2. Время в его отношении к эволюции и духовным существам

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА VI . ЧЕЛОВЕК ВРЕМЕННОЙ

2. Время в его отношении к эволюции и духовным существам

2. Время в его отношении к эволюции и духовным существам


В "Очерке Тайноведения" говорится, что время рождается лишь на определенном этапе эволюции и оно является совокупностью существ — Духов Времени, которые также являются Духами Личности. На древнем Сатурне они проходили через ту ступень развития, которую мы, люди, проходим на Земле. А из этого следует, что время есть атрибут предметного я-созпшшя; и оно есть идеальная форма движения, не-Я, инобытие абсолютного. По сути говоря, Духи Воли, породив своим Я в акте жертвы не-Я, породили Духов Личности и одновременно — развитие во времени.


Вправе ли мы не-Я отождествить с Я Духов Личности? — Скорее всего, да. Духи Личности дали инобытию самобытие, а до того акт творения носил во многом предварительный характер. Иерархии, стоящие выше Духов Личности, обрели самобытие до времени. Но стоящие ниже их — во времени. С Духами Личности рождается сам принцип бытия во времени, и это есть Я в новой форме бытия — тепловой, воздушной и т. д. В нем не-Я распадается на целую иерархию вновь творимых, в акте противостояния, отражения, Я.


Таким образом, мы можем сделать вывод, что рефлектирующее сознание, вещественность и время неразрывно связаны между собой. Движение этой взаимосвязи порождает череду пространственных форм бытия, реальность которым дает то же самое, что составляет реальность и в сверхчувственном: существо. В трехмерном пространстве таким существом является человек.


Время живет в движении и пространстве — атрибутах чувственного мира, но самого его здесь нет. Поэтому речь может идти лишь об организации развития во времени. Ища эту организацию в сверхчувственном, как причину, мы опять-таки встречаемся с существами, поскольку в сверхчувственном ничего кроме существ нет. Существа, организующие развитие во времени, в Антропософии называются Духами кругооборота времен.


Оказавшись в начальном периоде древнего Сатурна, говорит Рудольф Штайнер, человек переживает себя погруженным в дифференцированное по качеству море мужества без пространства и времени. Таков мир Духов Воли. Сквозь них проступают существа, которые целиком являются мудростью, и мудрость эта излучается. Это Херувимы. "Престолы жертвуют свое существо Херувимам — таково последнее представление, к которому вообще можно прийти, когда, идя назад, в прошлое, приближаешься к (древнему) Сатурну". Из жертвы рождается время, как самостоятельное существо, — Духи Личности. Они исходят из жертвы Престолов подобно тому, как если бы мы смогли произнести слово и оно стало бы временем-существом (132; 31.Х).


Иное происходит на древнем Солнце. Эон Солнца начинается с повторения предыдущего, т. е. Престолы приводят к явлению свою субстанцию. Но некоторые Херувимы их жертвы не принимают, отсылают ее обратно, благодаря чему, по словам Рудольфа Штайнера, возникают как бы кольцеобразные облака жертвенного дыма, напоминающие кольца современного Сатурна. Но что означает этот отказ? Ведь из жертвы рождается время, существа времени. Отказавшиеся от жертвы Херувимы отказываются таким образом от бытия во времени. "... они избирают себе вечность, пребывание, неподчинение возникновению и прехождению" (132; 21.XI). Они, одним словом, отстают, предпочитают остаться в том, что было до древнего Сатурна. Конечно, их отставание не имело характера моральной ошибки. "Сами Боги, — говорит Рудольф Штайнер, — вызвали в мировом развитии своих противников". Боги как бы сказали себе: "Если мы будем устраивать все только сами, то мы никогда не встретим сопротивления ...(но) мы хотим существ, которые бы противодействовали нам; и тогда смогут развиться свободные существа" (132; 14.XI).


Итак, на древнем Солнце происходит разделение на "время" и "вечность", и в этих условиях на ступень человека восходят Архангелы. Но прежде творятся Духи Времени, которые суть Духи Личности; они были сотворены Самим Божественным Словом. Как в условиях Земли "Слово стало плотью и обитало среди нас, полное благодати и истины", так на древнем Сатурне Слово стало Духом Личности и тем сотворило время — новый принцип развития, которому с тех пор подчиняется всякое становление я-сознания.


На Земле Слово пришло к "я-людям", как сказано в начале Евангелия от Иоанна, если сделать правильный перевод (в синодальном переводе стоит "к своим"). Эти "я-люди" потому и были "своими" для Слова, что уже на древнем Сатурне Оно сотворило их в неразрывной связи с Духами Личности [* В Апокалипсисе в этой связи говорится о людях, чьи имена вписаны в "книгу Жизни".] — личности нового рода, возникающей во времени, что всю Вселенную ввергло в новый процесс эволюции. Возникновение и прехождение, рождение и смерть, свет и тьма, дух и материя, добро и зло, свобода и необходимость — эти и многие другие противоположности стали атрибутами нового цикла эволюции, или тем "оселком", на котором в дальнейшем суждено было оттачивать личностное начало, впервые обретаемое сонмами новых существ.


Духи Личности родились в условиях еще не разделенного мира, благодаря чему личностное начало сущностно не включило в себя дуализм. Разделение коснулось лишь его акциденций, объективированных развитием во времени, где преодоление противоположностей рождает новое свойство бытия в мире Иерархий — свободу, обретаемую на основе выбора между добром и злом, и любовь, не обусловленную никакой необходимостью, которая по сию пору свойственна только Божественному Триединству. Но в будущем овладеть такой любовью дано человеческому высшему Я, когда человек станет иерархическим существом. На пути к этой цели необходимо пройти через всю полноту опыта во временном бытии, что предполагает многократное прохождение через рождение и смерть, пока их дуализм не будет преодолен в духовном синтезе. Архангелы и Ангелы тоже обретают Я в условиях разделенного мира, но смерти они не знают. Источник их субстанционального происхождения находится в досатурническом состоянии мира. Смерть из всех существ Божественного мира познал только Христос.


Пришествие Христа имеет для человечества двоякое значение. Во-первых, важно знать, что Христос пришел на Землю из внешнего мира (по отношению к человеческому внутреннему), из мира высшего пространства, что "...имеет ценность вечности, а не просто временную ценность. ...Христос, как Дух пространства, принес в земную культуру нечто пространственное. И это есть отношение людей, стоящих в пространстве рядом друг с другом ...отношение души к душе вне зависимости от временных связей" (113;31.VIII). Вместо ставшего люциферизированным кровного родства Христос принес людям принцип духовного братства. Поэтому Христос, как разрушитель кровнородственного люциферизма, говорит: "...не мир пришел Я принести, но меч" (Мф.10; 34).


Следовательно, о пространстве надлежит говорить в двух смыслах: природно-эволюционном и духовно-эволюционном. Что касается первого, то там речь должна идти о многочленном существе человека, как о "сосуде Божием", существе временном. Соединяясь в душе и духе со Христом, человек преодолевает временное бытие и одновременно покидает трехмерное пространство, приобщается к вечности через переживание "Не я, но Христос во мне".


Значение Пришествия Христа, кроме многого другого, состоит еще в том, что Он принес человечеству, так сказать, чистое, не затронутое разделением время, время Духочеловека, субстанциональное время, которое родилось на древнем Сатурне как Духи Личности. Как и в отношении пространства, мы должны отличать эмпирическое время, время природного становления, которое вызывает годовой кругооборот природы и в которое также включен и человек, от чисто духовного, субстанционального времени, которое всецело выражается в плодах личности. Первый род времени повсеместно господствовал на Земле и в человеке до Мистерии Голгофы. И там, где человек не принимает Христа, он и поныне продолжает жить только в эмпирическом времени, в силах кровного родства — последнем выражении природного в человеческом царстве, в силах наследственности, группового сознания, одним словом: в царстве "детей Люцифера". Но если мы переживаем метаморфозу не только в ходе целой жизни, от семилетия к семилетию, но также в ходе каждого года, как метаморфозу семи великих христианских праздников, и переживаем так, что даем в своем низшем "я" — для чего его необходимо возвысить до души сознательной и там уметь жертвовать им, переходить от рефлексии к созерцанию — ожить Я Христа, то мы побеждаем временное и приобщаемся к жизни вечной.


Итак, христианизируя социальные отношения, приходя к духовному братству, мы христианизируем, так сказать, "социальное пространство", т. е. духовное пространство личности. В духовном же пространстве обитает Духочеловек, воскресший Христос. Вот почему: "Где двое соберутся во Имя Мое, там Я посреди них". Внося принцип временного развития, метаморфозу в жизнь сознания, мышления, человек христианизирует природное, эмпирическое время, возвращает его вечности. И на этом пути одухотворяется вся природа. Христос само физическое тело человека однажды сделал чистым духом, Личностью, Я. Зачаток же Духочеловека был Духами Воли напечатлен тепловым монадам еще в конце древнего Сатурна. Там же индивидуальное Я обрели Духи Личности. Поэтому о содеянном Христом благодаря Мистерии Голгофы можно сказать: Он соединил физическое тело человека с субстанциональным временем, с Духом Личности, как с индивидуальным Духом человека.


Сами Духи Личности в земном эоне обладают Духочеловеком как высшим индивидуальным членом своего существа. Человек поднимется на такую высоту лишь в седьмом эоне. Но в Иисусе из Назарета силой Христа эта высота была достигнута в пасхальное воскресенье 33-го года христианской эры. А поскольку Духочеловек представляет собой синтез субстанции Я и времени, то Его бытие пронизывает все человечество. Каждый человек причастен Ему, претворяя вещество в субстанцию, преодолевая природное время, восходя в духе к высшему Я. В этом, собственно, и состоит путь христианина. С особой силой, рельефностью он выражен в цикле семи праздников года, если мы понимаем их глубинный смысл [* Тогда, среди многого прочего, открывается, например, смысл разделения церквей, истоки господствующих в них настроений. Известно, что в православии особенно глубоко переживается праздник Пасхи. Это происходит по причине господства в среде русского народа апокалиптического настроения, настроения ожидания момента выхода из эмпирического времени, одухотворенности плоти. В христианских церквах Зап. Европы преобладает настроение Рождества, а с ним — желание последовательно проходить все ступени земной эволюции. В каждом из этих настроений содержатся и односторонности: восточные христиане недооценивают значение физ. бытия, западные — переоценивают его и потому испытывают антипатию к мысли об Апокалипсисе, о конце земных времен. Одни 1решат в своем отношении к настоящему, другие — к будущему. Отсюда следует, каков должен быть характер здоровых отношений между ними и что тогда следует понимать под реальным экуменизмом. Восточные христиане должны находить братскую, не фальшивую опору в настоящем с помощью западных христиан, а тем следует понимать, что среди восточных христиан зреет будущее всего человечества.]. Овладение Духочеловеком означает окончательную победу над тем пространством и временем, внутри которых совершается эволюция мира в семи эонах. Но это также означает, что все пространственно-временное заключено в пределах Духочеловека. А когда мы читаем у Рудольфа Штайнера о том, как были сотворены Духи Времени, то имеем все основания видеть в том процессе становление всей материальной вселенной. Пожертвованная субстанция воли восходит от Престолов к Херувимам, звучит живое Слово, образованное эфирными силами, достигающими нас в гласных звуках (в человеческой речи мы имеем лишь их тень). Исходя от планет, духовные звуки ткут в нас все временные процессы: жизненные процессы, а вместе с ними — наши внутренние органы, а потом и многое душевно-духовное.


На древнем Сатурне в жертве Престолов сущностно звучал зародыш нашей планетной системы. Шедшее навстречу его звучанию от Херувимов, Духов Гармонии, или Полноты Софии, ныне свой слабый отзвук находит в согласных нашей речи. В космосе субстанционально согласные звучат от знаков Зодиака, формируя человека и как телесное, и как душевно-духовное существо. На древнем Сатурне в сущностном звучании Херувимов творился мир неподвижных звезд, мир физического пространства. Их звучанием жертва Престолов была преобразована в существ времени, или личности. Слово стало Личностью иным, чем все вышестоящие Иерархии, образом. И бытие Времени-Личности побудило все Иерархии встать в особое отношение к творению: явить запредельное пространство в откровении, пойти на разделение мира и его существ, подчиниться закону возникновения в ином и прехождения. Бытию — вечному внепространственному — противостало небытие — временное, пространственное. А между ними простерлось становление. Становление вызвало нисхождение бытия по ступеням: состояний жизни, формы и т. д., которые стали развиваться во времени. Потребовалась организация этого развития, благодаря которому от циклов инобытия стал образовываться некий "остаток" — личность, "овеществленное" время, как сущность. Для этой цели из взаимодействия Херувимов и Престолов и изошли, упомянутые выше, особые служебные духи — Духи кругооборота времен. Они не являются иерархическими существами, а отпрысками Иерархий. Позже, подобно им, возникли отпрыски второй Иерархии — групповые души животных, отпрыски третьей Иерархии — элементарные духи природы.


Рудольф Штайнер характеризует Духов кругооборота времен следующим образом: "Все, что совершается ритмически, что основано на повторении событий, — направляется Духами кругооборота времен, отпрысками существ первой Иерархии" (136; 7.III). В другой лекции он говорит, что они также прошли через человеческую ступень и в настоящее время в разной мере стоят выше человека. Все они могут оглянуться на свою прежнюю человеческую ступень и понять становящегося человека; а это значит, что и они прошли через ступень предметного сознания. Образовалось их по семь в каждом планетарном воплощении и три — в истекшем отрезке земного развития. Таким образом, продолжает Рудольф Штайнер, "двадцать четыре "человека" смотрят вниз на современного человека. Это существа, которых мы можем в хорошем смысле слова назвать регуляторами развития, регуляторами времени. Время связано с развитием. Это те 24 старца, которых мы встречаем в Апокалипсисе Иоанна" (104; 22.VI). Они распределяют работу элементарных духов Земли "...по временам года. т. е. вызывают смену времен года в разных частях Земли. Они представляют собой то, что мы могли бы назвать астральным телом Земли. ...с этими существами связаны все виды распределения времени (в том числе смена дня и ночи), упорядочение временных и пространственных отношений. ...Они подлинные носители сил, врашающих Землю вокруг оси" (136: 4.III).


Из приведенных характеристик следует, что Духи кругооборота времен управляют метаморфозой самых больших этапов в развитии эонов — состояний жизни, рунд (табл. 16). Они вводят во временное развитие деятельность Духов Мудрости, творящих эту жизнь, низводят ее на ступень астральной субстанции, пронизывают высшее эфирное планетарным астральным, т. е. самими собой, в результате чего жизнь входит в ту или иную форму, приобретает пространственный характер, а там, уже в астральном теле человека, возникает пространственно-временная человеческая личность — отражение (повторение) всего планетарного бытия, как состояния сознания, в инобытии.


Духи Мудрости не могут отделить творение от творца, им неведомо противопоставление, и они не могут вступать в пространственно-временное бытие; они имеют к нему лишь идеальное отношение. Поэтому и возникла необходимость в духах, управляющих эмпирическим временем, где внутри законов чувственного мира творится личность, почему Духам кругооборота времен подвластны элементарные духи природы (см. рис. 86). Время же, как сущность, есть совокупность Духов Личности.


Духам Личности не нужны служители. Они являются временем в мире первого откровения, где одни существа состоят из других. С момента своего возникновения, оставаясь с тех пор самостоятельными существами, Духи Личности одновременно стали низшим членом существ 2-й Иерархии, что и обусловило связь этих последних с законом возникновения и прехождения, поскольку они не подвластны закону рождения и смерти, в их сфере происходят лишь превращения. Все в существах 2-й Иерархии пронизано я-сознанием. И их соприкосновение с развитием во времени также стало я-сознанием, как еще одним членом их существа — Духом Личности.


Итак, семь ступеней большой метаморфозы, через которую проходит целое планетное воплощение, своим первофеноменом имеют семь Духов кругооборота времен. Закон, вызывающий превращение одной ступени в другую, есть Дух Личности. А поскольку в инобытии закон дан человеческому духу, то он есть та совокупность категорий, которая в пространстве выражает некое действие, происходящее в соответствии с декартовой системой координат. Их семичленная совокупность есть Дух Личности в явлении. Будучи духом метаморфозы, он и состав категорий (ее идеальное выражение) образует по принципу метаморфозы, которому подчинено все вошедшее в пространственно-временные отношения, в том числе и мыслящее сознание.


Мыслящее сознание нуждается в носителе — которого мы выявили в предыдущей главе, — в семичленном человеке, который является природным существом, возникшим в процессе деятельности Духов кругооборота времен. Мыслящее сознание, постигающее их взаимосвязь в седмице категорий, становится временем-личностью в себе, и так достигается та цель, ради которой родились Духи Времени (в аспекте антропоцентризма).


Рудольф Штайнер дает двоякое описание возникновения феномена времени. В одном случае — оно есть указанные 24 старца Апокалипсиса, Духи кругооборота времен. Они, как реальные существа, стоят за тем, что мы переживаем как 24 часа суток. Так выражают они себя в четвертой рунде (в других рундах структура времени, естественно, иная). Но в книге "Бытия" о становлении времени говорится по-другому. Там Элоимы, как разъясняет Рудольф Штайнер, своими высшими упорядочивающими силами создали свет и тогда на свое место поставили первых Духов Времени, Архаев — "jom" по-древнееврейски. Всего их было семь. Элоимы также противопоставили этим Архаям других, отставших, действующих во тьме, в темной силе. И то, "...что жило во мраке, они назвали "lilit" (ночь). Это не наша абстрактная ночь, а сатурнические Архаи, не достигшие солнечной ступени", т. е. отставшие (122; 21.III).


Как духи Времени, они образуют собой некое "противовремя", оппозицию эволюции во времени, значит люциферически постоянно апеллируют к вечности. Их роль в эволюции выражается в том. что Духи кругооборота времен низводят состояние жизни по четырем ступеням состояний формы, управляемым Духами Движения. — до пространственно-временного состояния и в этой деятельности побеждают "лилит", а на следующих трех ступенях вновь одухотворяют бытие, как бы побеждаются "лилит", и развитие переходит в пралайю.


Дело при этом, разумеется, не заключается в одних только отставших духах Времени, а в разделении всех Иерархий. Возникновение правомерных Духов Времени повлекло за собой вовлечение всех Иерархий в развитие во времени, сделало их причастными к процессу возникновения и прехождеиия, а следовательно вызвало разделение Иерархий. Они как бы стали по обе стороны творимого мира, то оплотняя его вплоть до состояния, где возникает физическая смерть, то одухотворяя до столь высоких состояний, которые не имеют ничего общего с проявленным бытием. Уходящее в духовный свет, в потустороннее, есть тьма с точки зрения проявленного бытия, и наоборот. Но было бы ошибкой говорить о победе вечного над временным, как о победе зла над добром. Ибо мы имеем здесь дело не с нравственным законом. Поэтому и следует о разделении высших Иерархий, об отставании в них. говорить как о процессе сознательном, условном, а не как о нравственной ошибке, о зле.


Итак, за правомерными Духами Времени следуют все правомерные Иерархии, за отставшими — все отставшие. Их взаимным действием в эволюции мира вызываются два пограничных и по внутренней сути однозначных явления: пралайя и смерть. Оба они  означают кардинальную смену всех трех состояний: сознания, жизни и формы. В пределах указанных границ явление пралайи или смерти находит многообразное выражение в процессах метаморфоз. Идя сверху вниз по схеме эволюции мира (табл. 16), мы сначала находим Великую Пралайю, в которой исчезает, умирает вся проявленная Вселенная; такая Пралайя отделяет эон от эона. Состояния жизни внутри каждого эона разделены малыми пралайями, где исчезает лишь мир второго откровения. А далее, в смене коренных рас, культур и вплоть до метаморфоз в природе, пралайя выражается в смене состояний формы без ее одухотворения. Пралайя здесь действует в смене имманентных закономерностей, что и приводит к метаморфозам проявленного бытия.


Снизу, навстречу этим, скажем, модифицированным состояниям пралайи идет феномен смерти. В полном смысле слова смерть переживает только человек, поскольку лишь он один реинкарнирует и обладает кармой. Смерть животного соотносится с его групповой душой и означает для нее лишь утрату одного из физических носителей единой жизни животного вида. В мире растений смерть вызывает цепь бесконечных превращений, что напоминает собой бытие высших духовных существ. Но не только в мире растений низшему напечатлены черты высшего. Мы находим их в царстве человека — в смене состояний сна и бодрствования. Засыпая, человек погружается в свою микропралайю, а в течение дня проходит через свою микроманвантару. И это примечательно, что в повседневном ритме жизни человека отпечатлен макропроцесс эволюции мира, идущий через планетные воплощения, разделенные Великими Пралайями.


Поистине, человек есть мера всех вещей. Микрокосмический цикл его жизни, протекающий в течение 24-х часов, связан с движением Земли вокруг своей оси. Следующий, годовой цикл метаморфоз, отображенный в четырех временах года, связан с движением Земли вокруг Солнца. Метаморфоза культурных эпох и коренных рас связана с платоновским годом, с движением Солнечной системы внутри круга Зодиака. Смена состояний формы, которую человек претерпевает, идя от одной инкарнации к другой, приводит к метаморфозе само время и пространство. Тогда круговое движение сменяется на линейное, идущее от Земли за круг Зодиака и обратно. На этом пути возникают ступени метаморфозы формы. Метаморфозы состояний жизни протекают во времени, ставшем пространством, т. е. простираются в прошлое и будущее, но не в эмпирическом времени. И именно таким образом движется сознание посвященного, чем оно отличается от движения души обычного человека после смерти, которой некое подобие высшего сознания дано лишь в короткий период Камалоки.


Так приходим мы к двоякому пониманию того, что в Библии названо "йом" и "лилит". Эти понятия означают не только "день" и "ночь"; за ними стоит разделение Иерархий и особое взаимодействие между ними. Те из них, которые отстали, избрали для себя "сумрак" вечности, они повсюду стремятся вечное излить в мгновение, дать откровение сразу всему сокрытому. Человек, входя в развитие, сначала испытывает действие таких существ, а далее освобождается от их люциферического влияния благодаря тому, что мгновение делает преходящим, метаморфизирует каждое состояние духа и как бы на волне метаморфоз восходит к вневременному высших Иерархий, где он будет принят лишь как индивидуальное Я, способное к высшим метаморфозам. В противоположность люциферическим духам, ариманические духи стремятся сделать человека лишь временным существом, оторвать нас от нашего космического прошлого, хотят мгновению, как таковому, придать характер вечности.


Такова, скажем, "лилит", обрекшая нас на погружение в материю, а потом — на смерть, через которую мы от "лилит" освобождаемся [* Это с земной точки зрения, а в высшем смысле мы возвращаемся в вечность, в свет чистого духа.]. Но процесс этот многопланов, состоит из целого ряда метаморфоз сознания. Одна из них совершается в смене дня и ночи. Предпосылки к этой смене были заложены уже на древнем Сатурне, который с определенного момента начал двигаться в круге небесных сил, образовавших позже круг Зодиака. Каждая область таких сил, согласно сообщениям Рудольфа Штайнера, выражала собой некоего рода мировой час. Всего их уже тогда было 12. Внутри них каждое планетное воплощение проходит через 7 состояний жизни, направляемых Духами кругооборота времен. Так возникают пространственно-временные отношения. Возникшая в мире первого откровения личность — Духи Личности — встает в разные отношения к Божественным Иерархиям. Эти отношения дают ей многообразие индивидуальных, возрастающих по силе переживаний. Череда взаимосвязей, идя от Иерархий, через Духов Личности в мир второго откровения, вызывает в нем к явлению многообразие многочленных существ. Как бы чистая личность движется от одной зодиакальной области к другой. И это есть время. Движение личносги вызывает ту или иную реакцию в существах Иерархий. Они воздействуют в определенном ритме на субстанцию личности. В ней возникает метаморфоза, а с нею — эмпирическое время, перетекающее в трехмерное пространство через формирование многочленных существ.


Субстанция Духов Личности, согласно ее происхождению, сверхличностна, но поскольку она пожертвована, она есть не-Я. И она способна отражать, а поскольку отражение иерархично, то Духи Личности получают развитие, оно совершается во времени: поскольку отражает субстанция, в ней возникает развитие во времени. Вся субстанция желает стать Я. Но поскольку она бессознательна, личностное стремление в ней действием Духов кругооборота времен разворачивается в ряд пространственных состояний. Иными словами, эмпирическое время, в котором развитие ведут Духи кругооборота времен, и время-личность соотносятся между собой как горизонтальный и вертикальный векторы развития.


Пространство, как мы знаем, существовало и до возникновения древнего Сатурна. В нем становление осуществлялось в пребывающем, что нам трудно себе представить. Бытие и сущность там слиты воедино — вертикаль и горизонталь развития, присущие нашему циклу, там слиты в точку, но не упразднены. Мы говорим об их слиянии как об Абсолюте. Но сущность приходит к явлению, сокровенное — к откровению. И тогда перед нами встает некий "первокруг" — откровение сокровенного пространства, с которым неразрывно слито и то, что в откровении выступает как время. В сокровенном у времени иной облик — облик Я более высоких, чем Духи Личности, Иерархий. Они, можно сказать, живут во "внутреннем" времени. Такому Я присущ атрибут вечности, а значит — единство бытия и сущности. Для нас, смотрящих из феноменального мира, все это выступает как бы из сумрака небытия, из Пралайи, мировой ночи. Но в целом мы все же имеем дело с кругом развития, где не обусловленное — Пралайя — связано с откровением, поскольку оно положено. А тогда полукруг семиступенной метаморфозы состояний жизни следует мыслить как часть круга, верхнюю половину которого образует Пралайя.


Рис.93В соответствии с законом становления во времени, этот круг следовало бы поделить на две равные части. Но тогда мы получили бы лишь эмпирическое время, разрушилась бы связь вечного с временным, личности с состояниями формы. Жизнь тогда пришла бы к вечному повторению. Поэтому периоды откровения чередуются с возвращением в сокровенное, чередуются состояния Я и не-Я, "я" и Я. Проявленное бытие образует 7 мировых дней (часов); его возврату в сущее соответствуют в явлении 5 мировых ночей (часов) — (рис. 93). При этом два "дневных" часа образуют переход от мирового "дня" к "ночи" и от "ночи" ко "дню". Они образуют некоего рода "сумерки", переход от "хаоса" -- мирового неопределенного — к "упорядоченному" бытию мира двух откровений.


В книге "Бытия", говорит Рудольф Штайнер. "Ereb"-"Boker" — не следует понимать лишь как "вечер"-"утро". "Мы должны сказать: и был "Ereb", т. е. запутанное, беспорядочное, а стал "Boker", т. е. порядок, или упорядоченное" (122; 20.III), т. е. предопределенное. А это и означает выход в становление, идущее путем семичленных метаморфоз.


Полученное представление дополняет наше понимание характера пралайи и манвантары. Будучи взятыми вместе, они, по сути, образуют единство. В нем выражается связь Бога со своим откровением. Внутри его совершается постоянное перетекание высшего пространства в эмпирическое время и наоборот, в результате чего творится я, личность (рис. 94). Поэтому Духи Личности, или Времени, образуют основание отношения между становлением "я" в пространстве (многочленный человек) и в движении внутри эмпирического времени и высшим, вневременным пространством.


Рис.94


При переходе из пралайи в манвантару происходит, говоря языком физики, некоего рода "искривление" пространства, последовательное становление его одно-, двух- и трехмерным. На языке эзотерики это означает, что пространство приходит к откровению, переходит во время, в чем выражается подчинение высших Иерархий закону возникновения и прехождения, закону метаморфозы, а в высшем смысле — закону смены сущего и бытия [* В соответствии с рис. 94 нам следует и древний Сатурн представить себе отделенным от того, что было до него, пралайей — в том смысле, в каком ею разделены последующие эоны. По сути, так оно и есть, ибо все, что пребывает выше пунктирной линии на рисунке, живет в вечности, где в начале пребывает и конец: "Альфа" и "Омега".].


Таким образом, состояние пралайи, сколь бы высоким оно ни было, в силу своей связи с явлением также подчиняется определенному закону развития, данному нашему мыслящему сознанию. Она в пределах Единства пятичленна и, в то же время, она есть чистая личность, Я с отношением к не-Я, начиная с древнего Сатурна. В пралайе сотворенный субъект возвращается к абсолютному Субъекту.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru