращаемся в исходную точку. В пояснение своей мысли Рудольф Штайнер приводит пример. Рассмотрим, пишет он, одну пару людей с точки зрения соединяющей их дружбы, а затем еще одну. Мы тогда получим два понятия дружбы: "а" и "б". Соотнесем их между собой, отвлекаясь от конкретных людей, и мы получим понятие дружбы вообще. Далее с этим понятием я могу подходить к изучению сколь угодно большого числа людей. Суть вновь и вновь получаемых понятий дружбы окажется идентичной с уже полученным ранее результатом. И я прихожу к выводу, что я обнаружил некое единство. Это единство и есть всеобщее понятие дружбы. Но с точки зрения этого понятия я ведь и начал рассмотрение двух конкретных людей. Поэтому на третьей ступени я, фактически, возвращаюсь к первой.


Когда подобную операцию мы производим с пространством, то в первом измерении мы устанавливаем соотношение между двумя восприятиями чувств. И это есть "конкретное представление" (по Р. Штайнеру), или восприятие с его имманентным понятием (см. "Философию свободы"). Соотношение двух конкретных представлений образует второе измерение. Оно есть "абстракция". Третье измерение образует "идеальное единство абстракций" (I, стр.293).


Таким образом, если в пространстве и содержится что-либо от созерцания, то лишь в первом измерении: восприятийная часть представления. Все остальное являет собой мыслительное установление наивнешнейшего единства объектов чувственного мира без какого-либо касания их внутренней сути. В то же время, единство это реальное, оно существует, и природа его такова же, как и природа мыслящего сознания. Оно является теневым, бессущностным, но в нем постоянно сказывается отблеск мощной сверхчувственной реальности. Свое теневое бытие оно ведет по законам интеллигибельного мира, мира мыслесуществ, в силу чего содержит в себе принцип самодвижения; оно диалектично, а далее, как мы уже показали, может ввести в себя некую "органику", двигаться силой закона метаморфозы, соединиться со временем.


Пространство заключает в себе отблеск высшего Триединства, силой которого удерживается в единстве трехмерная Вселенная — физический мир. Иные миры также пространственны, но в другом смысле. Так с переходом в имагинативный мир снимается чувственное восприятие. Восприятием становится его идеальное соответствие, понятие. Соотношение субъект-объект сохраняется, хотя и в другой форме, в силу чего идеальные восприятия могут быть соотнесены друг с другом, а в их идеальном единстве тогда открывается их сущность. Эта последняя, таким образом, и в имагинативпом мире не дана непосредственно. Ее достигают путем сверхчувственного исследования, в котором продолжают действовать законы движения мышления, законы логики. Логика эта семичленная. По ее законам идеи-восприятия растут, развиваются, устанавливают и расторгают связи и являют созерцанию двухмерное пространство имагинативного мира. Но вернее будет сказать, что мы имеем тут дело с промежуточным состоянием пространства, где оно совершает переход от трехмерного к двухмерному, поскольку оказывается снятым лишь половина одного из трех измерений чувственного мира — его восприятийная часть.


В мире инспирации человек отождествляется с объектом и так входит в идеальное единство, но при этом остается отношение внутреннего и внешнего, как остаток отношения представлений или идеальных восприятий. В инспирации еще продолжается частичное действие отношения "здесь" и "там". Поэтому инспиративное пространство является средним между двух- и одномерным. И лишь в интуиции пространство точечно. В любой точке интуитивного пространства содержится вся, на этот раз уже духовная, Вселенная, производной от которой является Вселенная физически материальная; повсюду тогда дано идеальное единство — всеединство. И поскольку оно дано, мы продолжаем говорить о пространстве. В одномерном пространстве единство соотносится с единством. Это и есть фихтевское тождество Я=Я, в котором сознание есть одновременно и бытие, а бытие — сознание.


Высший уровень бытия и сознания совершенно отвращен от всего феноменального, даже духовно-феноменального. Это мир единого Бога. Мы смотрим на него из мира в той или иной мере пространственного и потому он (и мир и Бог) предстает нам как триединый. Это все, что можно сказать о наивысшем мире, пребывая в мире трехмерном: он всеедин, точечен, а в явлении триедин.


Бог един в мире, лежащем над миром интуиции, поскольку там нет ни пространства (в нашем понимании), ни времени. А что вне этих категорий может представить себе наш рассудок как отношение? Необходимы иные свойства души, чтобы приблизиться к пониманию единого Бога, а именно — вера и сердечное знание, то знание, которое обладает чертами бытия.


Но в своей обращенности к творению Бог трехипостасен. И последнее, по форме бытия и сознания, его выражение в феноменальном есть три измерения пространства. Поэтому пространство физического мира — это идея; в противном случае нам пришлось бы утверждать, что в трехмерности мы созерцаем Бога непосредственно, земными очами. Однако эта идея наделена определенным бытием; идея без бытия дана лишь человеческому мыслящему сознанию.


Чувству зрения дано творение, изошедшее от Отчего принципа. Отчее начало заключено в нем как идея, закон бытия. Поэтому представление — это Отец. Отношение между представлениями рождает Сын [* Это действие простирается вплоть до "пространства" социальных отношений: "Где двое соберутся во Имя Мое...".]. Оно не противоречиво; не существует диалектики пространства, поскольку оно богоподобно. Идеальное единство отношений восстанавливает Святой Дух, и так изошедшее от Отца, от Единства, через Сына и Святого Духа вновь возвращается к Нему; мы же при этом говорим о единстве пространства.


Пространство есть также форма бытия идеи. Космическим сознанием порождена биологическая форма, способная вместить в себя сознание, идею, и эта форма есть многочленный человек. Через него Божественная идея возвращается к себе. Человек рожден идеей и в идею: в трехмерное пространство. Беря свое начало во внепространственном, импульс Божественной воли по трем лучам движется в сторону физического мира. На своем пути он опосредуется деятельностью трех Иерархий. При этом из высшего пространства, из высшего астрального, он сходит во временное, в эфирный мир планетной системы и, наконец, достигает физически-материального мира, а затем уже от физического мира Земли простирается в дали физической Вселенной. Эта Вселенная материальна и трехмерна только с точки зрения материального мира [* Хотя и с земной точки зрения, прямая, уходящая в бесконечность в одну сторону возвращается с другой стороны.].


Три луча, образующие оси декартовой системы координат, носят также и онтологический характер. О них у нас уже шла речь в связи с рис. 31. Вьющуюся между ними линию эволюции следует представить себе проходящей во времени. В аспекте новых рассмотрений этот образ должен быть видоизменен. Верхняя его часть пусть остается двухмерной, а нижняя, мир второго откровения, вызывается к жизни иным характером соотношений трех лучей Божественного творения.


В верхней части рисунка пространство и время следует мыслить себе слитыми, поскольку там они пребывают в астрально-эфирном мире, где пространство, нисходящее из высей, превращается во время, а время, сконцентрированное в Солнце, излучает низшее, трехмерное пространство. В направлении от Земли к звездам все переживается в обратном порядке.


Переход от двухмерного, имагинативного пространства к трехмерному возможен лишь благодаря наличию времени. Во времени осуществляется развитие, и его осуществляют Иерархии. Образуется взаимосвязь многочленного человека, пребывающего в чувственном мире, с существами Иерархий, пребывающими в сверхчувственном. Все эти связи, или элементы, взятые по отдельности, бывают и одно- и двухмерными и даже нуль-мерными, но в своей совокупности они распахивают мир чувственной трехмерной реальности. При этом один принцип, принцип Отца образует как бы сквозную вселенскую ось, идущую от центра Земли, как центра материальной Вселенной, в Универсум в его чувственно-сверхчувственной реальности. Это силовая ось, действием ее в физическом теле вызывается выпрямление, прямостояние. Вдоль нее возникает и преходит материя (181; 2.IV). Равновесное состояние всей совокупности чувственного бытия эта ось обусловливает во взаимодействии с двумя другими: с осью действия Ипостаси Сына, центробежных сил, которыми обусловлено овладение человеком речью, и с осью действия Ипостаси Святого Духа, центростремительных сил, которыми обусловлено овладение понятийным мышлением.


Итак, выпрямление, речь, сознание (мышление) — такова форма бытия в трехмерном пространстве. В нем выпрямление соответствует представлению, речь — отношению представлений, сознание — идеальному единству. Троичность выпрямления, речи, сознания, в свою очередь, коренится в троичности человеческих оболочек, в которых и из которых развивается тройственная душа и троичность мысли, чувства и волеизъявления.


Попробуем выразить на рисунке, каким образом возникает переход из двухмерного в трехмерное пространство. Для этого совместим рис. 31 с декартовой системой координат (рис. 72).


Рис.72Три космических принципа, находясь в беспрерывном взаимодействии, движении, творят форму, жизнь и сознание (см. о понятийном аппарате в гл.1). Их соотношение в двухмерном пространстве движется также и во времени, только время там дано созерцанию, как череда пространственных образов, состояний. В чувственном мире время становится формой движения, получает собственное выражение, а пространство закрепляет высшую деятельность в виде некоего триединства: формы, жизни, сознания. Действие высшего Триединства в верхней сфере протекает так, что прошлое, настоящее и будущее там сосуществуют в пространстве, как совокупность пространственных картин. В этом выражается присутствие астрального в эфирном, а эфирного в астральном. Эфирное развивает форму жизни, а астральное дает ей облик в виде устойчивого состояния сознания. Разновременные события находятся там не в опосредованном взаимодействии, что и дает "объемность" двухмерному пространству. А если в этой "объемности" подняться к созерцанию ее идеального единства, то мы окажемся в одномерном пространстве, как более высоком состоянии бытия. В человеке такое состояние можно уподобить следующему. Все наши органы обладают сознанием. Если бы мы могли входить в их сознание, то возвращение в я-сознание, где все эти отдельные сознания приведены к единству, дало бы нам некое подобие перехода из двухмерного в одномерное пространство.


В чувственном мире сверхчувственная '"объемность" переживается также двухмерной, как становление во времени. Но земное становление во времени постоянно исчезает из трехмерного пространства. Пребывающее (астральное) — идея, сталкивается здесь с многообразием меняющихся восприятий. Например, идея растения соединяется как с перволистом, так и с пышно цветущим растением. Строя отношения, идея приобретает двухмерный характер. А поскольку разные стадии роста растения не распадаются на бессвязные отдельности, но остаются в пределах некоего единого целого, то возникает третье измерение — для мыслящего сознания, разумеется, поскольку в растении его идея не объективирована вне состояний жизни. Так в чувственном мире двухмерность восходит не к одномерности, а к трехмерности.


В высшей, зодиакальной сфере астральное (одномерное) метаморфизируется в эфирное планетарной сферы как принцип формы. Войдя во временное, этот принцип, как ставшее, потому пространственное, приходит в противоречие с временным, со становлением. Планеты своими действиями многообразно модифицируют форму. Так рождается трехмерность, как многочленный человек с его жизненными, психическими и духовными процессами. В его форме закреплена наибольшая полнота высшей жизни и сознания, которые образуют прафеномен человека: его идею (которую в сверхчувственном можно "видеть глазами"), поскольку духовное непосредственно присутствует в чувственном мире только в форме идей.


Звеном, связующим прафомен с феноменом, является восприятие. Этот элемент, собственно, и позволяет нам ввести некоторую условную наглядность, которую мы представили на рис.72. Почему условную? — мы поймем это, обратясь к царствам природы.


Минеральное царство получает пространственный образ благодаря тому, что первый, осевой принцип в своей тенденции, действующей в выпрямлении, всецело побежден силой тяжести. Два других принципа — эфирное и астральное минерального царства, в чувственный мир не входят, остаются за его порогом. Поэтому минеральное царство — это чувственный образ одномерного, а точнее сказать, полумерного пространства; именно образ, косвенное свидетельство, выражение, а не само пространство. Его трехмерность в минерале есть чисто математическая идея: декартова система координат. А то, что нам предстает как высота, длина, ширина минерала, — есть одно лишь восприятие. Главное в минеральном царстве — его идеальное единство. Отношение между минералами только механическое. Минеральный мир, как системный, целостный объект, есть вся физическая Вселенная, объединенная законом  всемирного тяготения, — точка. В минеральном царстве нет верха и низа, правого и левого, того, что находится спереди и сзади. В каждом атоме дано все физическое разом. Атом можно поместить в трехмерную систему координат, состоящую из трех равнозначных осей, условно, идеально сведенных воедино. И любая из осей вводит атом в одномерность, причем — через отношение состояний, а не положений.


Растительное царство пребывает в двухмерном пространстве, а точнее сказать, в полуторамерном [* Мы вынуждены пользоваться такими непривычными понятиями, если хотим постигать мир в беспрерывном становлении и прехождении.], поскольку сила тяжести в нем преодолевается силой роста с его тенденцией к выпрямлению. Растение плоскостно, а точнее — линейно. В нем в строении листа и во всем облике присутствует ось симметрии. Отношения в растительном мире не только механические, но и органические с главной ориентацией на источник света, на жизненный центр Солнечной системы. В растительном мире реально действует эфирно-временной принцип.


В животном царстве кроме симметрии по отношению к вертикальной оси, существует актуальное отношение вдоль горизонтальной оси (плоскости), от носа к хвосту. Благодаря этому животное обладает астральным телом и зачатками психической жизни. Но в то же время, животное порабощено силой тяжести. Тенденция к выпрямлению находится в нем на уровне растительного царства. Духовного выпрямления, стоящего в основе физического выпрямления, животному не дано. Однако наличие ощущений приводит животное в частичную связь с третьим измерением.


Рис.Вполне трехмерен только человек благодаря обладанию "я". Благодаря ему же он сверхпространствен, вырастает за пределы пространства в двухмерность, одномерность, восходя по ступеням высшего сознания. Человек тогда духовно выходит за круг Зодиака. своей головой и конечностями, как бы "разрывает" пространство, которое в силу центростремительной тенденции постоянно стремится всему напечатлеть сферическую форму. Действием этих сил слеплена человеческая голова, которую, как физическое образование. Духочеловек стремится сжать в точку надмирового пространства. И он достигает этого, когда в голове рождается идея — единство трехмерного пространства. Таким образом, животное не вполне трехмерно. Человек из трехмерности, поскольку он в ней больше не умещается, возвращается в двухмерность. переживая бытие идеи. Силой Отца он низведен в мир земной тяжести — в физическое тело. Но в теле изначально заложена возможность претворить его в Духочеловека. Начало претворения — выпрямление: физическое, потом духовное.



Действием Сына человеку напечатлевается жизнь чувств. Отношения между "я" из пространственного превращаются в этические. Дух Святой, рождая затем самосознание, возвращает творение, как индивидуальный дух, в сферу Отца, а вернее — в сферу Триединства. Между двумя полюсами: выпрямлением и духовным вознесением, укладывается огромная эволюция, в которой формирование трехмерного пространства идет рука об руку с развитием многочленного человека. На современном этапе развития их взаимосвязь имеет вид, показанный на рис. 73.


Рис.73Рудольф Штайнер описывает эту взаимосвязь в лекции от 26 октября 1909 г. в цикле лекций, посвященном вопросам психософии (115), где речь также идет о двенадцатичленной системе восприятий чувств. Там сказано, что повсюду, где возникает восприятие внешнего мира, простирается душа ощущающая. И то, что она при этом воспринимает, есть видимость, блистание (Schein) тела ощущений. Астральная субстанция при этом что-то вытесняет и возвращает обратно. В человеке возникает взаимодействие между тем, что он имеет перед собой и позади себя. А когда два течения сталкиваются, то образуется некое скопление, уплотнение. Чувственно мы не видим этих "течений", а только их уплотнения. "Зафиксируем наше внимание, — говорит Рудольф Штайнер, — на кожном покрове: там происходит встреча души ощущающей с душевным телом. Мы видим там, как душа формирует тело" — действующая изнутри наружу душа ощущающая и действующее снаружи вовнутрь душевное тело. Так приходим мы к пониманию того, каким образом душа формирует тело.


Подобным же образом работают и другие течения. Потоки физического тела, слева, и эфирного тела, справа, при столкновении образуют "...чувственно воспринимаемого физического человека, чувственно воспринимаемую внешнюю сторону человека" (115, стр.39-40).


В астральном теле, кроме указанных, имеются еще два потока, идущие сверху вниз и снизу вверх. Это действуют навстречу друг другу высшее Я и собственно астральное тело. Из взаимодействия всех перечисленных потоков образуется некое уплотнение, которое мы называем физическим телом. По сути его бытие иллюзорно, ибо стоит распасться описанному силовому взаимодействию и на месте тела ничего не останется. В мировое эфирное уйдут и астральное, и сами потоки. Останется же то, что в силовом взаимодействии образовалось как индивидуальная душа и дух.


Переходным звеном от тройственного тела к тройственной душе служит тело душевное. В "Теософии" Рудольф Штайнер пишет, что душа ощущающая, порождая ощущения, опирается в своей деятельности на эфирное тело. "И поскольку эфирное тело — это жизнь внутри физического тела, то и душа ощущающая косвенно зависит от него". Мы получаем соответствующие действительности восприятия чувств только в том случае, если наши физические органы чувств здоровы, правильно образованы. Так телесность влияет на душу ощущающую и ставит ей границы. В результате всего этого "... между физическим и, с одной стороны, эфирным телом, а с другой — душой ощущающей бразуется ... тело душевное или тело ощущений. Можно также сказать, что одна часть эфирного тела тоньше, чем другая, и эта более тонкая его часть образует единство с душой ощущающей, а более грубая — с физическим телом" (9, стр.30—31.). Но душевное тело связано и с астральным телом. В "Очерке тайноведения", в главе "Существо человека", Рудольф Штайнер пишет: "Когда имеют в виду возникновение знания о находящихся перед нами предметах, то говорят об астральном теле. А то, что дает знанию длительность, называют душой. Оба они соединены до некоторой степени в один член человеческого существа. Поэтому часто их соединение называют просто астральным телом. Но в более строгом смысле слова об астральном теле следует говорить как о теле душевном, а о душе, поскольку она соединена с ним, как о душе ощущающей" (13, стр.65).


Наконец, в одной из лекций Рудольфа Штайнера мы встречаем еще такое описание: "... образующееся здесь целое — душевное тело, как внешнюю оболочку, и вдетую в него душу ощущающую — грубо говоря можно сравнить с мечом, вложенным в ножны. Для душевного созерцания это предстает как целое и в теософии называется кама-рупой, или астральным телом. Высший член физического тела (т. е. душевное тело. — Авт.) и низший член души (ощущающей) образуют здесь целое..." (53; 13.Х).


Таким образом, душевное тело имеет отношение ко всем трем телам: физическому, эфирному и астральному. Мы обрели его в эоне древней Луны, когда нашему астральному телу были напечатлены зачатки души ощущающей и рассудочной. В эоне Земли все это проявилось в единстве, имеющем следующий вид:


Рис.


Единство это, как наследие древней Луны, является в известном смысле тупиковым. Мы говорили о нем еще в первой главе, когда рассматривали диалектическое единство и законченность развития в течение трех первых эонов. В эоне Земли возникшее прежде несет в себе тенденцию к бесконечному повторению.


Способность к дальнейшему развитию человека на Земле была дана благодаря одарению его искрой Я. Оно надэволюционно, из высей обратило напечатленный эволюционно в конце древней Луны человеческому астральному телу Самодух к работе в той части астрального тела, которая стала вычленяться как душевное образование. Тогда душа ощущающая начинает сама, изнутри воздействовать на всю тройственную телесность и вызывать метаморфозы сил и субстанций, формирующих душу и дух.


Извне, навстречу душе ощущающей, из сил эволюции действует душевное тело, в первую очередь через работу органов чувств. Так возникает взаимодействие того, что на рис. 73 идет сверху вниз, с тем, что приходит со всех остальных сторон. Оно становится возможным благодаря связи душевного тела со всеми тремя оболочками.


В эоне Земли со стороны высшего Я на душевное тело, а вместе с ним и на душу ощущающую, было оказано действие, приведшее их в связь с жизненными процессами, с эфирным телом, что повлекло за собой образование души рассудочной. На этом этапе развития планета Марс пронизала планету Земля и одарила ее субстанцией железа. Обе планеты тогда находились в астрально-эфирном состоянии и полученное железо вобрала в себя человеческая кровь, также пребывавшая тогда в эфирном состоянии. В человеке стала слагаться ритмическая система: тогда Господь Ягве "вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою" (Быт. 2; 7).


В этом действии Ягве выразилось нисхождение Самодуха в Иерархию Духов Формы. На древней Луне Самодух, предупреждает Рудольф Штайнер в "Очерке тайноведения", не представлял собой чего-то особенного наряду с возникшими тогда зачатками души ощущающей и рассудочной. Обе души тогда были его выражением, а он — их высшим единством, гармонией, они являлись выражением возвышенной деятельности Духов Движения, пожертвовавших на древней Луне своей астральной субстанцией. Ими же осуществлялось тогда высшее единение души и духа, т.к. Духи Движения были и творцами Самодуха.


На Земле Самодух нисходит на одну Иерархию ниже, а астральное тело приходит в тесную связь с двумя другими телами и получает тенденцию, оттолкнувшись от них, начать процесс, идущий в обратную сторону, к одухотворению, получает тенденцию к образованию тройственной души. Действие Я в земном астральном теле сначала носило характер высшей творящей деятельности, пока не достигло физического тела, пока не стала слагаться центральная нервная система, головной мозг, а с ним — душа сознательная. Тогда Я пришло в связь с отдельным человеком и он обрел, сначала бессознательно, самостоятельность по отношению к духовному миру. Но еще долго Я действовало в воплощенном на Земле человеке как родовое.


Та конкретная связь Самодуха с астральным телом, которая повела к выработке души сознательной, началась с середины Атлантической эпохи, когда на смену Марсу пришло духовное влияние Меркурия на земное развитие, а вместе с ним — ртути (алхимической). Оно достигнет своего апогея, когда Земля, путем одухотворения, перейдет в пластическое состояние формы, снова взойдет на астральный план. Ртуть является единственным металлом на Земле, пребывающим в жидком состоянии. В духе алхимии Парацельса-Беме в ртути видели образ движения, жизни, вступающей в борьбу с покоем, неподвижностью (солью). Действием ртутного принципа обусловлена тенденция к образованию сферической, каплеобразной формы в мире вещественного.


Итак, в формировании пространственного облика человека действуют, в первую очередь, два потока сил. Один из них идет из прошлой эволюции. — поток эфирных сил, которые во времени продвинули человека до выработки души ощущающей — первой формы индивидуального душевного бытия. Навстречу этому потоку развития идет действие высшего Я в астральном теле, что наполняет форму сознанием и выводит ее в мир трехмерного пространства. На древней Луне пространственный мир был двухмерным и простирался до будущего эона Юпитера, который вставал тогда в предвосхищении. На древнем Солнце пространственный образ мира был одномерен, или "полуторамерен", линеен, обладал внешними и внутренними отношениями и простирался (опять-таки, в предвосхищении) до эона будущей Венеры. В эоне древнего Сатурна одномерный, точечный пространственный образ мира простирался до будущего Вулкана.


Эти взаимосвязи возникали как бы над всем тем, что зрело в недрах древних эонов как будущая Земля. Потом к ним добавилось действие импульса, шедшего прямо из вечности, "перпендикулярно" становлению пространственных отношений (в эволюции). И как равнодействующая всех перечисленных сил возникла эволюция Земли. На ней, в середине ее развития, которая приходится на середину Атлантической эпохи, временной и пространственный принципы развития достигают своей предельной полноты в материальной форме бытия, — с того момента, как человек одаряется искрой Я. В нем тогда начинает действовать, хотя еще и над индивидуально, вся полнота тройственной души, и он принимает вертикальное положение. Триединый Бог отображается в трехмерном пространстве, поскольку творение приобретает богоподобный характер в ином.


В чем конкретно это выражается? Прежде всего, в том, что человек осознает отношение не только внутреннего и внешнего, но и верха и низа, правого—левого. "Пространство, — говорит Рудольф Штайнер, — сотканное с верхом и низом, было для него тем, что как интеллигенция господствовало в Мироздании. И, участвуя, благодаря росту вверх и вниз, в этой интеллигенции Мироздания, человек и себя чувствовал интеллигентным... А стоя спокойно и созерцая мир (через переживание левого и правого. — Авт.), он обретал чувство своей связи с мировым чувством. ...Через ходьбу он вступал своей волей в мировую волю". В этих трех направлениях, продолжает Рудольф Штайнер, "...людям было дано отображение тройственного Бога: Отца, Сына и Святого Духа". Но в развитии религий пониманию троичности предшествует понимание единого Бога. Оно тоже было дано через пространство, почему, например, древний раввин называл Бога пространством. Позже, когда возникло переживание времени (у Платона, Аристотеля, гностиков), в нем стали ощущать отображение единого Бога через отношение "предшествующего", как Божественного, к "последующему", как небожественному. "Монотеизм лежит в основе древнего переживания времени, — заключает Рудольф Штайнер, — основа ощущения Троицы лежит в древнем переживании пространства" (184: 20.IX).


Переход от монотеизма к исповеданию Триединого Бога длится по сию пору и не только в магометанстве, но и среди христиан. Он особенно сказывается в оппозиции церковного сознания смыслу исторического развития, в котором видят лишь процесс отпадения от Бога. И таково настроение монотеизма. Отказ от трихотомии человеческого существа является наиболее ярким выражением борьбы против Триединого Бога, борьбы против эволюции, где через метаморфозы форм бытия Бог рождает свое подобие. Именно на эволюционном пути человечество восходит от небожественного "настоящего" к Божественному "последующему" (о том же идет речь в универсалиях схоластики).


Из трех основных ингредиентов душевной жизни человека в полной мере трехмерна лишь воля, поскольку она связана с обменом веществ и с системой конечностей, с движением. Чувство рождается в плоскости, оно двухмерно. Рудольф Штайнер указывает на симметричное строение человека и уподобляет жизнь чувств некой картине, которую мы рисуем на плоскости симметрии с обеих сторон. Все трехмерное, проектируясь на эту плоскость, получает двухмерный характер. На ней сталкиваются между собой, приходя с разных сторон, мудрость и форма, идея и облик. Художник, живописующий на этой плоскости, не имеющей, естественно, толщины, есть сама воля. Так проявляется непространственная по своей сути жизнь чувств в пространстве. Мышление же проявляется в пространстве одномерно, как простирающееся вдоль линии, идущей сверху вниз и снизу вверх (213; 24.VI. 184; 20.IX).


Переживание пространства в индивидуальном опыте души есть нечто иное по сравнению с объективным соотношением в человеке сил, обусловливающих само возникновение жизни мыслей, чувств и волеизъявлений. Чувствующий человек по преимуществу связан с ритмической системой и образует в некоем роде разделительную линию, над которой действуют силы познания — как сверхчувственное, — а снизу — подчувственные силы воли. На вопрос: откуда приходят эти подчувственные силы? Рудольф Штайнер отвечает: "Это суть те же силы, что и силы планет, то есть для нас, находящихся на Земле, они являются силами Земли. В нас постоянно действуют силы Земли, ...они волевой природы. Силы познавательной природы, они приходят с периферии мира; они как бы изливаются извне: из внепланетного они изливаются в нас" (191; 4.Х). И Рудольф Штайнер поясняет сказанное рисунком.


Рис.


Зная это, было бы теперь естественно обратиться к связи мышления, чувствования и волеизъявления с Иерархиями, т. е. с их прафеноменальным, что мы и сделаем, но несколько позже, поскольку возводимое нами представление о природе пространства мы уже, так сказать, опустили на чувственный план. Здесь феноменология мысли, чувства и воли заключает в себе в некоем единстве три аспекта: индивидуальный, планетарный и звездный. В соответствии с ними возникают и три уровня формирования пространства (рис. 74).


Рис. 74Точка х, в которой на рисунке сходятся все три плоскости, представляет собой точку схода всех формирующих пространство сил. И это есть точка низшего человеческого "я", которое вне-пространственно. Однако возникает оно в пространстве и  существует благодаря ему, благодаря многочленному существу человека. В нем имеет свою точку опоры и высшее Я. Точка х расположена в области солнечного сплетения (но ее можно перенести в область гортани). Низшее "я", восходя по ступеням тройственной души, достигает области 2-лепесткового лотоса (в области между бровями). Как равнодействующая двух сил: высшего Я и низшего, возникает  точка в области 16-лепесткового лотоса (в области гортани). Там и коренится связь низшего "я" с пространством, в ней "я" через звук и речь объективирует себя в чувственном мире. Если говорить детальнее, то "я" в точке 16-лепесткового лотоса "суммирует" триединую деятельность души, протекающую в мыслях, чувствах (12-лепестковый, сердечный лотос) и волеизъявлениях, и приводит ее в связь с высшим Я.


Позиция III. на рис. 74 суммирует в себе две другие, поскольку плоскости А, В, С выражают собой действие в нас мысли, чувства и воли. Эти последние имеют макрокосмическое происхождение и таково же происхождение пространства. Из пространства круга Зодиака рождается человек в пространство земного мира. Человеческое же Я происходит из еще более высокого мира, из мира Божественного Триединства, который одномерен и одновременно стоит выше того, что мы можем представить себе как одномерность ("хрустальное небо"). В своей обращенности к творению Единый Бог как бы наносит на круг Зодиака космическую форму макроантропоса, образованную, с одной стороны, тремя главными ингредиентами (мыслью, чувством, волей), на которых возводятся индивидуальная душа и дух, а с другой — четверичностью того имагинативного образа человека, в основе которого коренится трехчленный человек конечностей (телец), ритма (лев), и нервно-чувственной системы (Орел-Скорпион). В этого трехчленного человека нисходит высшее Я (Водолей-Ангел), и одновременно оно нисходит в человека мыслей, чувств и волеизъявлений. Так высшее Я, нисходя из мира высшего Единства, переводит троичность мышления, чувствования, воления из надличностной сферы в троичность физического существа человека, в котором они приобретают личностный характер, а высшее Я живет как четвертый принцип.


Так возникает пространственное бытие трехчленного человка тела, души и духа. Будучи выражением высшего пространства, которое (Зодиак) двенадцатирично, человек в каждой из своих трех ипостасей двенадцатиричен: двенадцатичленно его тело (голова — Овен, грудь — Лев и т. д.); двенадцатичленна душа, как система 12-ти восприятий чувств; двенадцатичленен дух, как система 12-ти наполняющих его мировоззрений, инспирируемых силами Зодиака. В виде некоего рода осевого принципа, через указанные взаимосвязи проходит трехмерное пространство. Все в целом имеет свой прафеномен, который дан Рудольфом Штайнером в виде рисунка (рис. 75) (201; 11. IV).


Рис.75Космической волей, субстанцией Престолов был рожден человек. Она и была тем "художником", который "нарисовал" человека на еще чисто духовном круге Зодиака. В индивидуальном опыте она "рисует" чувство; индивидуально-космически сверхчувственное мышление и подчувственная воля "рисуют" чувство. Некогда (достаточно определенно это выступило в эоне древнего Солнца) плоскостью чувства был сам круг Зодиака. Он отделял сферу Троицы и первую Иерархию — проводника высшего замысла — от того, что стало волей в инобытии, в творении. Своего рода итогом, квинтэссенцией инобытия ныне является планета Земля, возникшая в результате совокупного действия космических воли, чувства и мысли.


Былая плоскость чувства (круг Зодиака) переместилась в ритмическую систему человека; она отделяет голову человека от остального тела, и поэтому человек, взятый как микрокосм, может в некоем роде "просунуть" голову за круг Зодиака, в сферу изначальной Божественной мысли, которая в творении выступила как воля. Он может это сделать, восходя от предметного к интуитивному мышлению путем внесения воли в мышление. Тогда воля, действующая в конечностях, приходит к единству с индивидуально поволенным мышлением, и человек выходит из пространства (см. направление Овен—Весы).


Изображенное на нем следует мыслить в виде трех взаимно перпендикулярных плоскостей, где плоскость воли — это данная нами на рис. 74 плоскость А, мышление — плоскость В, чувство — плоскость С. Таково объективное соотношение между чувством, мыслью, волей и трехмерным пространством в человеке. Субъективно пространство для человека выступает как идея, объективно как форма бытия, бытия как многочленного человека, в котором могут изживаться мысли, чувства и волеизъявления.


От начального состояния — творения на древнем Сатурне — до указанного, в известном смысле, конечного (как возвращение в лоно Божества), пролегает гигантская эволюция. В ней на первых этапах все три плоскости, изображенные на рисунке 74, слиты в одну, отделяющую сущность от явления, бытие от ничто. Я от не-Я [* Восприятие, созерцание также являются бытием, и поэтому не забудем, что частично, как половина того, что образует идею первого измерения, идея пространства содержит в себе созерцание. Оно есть основание отношения пространственного и внепространственного.]. Следовательно в этой плоскости пребывают одновременно и мышление, и чувствование, и воление. Они тогда принадлежат Иерархиям, не могущим нисходить ниже двухмерного пространства, которые "моделируют" их в человеке.


В процессе такой работы воля Престолов, как Духочеловек, нисходя по ступеням Иерархий, как бы "раздвинула" плоскости чувства, мысли и воли, что выразилось в движении сил по кругу Зодиака, т. е. в развитии — оно стало пространственно-временным, — которое затем перешло в сферы планет, как в форму бытия во времени и в пространстве, и, наконец, достигло Земли, образовав ее совершенное трехмерное пространство. Вслед за тем трехмерное пространство стало шириться от Земли в дали планетарных сфер и, наконец, достигло Зодиака — пространства восприятий чувств и мышления.


Раздвижение мысли и чувства волей выразилось в образовании системы циркуляции крови и дыхания. И эта воля была тем Я, которым Элоимы одарили человека, вдохнув в него "дыхание жизни".


В начале эволюционного цикла, окружающий ныне Землю небосвод был едва намечен. Он существовал лишь как разграничительная плоскость, отделяющая внутреннее Мироздания от его впервые возникающего внешнего. И та плоскость была волей Престолов, выражением воли Бога-Отца. И поскольку воля объективируется, в ней объективируются откровения двух других Ипостасей. Откровение Бога-Сына объективируется в направлении, идущем от Водолея ко Льву, а Бога-Духа — от созвездия Орла к Тельцу (рис.75). Но если откровение Отчей воли опосредуют Престолы, то откровения Сына и Святого Духа опосредуют Херувимы. Четыре Херувима как бы держат за четыре конца план грядущего мира. При этом каждый из них имеет справа и слева по спутнику. Так образовались 12 небесных сил, положивших основание кругу Зодиака (110; 17.IV). Внутри круга указанных сил воля Престолов сгущается до теплоты, из которой образуются сферические зачатки физического тела человека: первые сферические формы в Мироздании. Они начинают двигаться внутри двухмерного круга Зодиака, носящего чисто духовный характер, и исходящие от него силы формируют в тепловых телах зачатки органов чувств. С известным правом можно сказать, что границей сферы восприятий чувств, которая ныне обозначена кругом Зодиака, тогда являлась поверхность сферических тепловых тел. Формировавшиеся в монадах зачатки органов чувств были одновременно и зачатками органов жизни. Поэтому каждая монада представляла собой также "свернутую" в себе будущую планетную систему; ее через монады творил мир будущих звезд. В монадах это выражалось в образовании внутренних органов: когда древний Сатурн стоял в знаке Льва возник первый зачаток человеческого сердца и т. д.


На древнем Солнце и древней Луне вышеописанная работа приняла более многообразный и овеществленный характер. При этом сила, исходившая от знака Орла и оживлявшая монады, стала на древнем Солнце их убивать, что в эоне Земли привело к раскрытию, к "протыканию" органов чувств вовне. Их "проткнуло" жало Скорпиона, — так говорили жрецы древних египетских Мистерий. Внешний, предметный мир выступил перед человеком. Но зачатки познания были внесены в человеческие монады еще на древней Луне, где движение по кругу Зодиака завершилось не в Скорпионе, а в Водолее.


В целом мы получаем такую картину. В ходе предыдущих эонов в сфере неподвижных звезд формируется пространственный двенадцатичленный образ физического человека. В него вчленяются опосредованные Херувимами импульсы Ипостаси Святого Духа, заложившие в единое Отчее начало творения разделение на систему обмена монад с внешним веществом (а следовательно, метаболическую систему), систему ритма и систему нервно-чувственной деятельности: и все это — на животном уровне. Отражением того исходного состояния являются современные животные Орел. Лев. Телец. Человек выделил их из себя, преодолев в себе животное начало. Рудольф Штайнер говорит, что та же сила, которая в физическом, в воздухе, дает Орлу перья, на астральном плане ведет к образованию мыслей. Лев во всем мире животных обладает идеальным равновесием между дыханием и циркуляцией крови. Весь он, по сути,— одна грудная организация, как Орел — головная, а корова (Телец) вся — обмен веществ.


Но развитие тройственного человека стало возможным лишь во времени. Оно сопровождалось образованием внутренних органов, 
выработкой автономных жизненных процессов. Поэтому внутри круга Зодиака возникла планетная система, возникли следующие соотношения:


Орел (птица Юпитера) (Созвездие  Скорпион) — внешние планеты — головная система;


Лев (Созвездие  Лев) — Солнце — ритмическая система;


Телец (Созвездие  Телец) — внутренние планеты — система обмена веществ и конечностей.


Так зодиакальное, пространственное в своем воздействии на- человека стало опосредоваться планетарным, временным и метаморфнзироваться в земное трехмерное пространство обитания многочленного человека. Весь процесс метаморфоз воспроизводился Иерархиями. В нем в животный принцип было внесено чисто человеческое, индивидуализирующее начало. Так, например, когда древний Сатурн стоял в Тельце, в человеческих монадах началась выработка органов речи. Уже на Земле, в древнеегипетскую культурную эпоху действие Тельца возобновилось и позволило человеку ощутить родство между словом и волеизъявлением, деянием, поступком. Когда Земля в один из своих мировых кругооборотов стояла в знаке Скорпиона, из нее выделилась Луна, произошло разделение полов и человек получил возможность для выработки мыслящего сознания, а вместе с ним — способность принимать вертикальное положение (110; 18.IV).


Распрямляясь и начиная индивидуально ощущать, воспринимать, чувствовать и мыслить, человек стал приобщаться к миру Иерархий, входить в иную сферу бытия, которую ранее мы изобразили на рис. 6. Процесс этого вхождения, скажем, в полусферу, поскольку пространство при этом "разрывается", сопровождается выработкой в человеке собственной полусферы — полусферы тройственной души. Таков смысл рисунка, который Рудольф Штайнер дает в лекции от 26 октября 1909 г. (115) (рис. 76). Приведя тот рисунок в связь с рис. 6, мы получаем картину, показанную на рис. 77.


Рис.76,77


В рис. 77 мы узнаем дальнейшее развитие рис. 61 и, таким образом, получаем картину взаимосвязи высшего, надиндивидуального, и низшего, индивидуального, аспектов тройственной души. Переход от одного к другому осуществляется через сферу Солнца, из которой действует Иерархия Духов Формы, одаривших человека Я. Высший аспект тройственной души пребывает в сфере существ второй Иерархии, которая действует в эфирном теле человека. Поэтому оттуда наша душа действует в теле созидающе, действует из времени.


В сферах внутренних планет тройственная душа входит в пространственное бытие, рождаемое Солнцем, и изживает себя в нем в совокупности мышления, чувствования и воления.


Различие между рис. 61 и 77 состоит в том, что на первом из них дано древнее действие планетарных сил на тройственную душу, приводящее ее к выработке я-сознания; в смене сна и бодрствования это действие продолжается и по сию пору. Но с овладением индивидуальным "я" человек берет развитие души в собственные руки, начинает сам идти навстречу действию космических сил, что и показано на рис. 77. Тогда, с одной стороны, мы имеем восхождение индивидуального духа (стремление ахамот, в терминологии гностиков), а с другой — нисхождение высшего, творящего импульса (Демиурга).


В сфере внутренних планет высший инизший импульсы действуют в противоположных направлениях.


Рис.В сфере Луны индивидуальная душа ощущающая встречается с космическим импульсом души сознательной. В резульате ее душа сознательная приходит в связь с мозгом (осуществлять их связь собственными силами человек пока не способен) и человек овладевает способностью образовывать собственные представления: воспринимать мир и творить идеи. Так возникает первый элемент идеи пространства. Второй образуется в сфере души рассудочной, где космическое совпадает с индивидуальным. Третий элемент мы получаем благодаря внесению воли в мышление, когда мышление обретает способность двигаться собственной силой. Волю эту в наше астральное тело вносит космическая душа ощущающая — дар Духов Движения на древней Луне.


Развивая тройственную душу за сферой Солнца, человек действует совместно с ее космическими импульсами. Поэтому то, что между Землей и Солнцем действует как сознание в элементах мысли, чувства и воли, за сферой Солнца обретает характер жизни, что находит свое выражение в выработке сознанием, как формой бытия, речи и в духовном выпрямлении, которое есть перводвигатель выпрямления физического. Опосредующая роль Солнца выражается в формировании "я".


Осознавая себя как планетарное существо, человек приходит к единству бытия и сознания, что, естественно, сопровождается восхождением к высшим ступеням сознания: к имагинативному и т. д. Этот процесс также идет в двух направлениях: "я" восходит по ступеням высшего сознания; в тройственную душу, а потом и в тело высшие состояния нисходят. И тогда душа сознательная метаморфизируется (субстанционально) в душу имагинации, душа ощущающая — в душу интуиции, душа рассудочная занимает среднее положение, становясь душой инспирации.


Рис. 78Таким образом, планетарный человек получает уже известный нам из прошлых рассмотрений вид (рис. 78).


По вертикали в нем действует сила распрямления, а вокруг нее — силы речи и поволенного мышления. Сверху вниз на человеческое существо действует высшее Я, снизу, навстречу ему, восходит сила низшего "я" и мышления, а вокруг вертикали сил действуют силы чувства и воли. В них высший принцип пространства приходит к своему выражению в низшем, трехмерном пространстве. Возникает род взаимосвязей, показанных на рис. 79.


Рис.79Образуя пространственное существо человека, планеты встают в разного рода угловые соотношения между собой и по отношению к силам зодиакального круга. Возникает ряд пространственно-временных соотношений, обусловленных движением Солнечной системы по кругу Зодиака, чем, собственно, и вызывается формирование многочленного человека.


Основой, на которой творится человек тела, души и духа, является тройственная телесность, форма. Она. кроме того, делится на мужскую и женскую. Рудольф Штайнер говорит, что уже в круге Зодиака часть знаков — верхние семь — соответствуют мужскому существу, а другая — нижние пять — женскому. Весь круг Зодиака имеет вид мужески-женского существа, змееобразно замкнутого в круг (316; 8.1).


Что макроантропос вписан в круг Зодиака — это обстоятельство, несомненно, сказывается не только в физическом, но и в эфирном, и в астральном телах. В их высшей космической констелляции нам явлен первый образ Святого Грааля — тайна творения человека. У нас уже шла речь о том, что человеческий эмбрион является физическим отображением духовного вызревания человека в сфере Высшего Девахана. Теперь мы получили возможность еше с одной стороны взглянуть на этот факт (рис. 80).


Рис.80В аспекте мужского и женского начал Зодиак напоминает собой убывающую Луну. На пути духовных исследований тайны Грааля Рудольфу Штайнеру однажды открылось, что имя  земного хранителя Грааля нанесено оккультными письменами на лунный серп. Луна в таком состоянии в меньшей своей части освещена физическим светом Солнца, а в затененной части свет присутствует духовно, его физическая часть задержана Землей. Тогда в серпе Луны, подобно Святому Причастию, хранится "просфора" духовного, эфирного Солнца. Нечто проходит сквозь физическую материю, говорит Рудольф Штайнер, "и это есть дух, живущий в солнечных лучах. Духовная сила Солнца задерживается, а не отбрасывается назад (Луной). ...солнечный Дух покоится в лунном серпе" (149; 2.I).


Высший праобраз этого сочетания сил и являет нам круг Зодиака. Его верхние семь знаков выступают навстречу нашему созерцанию из мира высших эфирных сил, принесенных на алтарь творения еще в эоне древнего Солнца [* Они присутствуют и в нашем Солнце, почему оно не планета, а звезда.]. В оккультизме область неподвижных звезд носит название "Мистический Агнец" (см. рис. 70). Она есть сфера действия Христова начала, опосредованного Иерархией Серафимов — Духов Вселюбви, а ступенью ниже — Духами Мудрости.


Нижние пять знаков заключают в себе высшее астральное. Это сфера действия Святого Духа, опосредованного Иерархией Херувимов, которые также имеют имя "Полнота Софии", а ступенью ниже — Духами Движения.


Разумеется, действие высших эфирных сил простирается и в область нижних (ночных) знаков, а астральных — в область верхних (дневных) знаков. Но имеются также основания говорить о местах их преимущественного действия. А тогда действие одних ослаблено внизу, а других — вверху. Отчее начало, как высшее физическое, опосредованное Духами Воли, объемлет весь круг Зодиака и приводит его к единству. Это сила наивысшего, вселенского Я. Ниже оно опосредовано Духами Формы. И именно им они и одарили человека. В эволюции, снизу вверх, от низшего "я" к Я высшему нас ведет Христос. Поэтому Он многократно подчеркивает, что "идет к Отцу".


В круг Зодиака вписан высший прафеномен физического человека — Духочеловек, как макрокосмическая, покоющаяся в лоне Бога-Отца форма. Человек возвращается к ней всякий раз, как после смерти восходит на Высший Девахан. Действием двух других Ипостасей Бога в физическую форму вносится комплекс эфирно-астральных сил, а с ними принцип пространственно-временной эволюции, в которой в человеке рождаются индивидуальные мысли, чувства и волеизъявления, а с ними — "я". И пока он занимается их выработкой в условиях земных инкарнаций, высшее, Божественное хранит его изначально задуманный праобраз. Он также меняется с ходом времени. Ныне он приобрел тот вид, какой мы показали на рис. 80.


На древнем Сатурне высшее и низшее в монадах пребывало в единстве. В дальнейшем Божественное Триединство образовало направленную в сторону материального бытия четверичность сил. То, что действовало и продолжает действовать поныне, но только на высшем Девахане, как линия Серафического Импульса Христа, разделилось надвое и, с одной стороны, образовало в человеке ритмическую систему, "дыхание жизни", а с другой — нисходит на человека в Ангельской Иерархии как индивидуальный Самодух. Иными словами, всеобщее, вселенское, мировое Я достигает человека, пройдя через опосредование Иерархиями Духов Воли, Духов Мудрости, Духов Движения и Духов Формы.


Действием, исходящим от знаков Орла (Скорпиона) и Тельца, в человеке возбуждается жизнь мышления и воли, где наравне с силами Святого Духа вновь выступает Отчее начало. Силами, идущими от Тельца, была образована система обмена веществ и конечностей. Она стала в человеке сферой пока еще спящей воли: в ней действует Отчее начало. Что прежде было Орлом, повело к выработке индивидуального астрального тела и системы нервов, головного человека. Этому, изначально Софийному принципу, внизу противостали люциферические духи. Произошло некое низведение Божественной Софии в сферу грехопадения. Знанием о двойном аспекте Софии обладали гностик Валентин, философ Вл.Соловьев; причудливо, со следами декаданса оно отразилось в творчестве Александра Блока.


София-Изида-Мария рождает Божественное Дитя. Этот образ мы находим у Рафаэля. Но Орел, ставший Скорпионом, есть антипод Святого Духа: Ирод в земном измерении. Он порождает в человеке низшие, эгоистические вожделения и тем сгущает материю! София-Мария становится Майей — духом, сгущенным до вещества, недухом. И в этот мир иллюзии открываются органы чувств дитяти человеческого. Отчий принцип, физическую форму, Люцифер заполняет веществом, материей, и в ней, благодаря вожделениям и восприятиям, формируется душа ощущающая. От нее начинается движение вверх, к душе рассудочной (см. табл.5): через человека преодолевается то падение космических сил, которое совершилось в созвездии Орла еще в эоне древнего Солнца. Через человека должно совершиться примирение Духа Мудрости с Духом Любви, для чего необходимо не дать жалу Скорпиона проникнуть в душу рассудочную, коренящуюся в индивидуальном эфирном теле. Достигается это путем высветления астрального тела, восхождения от души ощущающей к душе сознательной, в которую тогда нисходит Самодух, исходящий от преображенного Скорпиона — от Орла, от Софии.


Божественная София низвела в виде голубя Жизнедух Христа. Христа как Я-Водолея (поэтому Иоанн Креститель стоит в знаке Водолея и крестит водой) в тройственное тело Иисуса из Назарета. В шестой, славяно-германской культурной эпохе люди будут создавать общины, праобразом которых является чаша Грааля, и в них будет в оболочке Самодуха-Софии нисходить Жизнедух-Христос. София преобразит душу сознательную в душу имагинации, и тогда  Жизнедух низойдет в душу рассудочную, на Земле возникнет новая социальность — община Христа, община Буддхи.


Таков макрокосмический Грааль и его действие в человеке. Образ его мы находим и в растительном царстве, когда созерцаем чашечку цветка, наполненную световым и тепловым действием Солнца. Это уже живой символ Грааля  в его планетарном аспекте, который является в некоем роде производным от звездного его аспекта (рис. 81). Макрокосмический и планетарный Грааль соотносятся между собой как внутреннее и внешнее, как сущность и явление. Их соотношением рождается пространство.


Рис. 81Что в Зодиаке, как всеобъемлющий принцип, выражает Ипостась Отца, то в планетарном Граале образует его центр — Землю [* Но в земном эоне незримо уже присутствует будущий эон Вулкана, как 8-я сфера, внешнее очертание которой образует Луна своим движением вокруг  Земли. Наивысшему противостоит самое низшее: намерение Аримана породить в этой сфере свой, подматериальный мир.]. Ведь физическая Земля есть не что иное, как древняя воля Престолов, перешедшая без развития в 4-й эон. Духовная сила Солнца, покоющаяся в лунном серпе, ведет свое происхождение от дара Духов Мудрости, лунный серп — от дара Духов Движения.


Таким образом, мы приходим к выводу, что Грааль трехаспектен, и он поистине есть "странствующее причастие", "Ганганда Греида" средневековых христиан-оккультистов (см. ИПН. 149; 1.1), осмысленный образ эволюционного "странствия" Божественной Троицы сквозь пространство и время. И он есть образ творимого человека. Макрокосмический андрогин, высший прафеномен человека покоится в зодиакальном Граале. Через сферы планет в Святой Чаше Духа нисходит к Земле Божественное Дитя и становится Сыном Человеческим. Силой Его нисхождения человек в своем земном воплощении размыкает зодиакальный круг, превращает его в прямую линию, "вдоль" которой течет ныне индивидуальное стремление к духу, к небесному Граалю, который в будущем станет возноситься все выше и выше. Уже теперь нет смысла искать его на Земле, в материальных условиях. Вместе с тем и братство служителей Грааля — а им должно стать все человечество — соединяется вокруг святыни в духе.


Устремленностью к Граалю человек преодолевает древнее грехопадение, свою животную природу. Из змеи (символ Мудрости, а не райского змея; райский змей — это падшая мудрость, обращенная на вещественное, абстрактный рассудок), кусающей свой хвост, состояния необычайно высокого, но в котором человек остается всего лишь автоматом высшего порядка, он превращается в прямостоящее существо, человека Земли со свободной волей, и, как таковой, он сам есть последний осмысленный образ Святого Грааля. И вид его таков (рис. 82):


Рис.82


Верхний треугольник сил не просто нисходит в человека, он "тянет его вверх: внижнем треугольнике совершается преодоление сил тяжести. В зоне наложения треугольников рождается индивидуальное "я". По мере развития оно восходит до области 2-лепесткового лотоса. Нисхождение тройственного духа преображает, со своей стороны, все три оболочки человека. Поэтому в некоем конечном состоянии оба треугольника образуют правильно построенную гексаграмму, у которой теперь есть седьмой элемент — вертикальная ось. Такая гексаграмма выражает многочленного человека трехмерного пространства.


Двенадцатиричный круг космических сил образует в земном человеке вертикаль силы выпрямления и одновременно — двенадцатичленное физическое тело. Кольцо Мудрости, в которое был "свернут" космический человек, в земных условиях распадается на две силы: Мудрости и Любви. Одной из них вырабатывается речь. Другой — сознание. Они же являются первоисточниками образования индивидуального эфирного и астрального тел.


В своем высшем, идеальном праобразе человек переживает состояние исполненного мудрости пребывания в вечности. Змея, кусающая свой хвост, символизирует некоего рода "вечное возвращение" (Ницше). В этом пребывании нет времени и нет развития в нашем  понимании [* У этого символа есть и другие значения.]. Двенадцать сил, расположенных по окружности, лишь в ином, в инобытии способны прийти ко взаимодействию по принципу метаморфозы.


Когда прафеномен человека размыкается, возникает феноменология бытия и сознания. Что прежде двигалось лишь по кругу, возвращаясь к себе, начинает двигаться по спирали, простирающейся от неподвижных звезд до Земли (см. рис. 31). Долгое время силы двигались вдоль этой спирали лишь сверху вниз, — пока внизу не было порождено самобытие, а тогда началось их возвращение к себе, но с некоторым результатом: с самосознающим человеком. Этот принцип и выражает собой человеческий Грааль.


Возвращаясь после смерти на Девахан, к своему космическому прафеномену, человек всякий раз привносит в него нечто от действия сил, восходящих от индивидуального к космическому. Когда-то прафеномен и феномен (индивидуальность) станут равнозначны — человек обретет достоинство иерархического существа. Он образует Иерархию свободной любви. Рис. 31 дает нам, до известной степени, наглядный образ особого становления этой Иерархии. Приведя его в связь с рис. 73, мы получим возможность охватить пониманием метаморфозу высшего, деваханического пространства в низшее — трехмерное. Основа и сам результат этой метаморфозы — многочленный человек.


Из сопоставления двух указанных рисунков (добавим к ним еще рис. 79) можно увидеть, что соотношение физического и эфирного тел в человеке образовано соотношением принципов Бога-Отца и Бога-Сына, перенесенным в трехмерное пространство, астрального тела и Я соотношением принципов Бога-Отца и Бога-Духа. Что на рис. 74 дано как плоскость воли, есть, по сути, земная проекция круга Зодиака (рис. 80). Сопоставим оба положения (рис. 83), и мы поймем, как высшая троичность превращается в четверичность действующих в земном пространстве сил.


Рис.83Плоскость сил воли, действующих в человеке, будучи двухмерной, заключает в себе принцип трехмерного пространства благодаря присутствию в ней всех трех Божественных Ипостасей. Прафеномен этой плоскости — круг Зодиака (рис. 80). В круге Зодиака три Ипостаси пребывают в состоянии покоя — лишь только в пространстве.


Само пространство там является отражением (выражением) запредельного бытия Триединства. В творении, в инобытии действие Божественных Ипостасей входит во время и здесь, оставаясь единством, они образуют три абсолютных импульса развития. Будучи сами ничем не обусловлены, они в тварном мире обусловливают  все. Отражением их единства в человеке является воля, троичности — четырехчленный человек физического, эфирного, астрального тел и Я (рис. 83, левая часть). Этот последний возник во времени и существует в пространстве. Такое стало возможным благодаря тому, что Триединство, войдя в земное пространство (плоскость воли, рис. 74), продолжило свое действие во времени. И тогда возникли две другие плоскости, плоскости человеческого существа. Христово начало, действующее со стороны эфирного тела, образовало плоскость чувствования. Святым Духом, даровавшим нам через Духов Движения астральное тело, образовалась плоскость мышления. Поэтому чувство — это отношение Отца — Сына, мысль — Отца — Святого Духа. Так и в пространственно-временном мире сохраняется Триединство. Отчая воля рождает и чувство, и мысль, но силою Сына и Святого Духа, о чем много говорит Сам Христос, особенно во второй половине Евангелия от Иоанна.


Совершенно наглядным переход троичности в четверичность делает так называемая модель выворачивающегося куба, разработанная Паулем Шатцем. В ней куб образован подвижной взаимосвязью шести тетраэдрических тел. Три грани куба снабжены длинными осями. В исходном положении они образуют декартову систему координат, основу четверичности, а значит — и куба. Начнем двигать эти оси (см. рис.). Форма куба начинает проходить через весь ряд так называемых Платоновых тел, а точка пересечения осей — удаляться от них. Можно представить себе, что эта точка движется от одной планетной сферы к другой и обладает творящей силой. Она одновременно напоминает точку скрещения осей зрения на предмете в акте его зрительного восприятия или осей мышления при концентрации мысли; наконец, подобное же происходит при сверхчувственном, имагинативном восприятии, где скрещиваются два луча астральной субстанции, исходящей из 2-лепесткового лотоса.


Рис.Метаморфоза куба в ряд Платоновых тел представляет собой наглядный образ "искривления" трехмерного пространства и переход его в двухмерное. Действие под углом 90° представляет собой некоего рода основной закон существования трехмерного пространства. Изменение этого угла есть изменение закона. Можно представить себе три оси как три творческих принципа, которые, меняя угловые (силовые, субстанциональные) соотношения между собой, создают различные уровни бытия.


Принцип перехода троичности в четверичность был известен средневековым розенкрейцерам. Они выразили его в одной из фигур в своем альбоме, изданном в 17 веке [* Geheime Figuren der Rosenkreuzer (aus dem 16-ten, 17-ten Jahrh) Генриха Матадануса. Переизданы в 1988 г. во Фрайбурге.]. Из Божественного (Зодиак) исходит тройственный импульс в виде трех осей, о которых у нас идет речь, начиная еще с анализа иконы Андрея Рублева "Троица". Претерпев метаморфозу в алхимической лаборатории Природы, этот импульс выступает в четверичном мире как четверичность, в виде четырех элементов: воздуха, воды, земли и огня, составляющих эфирно-вещественное начало четырех царств природы. Но сами царства есть производное от человеческого существа. Бог из Триединства творит человека, а не царства природы. Эти последние возникают как "побочный" эффект при переходе высшего самосознания в объект, в низшее — Я в "я". Четверичность земных царств своей вершиной имеет человека-духа. затем коренящееся в нем душевно-психическое проецируется в его животную природу, объективируется в животном царстве. И именно в этой линии: духовное — душевное — психическое — инстинктивное (животное) сходятся к единству в ином четыре эфира. Сложное эфирное, как единство, как четвертый принцип, присутствует в триединстве физического, эфирного и астрального тел человека. А в результате возникает многочленный человек в трехмерном пространстве.


Круг Зодиака — животный круг, в нем принцип жизни (эфирное) соединен с психическим (астральным) началом (мужески-женское). На Земле все неживое произошло из живого, все инстинктивное — из высшего сознания. И все произошло из человека и через человека. В эволюции мира существуют два полярно противоположных единства: Божественное и человек, как микрокосм. Чувственный мир есть некоего рода развертка, объективации человеческого существа и: объективация Мирового Существа через человека. Также и  обратный путь природы к духу пролегает через человека, которым "спасается" всякое творение.


На пути объективации высшее Триединство метаморфизируется в человеке и через человека в четверичность. в пятеричность (пентаграмма; микрокосм), в шестеричность (гексаграмма: символ Грааля), семеричность (цикл метаморфозы: 3+1+3 или 4+3) и, наконец, в двенадцатеричность (Зодиак, время, пространство, восприятия чувств и т. д.).


Человеку до поры до времени не дано созерцать пространство, ибо тогда он непосредственно узрел бы Самого Бога. Нам сначала дано созерцать творение Божие и постигать заложенную в нем Божественную Мудрость. Христом рождаются отношения. Мы переживаем мир в единстве. Поэтому лишь отпавшее от бога естествознание с неизбежностью приходит к релятивизму и агностицизму. Посылая к нам Духа Святого, Христос ведет нас к Отцу, к Всеединству, через внесение воли в мышление, что на первом этапе пути к одухотворению дает понимание Всеединства. Восприятие мира, опыт дают науку и искусство; переживание единства мира дают религия и искусство; познание Всеединства дает Духовная наука; восхождение к Всеединству осуществляется через науку посвящения.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru