2. Три тела и три души

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА VII . ПСИХОСОФИЯ

2. Три тела и три души

2. Три тела и три души


Через работу в роли земного посредника между прошлым и будущим, между духом и материей человек получает свое многочленное существо и процесс индивидуализации в нем во все большей мере ведет собственными силами, как это было показано на рис.15 (рис. 16 поясняет нам значение Христа в этом процессе). Тот рисунок раскроет нам дальнейшие детали становления человека индивидуальным духом, если мы дополним его процессами временного характера.


Мы уже много занимались вопросом, как в процессе эволюции Иерархии создали тройственное тело человека: физическое, эфирное, астральное. В конце эона древней Луны, когда Вселенная вновь одухотворилась, физическое принимает эфирную форму и благодаря этому "...становится, — как пишет Рудольф Штайнер в "Очерке тайноведения", — более родственным эфирному телу... снова может более тесно проникнуться теми частями эфирного и астрального тел, которые в солнечные эпохи лунного развития (это когда жизнь на древней Луне была более ориентирована на действие сил, выделивших из Луны Солнце. — Авт.) должны были выделяться из него" (13; стр.194). Из этого сообщения Рудольфа Штайнера следует, что уже в эоне древней Луны человек обладал эфирным и астральным телами двойственной природы. Одна их часть оставалась постоянно связанной с телесностью и периодически то оживлялась, росла, то хирела. Другая имела более душевный характер и выделялась из тела, соединялась с духами Солнца. Для человека такие состояния были средними между сном и смертью, переживаемыми современным человеком.


Но вот физическое на древней Луне принимает эфирную форму, "физическое делается душевнее" (13; стр. 194), и душевное теснее соединяется с ним. Этой новой совокупности Духи Мудрости напечатлевают новые законы развития. (В земном эоне эти законы проявляются в "мудром" устройстве человека и всех царств, существ природы). Кроме того, человек становится более самостоятельной душой. А далее снова выступают Духи Движения. "Они действуют главным образом на астральное тело, так что оно под их влиянием вырабатывает в себе душевную подвижность и исполненное мудрости жизненное тело. (Выделено нами. — Авт.). Это исполненное мудрости эфирное тело есть первый зачаток того, что выше было описано как душа рассудочная современного человека, между тем как пробужденное Духами Движения астральное тело есть зачаток души ощущающей". Обе они являются выражением Самодуха. " а он означает их высшее единство и гармонию" (13; стр.195).


В эоне Земли лунное развитие получает свое продолжение. "Сначала огнем Земли зажигается астральное тело, которое еще содержит в себе растворенными тела жизненное и физическое. Затем это астральное тело расчленяется на более тонкую астральную часть, душу ощущающую, и более грубую, эфирную, которой теперь коснется стихия Земли. Вместе с тем выявляется образованное уже ранее эфирное, или жизненное тело. (Выделено нами. — Авт.). И между тем, как в астральном человеке вырабатываются душа рассудочная и душа сознательная, эфирное тело включает в свой состав более грубые части, способные воспринимать звук и цвет" (13; стр.216). Эфирное тело охватывает, кроме светового, тепловой, огневой элемент; человек включает в свой состав вещественное.


Далее (мы должны пойти здесь на продолжительное цитирование, поскольку благодаря ему выявляется весьма значительный для наших рассмотрений элемент) физическое тело получает внешнюю жизнь, независимую от души человека, возникает наследственность, некое сознание я, текущее через ряд поколений. Астральное тело вычленяет также душу сознательную, и когда эта душа " настолько продвинулась в развитии, что во время земной жизни смогла образовать себе подходящее тело (Выделено нами. — Авт.), Духи Формы одарили его искрой своего огня. В нем вспыхнуло Я" (13; 228). С этого момента человек также и в бестелесном состоянии начинает переживать себя как отдельное существо.


Все приведенные сообщения Рудольфа Штайнера, в особенности выделенные нами места, достаточно ясно говорят о том, что человек обладает двумя родами своей тройственной телесности; да и с тройственной душой дело обстоит не однозначно. Дело в том, что внутри гигантской эволюции, длящейся три эона, эволюционируют главный образом Иерархии, жертвенно эманируя свою субстанцию и сознание в мир инобытия. Человек при этом пребывает в процессе инволюции. К концу эона древней Луны возникает целостный образ будущего, как совокупность трех будущих эонов: Юпитера и т. д. Возникает противостояние двух троичностей: эволютивной — эманации Иерархий, и действующей в эволюции инволютивно троичности будущих эонов, где Самодух, Жизнедух и Духочеловек уже существуют вне зависимости от Иерархий, в свободной взаимосвязи с ними, как возводящие, говоря языком философии, мир не-Я до состояния Я (рис. 105).


Рис. 105Так обе троичности получают законченный вид, однако без некоего опосредующего звена они не могут во всей полноте воздействовать друг на друга. И такое звено имеется — его образуют человек и три царства природы (на древней Луне их всего было три: человеко-животное и т. д.). Но чтобы их актуализировать, необходимо в них, и в первую очередь в человека, внести принцип эволюции. Таким внесением и было напечатление души ощущающей и рассудочной человеку древней Луны [* Душа сознательная не могла тогда быть напечатлена по той причине, что физическое еще не приняло характер минерального. Все бытие находилось ступенью выше по сравнению с земным. С другой стороны, в акте одухотворения материи Христос, как Духочеловек, воскресает в эфирном облике.]. Однако и этот процесс носит там еще инволютивный характер: Иерархии действуют, а человек вбирает их действие в себя, хотя оно уже качественно иное по сравнению с обретением трех оболочек. На этот раз Самодух встает, скажем, в диалектическую связь с двойственной душой. Он является высшим единством, синтезом ее двойственности. Но что это за синтез? В эоне Земли он выражается в виде колоссального, постоянно меняющегося процесса. Самодух, осеняющий земного человека, иной, чем, лунный Самодух. Тот был выражением Божественной эволюции. В эоне Земли он действует из будущего и одновременно нисходит из высей как высшее Я — четвертый член человеческого существа. Кроме того, он осеняет совокупность трех душ, навстречу ему развивается низшее, эволютивное "я", в котором Самодух становится инволюцией. Действием из будущего Самодух вводится в пространственно-временной процесс, претворяя его в состояние сознания.


Нечто подобное происходит и с астральным телом. Как дарованное Духами Движения, оно приходит в тесную связь с физическим и эфирным телами. Но потом ему напечатлеваются эволютивные качества: души ощущающая и рассудочная. В эоне Земли выступают последствия воздействия Духов Мудрости на физически-эфирное. Напечатленная им мудрость выражается в способности эфирного тела человека вступать в эволюцию, становиться носителем души рассудочной. При этом другая его часть, как и прежде, выражает собой эволюцию Божественного мира. Это они, Боги, сгущают материю, вызывают тепловые, воздушные и др. состояния: творят Небо и Землю, отделяют свет от тьмы и т. д. Но во все их действия понемногу вмешивается человек. Некие свойства Демиурга проявляются в его астральном теле. Постепенно дело заходит так далеко, что из астрального выделяется третий член индивидуальной жизни — душа сознательная, которая находит отношение даже к физическому телу и его вещественности.


Конечно, в образовавшейся тройственной душе еще сильно действует надчеловеческий Самодух, существо Ангела. Но Самодух все более отождествляется если не с отдельным человеком, то с совокупностью человеческих существ и переживается ими как групповое Я.


Интересно, что внизу при этом, всецело еще на путях древней, Божественной эволюции, вспыхивает переживание родового "Я", пронизывающего череду поколений и действующего в силах наследственности. Оно является реликтом древнелунного действия Самодуха, перенесенного в условия Земли, и обречено на полное отмирание. Но, отмирая, оно уже в ряде тысячелетий дифференцируется на множественность индивидуальных "я". В своем отношении к высшему Я они интегрируются в рамках тех или иных, групповых по своей сути, традиционных представлений, обычаев, миро- и жизневоззрений. Перерастая их, возвышаясь над ними, но не искусственно исключая их, "я" находит индивидуальное отношение к Я, что сопряжено с выработкой тройственной души.


С определенного момента земного развития, человек начинает переживать смену состояний сна и бодрствования, жизни и смерти. Засыпая или умирая, он переходит в сферу своего высшего, плоды тройственной души, обретенные в результате земного опыта, вносит туда, где действует тройственная душа, развитая в процессе инволюции. Просыпаясь или рождаясь, человек развивает тройственную душу индивидуально-эволютивно, имитируя некие свойства богоподобия. Инволюция при этом протекает в нем в результате процессов воспитания и обучения, как душевно-духовный онтогенез наравне с древним, органическим онтогенезом; хотя и этот последний имеет теперь иной характер.


Человек наследует от родителей не только три тела, но и родовое "Я", из которого вычленяются зачатки "я" индивидуального: темперамент, общая конфигурация характерологической основы. Навстречу всему врожденному движется формирование всецело индивидуальной тройственной души. Человек сознательно формирует состав своих чувств, мыслей, волеизъявлений и постепенно высвобождает их из всего статичного, привычного, обусловленного субъективно-групповым. Например, человек врастает в то или иное мировоззрение по причине либо внутренней предрасположенности, либо воспитания. Переживая себя как свободное "я", он научается переноситься в переживания других мировоззрений, периодически отождествляясь с ними, как с излюбленным.


Плоды деятельности индивидуальной тройственной души человек уносит — как квинтэссенцию (осознанно) физического, эфирного и астрального тел, как единство бытия и сознания — в сверхчувственное и живет в них как индивидуальное существо, т. е. наподобие земного существа, эволютивно. Приходя к воплощению, человек вводит свои, осознанные, ставшие навеки его собственным достоянием субстанции трех тел в три унаследованные от родителей тела, в которых продолжает жить древнейший дар Духов Воли, Духов Мудрости и Духов Движения.


Со временем человек, как субъект эволюции, полностью претворит полученное в дар в свое достояние. Он сделает это в ходе трех будущих эонов. В ходе их Иерархии вступят в процесс инволюции: они будут вбирать в себя сотворенное ими, что и означает сознательное вхождение человека в прошлые эоны, изменение прошлого. В конце концов, весь цикл эволюции, протекающий в семи эонах, окажется полностью пронизанным потоками эволюции и инволюции, прошлое придет к конечной для данного цикла цели, будущее достигнет прошлого. И все это произойдет на базе нового творения — человека. Времени тогда не будет, а пространство превратится в точку, которая будет заключать в себе мировое бытие сущности.


Так будет в чрезвычайно отдаленную от нас эпоху развития, которая возникает из совокупного действия эволюции, инволюции и творения из ничего. Что же касается современного этапа развития, то здесь человек развивает в себе тройственную душу, как это было показано на рис. 102.


В чем там выражается действие биогенетического закона? В аспекте родового, как мы уже показали, астральное в эоне древней Луны приходит в связь с физическим и эфирным человеком. В эоне Земли их совокупность выражает себя в эволюции видов. В ней с большей по сравнению с прошлыми эонами силой действует принцип самобытия, а следовательно и самодвижения. Законы эволюции в эоне Земли принимают всецело имманентный характер. Под их действием вся совокупность трех тел движется из прошлого в будущее через ряд состояний жизни, формы, сознания в пределах пространственно-временного мира.


Состояние сознания при этом возникает как переходное от имманентного к трансцендентному. Закону душевно-духовного развития присущ, если можно так выразиться, имманентизм сверхчувственной реальности. На доисторических стадиях развития Земли он повторял принципы действия Иерархий в предыдущие эоны, где даже закон биологической эволюции не был имманентен инобытию. Теперь же, а точнее с той последней стадии лунного эона, когда астральному телу человека были напечатлены две души, закон душевно-духовного развития человека постепенно вычленяется из эволюции видов, освобождается от пространственных отношений и начинает оплодотворяться импульсами, приходящими из будущего.


Рис.106С давних времен оккультизм выражал эту двойственную природу законов развития в виде гексаграммы. В ней треугольник, направленный вершиной вниз, выражает совокупность трех тел, а направленный вершиной вверх — совокупность трех душ (рис. 106). Фигура эта имеет и ряд других значений. Рудольф Штайнер говорит 
о ней как о сверхчувственной форме астрального тела, которую оно принимает на высшем Девахане (227;31.VIII. 264, стр. 191), что можно понять, если вспомнить, что и физическое, и эфирное тела там переходят в состояние высшего астрального, т. е. сущность и явление, феноменальный мир и действующие в нем законы приходят к единству. А когда все снова приходит к явлению, то приобретает вид двух троичностей. Законы, действующие в них, разделяются, но сохраняется и некая связь между ними: одни, с переходом к индивидуальной эволюции, метаморфизируются в другие. Иными словами, нарождающийся индивидуальный человеческий дух возвращает сущему и инобытие, и его законы.


Разделяется и астральное тело. Часть его, связанная со сферой воли, обмена веществ и конечностей, при каждом воплощении человека повторяет древние стадии эволюции и продолжает их в эволюции видов. Верхняя часть все более обусловливается приходящим свыше: от круга Зодиака и планет. В момент смерти человек, подобно щепке, брошенной в реку, тотчас же уносится потоком астрального мира назад, в прошлое (влево от вертикальной линии на рис. 104) и при этом восходит в выси. Он тогда созерцает себя как Макроантропоса и из сочетания прошлого и будущего творит план своей следующей инкарнации. Кроме того, в сферах духа человек во всей полноте переосмысливает земной опыт предыдущей инкарнации, к миру земных восприятий присоединяет их идеальные соответствия, но не абстрактно: он тогда воссоздает картину единства бытия и сознания, после чего только прожитая на Земле жизнь получает свою полноту.


Неоднозначность эфирного тела человека выражается в том, что одна его часть со времени древнего Солнца выступает в неразрывной связи с физическим телом. Но кроме того эфирное тело в земном воплощении постоянно пронизывает поток космических эфирных сил. ход которых имеет форму пентаграммы (264; с. 188).


Это силы Жизнедуха, напечатлевшие человеческому эфирному телу в конце зона древней Луны мудрость, а вместе с тем способность вырабатывать душу рассудочную; они приходят из эона будущей Венеры.


Физическое тело пребывает в трехмерном пространстве, поскольку одна его часть служит жизненным процессам, а другая — душевным и духовным. В нем существует материя двух родов: материя крови и материя нервов. По мере разрушения нервной системы материя из нее излучается в виде духовной субстанции. Правда, первоматерией в земном человеке выступила материя крови; из нее образовалось все остальное, в том числе и нервная система. В то же время: "Мозг построен мыслями ...кровь построена жизнью чувств" (96; 8.Х). В этом выражается примат духа над материей. Дух, оказывающий свое действие вплоть до физического тела отдельного человека, пребывает в сфере будущего Вулкана. Он не имеет ничего общего с наследственностью. Через посредство тройственной души он одухотворяет материю тела.


Таким образом, чтобы понять феномен индивидуальной душевной жизни, необходимо постоянно менять представление о пространственно-временных отношениях, а также правильно распознавать ряды опосредовании, через которые проходит действие духовных импульсов в человеке. Беспрерывная метаморфоза пронизывает весь феноменальный мир, включая и мир духа, где алхимии веществ чувственного мира соответствует духовная алхимия субстанций.


Имея все это в виду, мы должны конкретизировать изображенное на рис. 104. Если к тому же еще раз обратиться к табл. 16, то серию метаморфоз, пронизывающих человеческое существо, тут следует мыслить идущей на ступени состояния формы, возводящей человека к следующему состоянию сознания.


Мы ведем речь о человеке нашего цикла развития, которому соответствует физическая форма. Семичленная метаморфоза состояний формы, какой она выступает в эволюции, идущей сверху вниз — от состояний сознания, через состояния жизни, — представляет собой выражение единства сознания и бытия на каждой их ступени. В самом деле, каждое состояние сознания разворачивается в цепь семи состояний жизни, обусловливая собой, как закон, каждое ее звено. А дальше действие сознания и жизни порождает нечто третье, в чем находит для себя совокупное выражение. И это есть состояние формы.


При таком взгляде нам открывается еще один аспект эволюции: метаморфоза, действующая в ней, так сказать, "по вертикали" (что легко принять, если вспомнить рис. 11 и 12). У нее тоже семь ступеней. Они суть следующие, если их взять в отношении к современному человеку (см. табл. 16): 1) бодрственное, или предметное сознание; 2) минеральное состояние жизни; 3) эфирно-физическая форма сосуществования сознания и бытия; 4) послеатлантическая коренная раса; 5) европейская культурная эпоха; 6) период правления Архангела Михаила; 7) седьмым является индивидуальная эволюция современного человека, как конечный результат действия Богом положенного бодрственного, предметного сознания. Будучи взятыми в другом аспекте, перечисленное образует ступени посвящения.


Иной вид имеет состояние формы при взгляде на него снизу вверх. Форма и в этом случае является синтезом бытия и сознания, но — всецело в аспекте индивидуального духа. Ибо в направлении сверху вниз человек пребывает в процессе инволюции, как творение; снизу вверх он развивает из "я" индивидуальную эволюцию.


Соединим оба аспекта воедино, и тогда — при наложении состояния сознания на состояние формы — мы получим картину, показанную на рис.107.


Рис.107


В ней все то, что мы взяли из рис. 104, соответствует объективной эволюции мира и человека. Но внутри ее происходит эволюция ин
дивидуального человеческого духа. В ней все, что происходит из будущего, нисходит по ступеням формы, принимает в конце концов астральную форму. Но это не то астральное, которое приходит слева; там оно тесно сплетено с эфирным и физическим. Справа астральное приходит как Самодух, и он в астральной форме содержит в себе Жизнедух и Духочеловека. Это астральное и называется пластическим состоянием формы. Сфера Жизнедуха называется нижним Деваханом. Это мир высшего интеллектуального, интеллигибельный мир высших мыслесуществ, где сознание обладает реальным бытием.


Религиозное сознание говорит о явлении Жизнедуха в оболочке Самодуха как о "Духе Утешителе", Духе Святом, несущем весть о Христе. Мы уже можем не задерживаться на том, что весть эта звучит не абстрактно, а требует для ее принятия иной техники мышления. В оболочке же Самодуха приходит и Духочеловек. Его силой рождаются мыслеформы как духовные существа: "Я и Отец одно" [* О том же мы читаем и в Евангелии: "Из царства Начал происходит сила Слова, которое Я говорю вам" (Ин. 8: 25). "Пославший меня есть сама Истина" (Ин. 8: 26). "Кто следует за Мною... будет иметь свет, который есть жизнь" (Ин. 8: 12). (Согласно переводу Эм. Бокка).]. Благодаря ему в сфере Самодуха можно пережить моральные интуиции.


Такой тройственный дух, приходя из будущего, где он был рожден в ходе трех первых эонов, входит в человеческий Самодух, с которым тождественно высшее Я — последний плод Божественной эволюции, дар Духов Формы человеку. Оттуда, будучи опосредованным Я, он входит в астральное тело, соединяется там с опытом чувственных восприятий и способствует развитию низшего "я"; а далее, уже опосредованный низшим "я", эволюционирующим в тройственной душе, уходит в прошлое.


Но прежде он рождает тройственную душу без человеческого самосознания (я-сознания), как это описано в "Очерке тайноведения", одновременно образуя в человеке некоего рода переходную ступень от инволюции к эволюции в силу напечатленных астральному телу человека в астральном состоянии формы, в которое вошла древняя Луна в конце своего развития, души ощущающей и рассудочной. Они были напечатлены не одному астральному, а и физическому, и эфирному телам, которые тогда перешли в астральное состояние формы. Это было астральное пластическое, но не в его действии в эфирно-физическом состоянии формы, приходящим из будущего, а пребывающее всецело в своей сфере, вобрав в себя феноменальный мир путем изменения самих законов его бытия.


Весь проявленный мир, периодически одухотворяясь, поднимается по ступеням формы, где осуществляется предвосхищение будущего. И поскольку развитие во времени там прекращается, а также меняется и характер пространства, то мы говорим о восхождении развития по вертикали, о субъективации мира, его царств и существ.


Когда мы говорим о семи ступенях метаморфозы состояний жизни, формы и т. д., то, с одной стороны, имеем в виду их проекцию в феноменальный мир, а с другой — эта проекция имеет реальное многообразное воплощение в мире земного бытия, где высшее в своем целостном (семичленном) принципе присутствует как закон, меняющий формы материально-живого при его переходе с одной ступени метаморфозы на другую; в-третьих, в своей сверхчувственной целостности семиступенность состояний жизни, формы и т. д. дана лишь человеческому сознанию, поэтому теория познания должна в первую очередь разработать логику имагинативного мышления, которое, пребывая в условиях пространственно-временного мира, одновременно движется по вертикали. Именно в феномене такого мышления мировой дуализм поистине начинает приходить к единству.


Рождение тройственной души в человеке в прошлые коренные расы совершилось как бы свыше и из будущего. А снизу и из прошлого, эволюционно, возникло тройственное тело. Силой Я тройственная душа нашла к нему отношение. В будущем тройственное тело из объективной эволюции постепенно перетечет в душевно-духовную эволюцию и станет тройственным духом. Эта метаморфоза также начинается в потоке астрального. Но там она, выступая на ступени абстрактных понятий, бессущностна. Поэтому перед человеком стоит задача внести в мышление жизнь, для чего он должен сначала научиться понятия соединять с восприятиями (в том числе и идеальными) и так строить мир своих представлений. Таково высшее движение индивидуального духа в объективной эволюции, когда он начинает ощущать свою опору в эфирной субстанции, претворенной в душу рассудочную. Еще ранее выступает проработанная связь души сознательной с физическим телом. И, наконец, свыше все это начинает осенять индивидуально переживаемое единство. Так начинается индивидуальная эволюция.


Иными словами, наша картина (рис. 104, 107) еще более усложняется за счет наложения трех родов метаморфоз, идущих в направлениях "прошлое-будущее", "будущее-прошлое" и по вертикали. Речь о них у нас была начата намного ранее, и теперь полезно вспомнить рис. 22, а если мы желаем еще конкретнее проникнуть в атомистику душевной жизни, то и рис. 38. Воссоздать совокупный образ полученного на тех рисунках — задача не из элементарных, однако решение ее позволит нам с нашим бессущностным познанием 
проникнуть в область, где, казалось бы, с ним просто нечего делать.


Мы попытаемся совершить эту работу в несколько этапов, привлекая то новое, что мы получили теперь. Прежде всего, полученное на рис. 107 раскрывает нам внутреннюю природу того, что Рудольф Штайнер дает на рисунке, который мы ввели в наши рассмотрения (под номером 99). И там, и на нашем рисунке мы имеем дело с идущими навстречу друг другу из будущего и прошлого потоками сил и действующими "перпендикулярно" по отношению к ним, вне пространства и времени, импульсами низшего "я" и Я высшего. Мы, таким образом, данное Рудольфом Штайнером получили в обобщенной картине развития мира и человека. Но в ней недостатет одного элемента — тройственной души. Поэтому полученное на рис. 107 мы обращаем к рис. 102. Исходным на этом последнем, т.е. то, что лежит ниже уровня души ощущающей, есть душевное тело, или тело ощущений. Оно, как пишет Рудольф Штайнер в "Теософии", является тончайшим преобразованием телесности. В нем, как в теле, а не в чем-то индивидуально-душевном, все три тела приходят к единству, но так, что физическое и эфирное образуют его с одной стороны, а астральное — через душу ощущающую — с другой.


Тело душевное есть своего рода вершина органической эволюции, поэтому в нем, несомненно, действуют силы наследственности, простирающиеся в душевное и определяющие в человеке общий склад его характера: склонности, страсти и др., которые были свойственны предкам данного человека. Душа ощущающая наполняет душевное тело изнутри; наследственные признаки передаются и ей, но в ней, начиная с восприятий чувств, вступает в действие также и индивидуальное. Какие ощущения вызывают в нас восприятия — это может быть в значительной мере обусловлено наследственными признаками, но степень развитости восприятий, их культура могут находиться в прямой зависимости от полученного нами воспитания и самовоспитания; особенно, если говорить о высших восприятиях: чувстве мысли и т.д.


Душевное тело возникло в результате становления причинно-следственной связи, обусловившей, с одной стороны, вычленение из жизненных процессов органов чувств и открытие их в сторону внешнего мира, а с другой — возрастание различия между пребыванием астрального тела в сфере Солнца и в физической и эфирной оболочках, иными словами — в результате образования регулярных перевоплощений. Оно есть результат воздействия Самодуха, содержавшего в себе с конца лунного эона душу ощущающую и рассудочную, на эволюцию эфирно-физического человека Земли. Отсюда проистекает двойственный характер душевного тела: его обращенность как к объективной, так и к индивидуальной эволюции.


О теле душевном можно еще сказать так: в нем к своему непосредственному выражению пришло все мировое противоречие между духом и материей; или: душевное тело есть то ключевое звено, в котором инволюция индивидуального человеческого духа метаморфизируется в эволюцию, что символически можно выразить в виде двух спиралей:


Рис.Целиком мировое противоречие разрешится только в эоне будущего Вулкана, одновременно метаморфизируясь во что-то иное. А до того оно служит тем средством, благодаря которому только и возможна индивидуальная эволюция.


Душевное тело, как эфирно-физический субстрат, является носителем характерологической основы тройственной души. С противоположной стороны ему противостоит астральное тело, как, опять-таки, субстрат-основа мыслящего сознания, в котором рождается мир понятий. Оно есть понятийная основа трехчленной души, которая одной своей частью образует единство с характерологической основой и потому инволютивна: главным образом на ступени души ощущающей. Из астрального субстрата души проистекает иерархия я-проявлений, коренящихся в высшем Я. Проистекающее из эфирно-физического субстрата души носит по-преимуществу восприятийный и чувственный характер. Взаимодействием мотивов и побуждений, исходящих от двух сторон (основ) душевной жизни, рождаются волеизъявления.


Рис.В объективно-эволюционном, как в оболочке, рождается индивидуальная эволюция души, и образ того, как это происходит, снова напоминает нам Чашу Грааля. Высочайший духовный праобраз, нисходя по ступеням феноменального мира, повторяется на них на всех в виде ряда отображений, уподоблений. Он выражает себя в них одновременно и как форма и как закон.


Переходя от осмысленного образа (Sinnbild) к схеме, мы общую структуру действующих в тройственной душе сил должны изобразить так, как показано на рис. 109 .


Рис.109Так на уровне субстанций совершается переход от инволюции к эволюции. В ключевом звене субстанция метаморфизируется в субстрат. Под субстратом мы в нашем случае понимаем ту часть возникающего в ходе эволюции мира физически-эфирно-астралъного образования, которая через духовно-душевный онтогенез усваивает качества индивидуального человеческого духа, соединяет в себе в инобытии свойства бытия и сознания. Субстрат это базис в становлении человека иерархический существом. Он также есть переходная стадия универсального Духа на его возвратном пути к себе.


Субстратом, по сути, является душевное тело, как первая ступень самобытия в ином, как ощущение. Бытие животного субстратом не обладает, поскольку в его ощущениях правит субстанция; оно не способно относить ощущения к себе.


Субстанция же это форма и содержание (в их единстве) индивидуальностей высшего порядка. На переходной стадии движения от субстанции к субстрату, в эволюции видов, высшее индивидуальное выступает как имманентный закон, а если выражаться в духе гетеанистической науки, то — как тип. Пространственно-временные формы его реализации могут достигать состояния вещества — крайней степени нереального, небытия. Это небытие и встает между эволюцией и инволюцией как сфера творения из ничего. Плодом такового творения является человеческое "я". Оно не есть производное от типа и менее того от имманентного закона. В своей эволюции "я" опирается на обе стороны реальности — на субстрат и субстанцию, но, однажды возникнув, оно в дальнейшем не обусловлено ничем. Рождаясь и действуя в мире небытия, ничто, оно — по словам Фауста — становится всем — высшим Я.


Субстрат тройственной души по преимуществу инволютивен, он создает предпосылки для объективации "я", но сам на нее не способен. Объективация "я" начинается с души ощущающей. В ней объективно-эволюционно действуют идущие навстречу друг другу потоки астральных и эфирных сил. Из их взаимодействия рождается индивидуально волящее "я". Оно сложной природы. В каждом элементе душевной жизни оно рождается под действием импульсов характерологической основы и понятийной основы: мира восприятий, чувствований и мышления. Его ориентация во времени постоянно меняется. В ходе объективной эволюции оно вбирает в себя идущие из будущего импульсы Самодуха, опосредующего действие Святого Духа в человеческой душе (согласно рис. 107). После смерти физического тела "я" с плодами земной инкарнации возвращается к Отчему праисточнику своего возникновения, к моменту одарения человека Духами Формы искрой Я. Пребывание "я" в Я (на высшем Девахане) своим результатом (аналогично тому, что происходит со всеми царствами природы) имеет перемену самой сути "я", возвышение его потенций, позднейших (в инобытии) имманентных законов развития самого "я" (логики, этики, эстетики), порождаемых им из своего внутреннего.


Посредником, приводящим в "я" к единству принцип Отца и Святого Духа, Я и Самодуха, выступает Сын Божий. Христос действует в пространстве, во времени, а также и вне их. Он пребывает в том настоящем, где в каждый миг прошлое переходит в будущее, будущее в прошлое, высшее в низшее [* Не в том. разумеется смысле, что хорошее становится плохим, а в смысле водительства и претворения.], низшее в высшее. По образу и подобию Его действует и развивается и наше "я", восходя по ступеням отождествления со Христовым Я. Без Христа распалась бы связь времен, низшее отпало бы от высшего. Со Христом высшее Триединство воссоединяется в инобытии: в человеческом духе, благодаря чему только человеку и возможно войти в мир иерархических существ.


Христос от начала мира выступает в роли такого Посредника и Объединителя. Только до Мистерии Голгофы Он действовал из высей, после Мистерии Голгофы Он воссоединился с царствами Земли и с человеческим "я", впервые реально проявившемся в греко-латинскую культуру. Существует много причин, в силу которых Христос вочеловечился в начале нашей эры. Главная из них состоит в том, что Он ждал рождения "я" в человеке, которое впервые заявило о себе в эпоху души рассудочной. Внешне это выразилось в способности человека соединять с восприятиями понятия, а не мифологические образы.


Низшее "я" под действием Самодуха стало мыслящим. В древнейшие эпохи Земли действием Самодуха было вызвано воплощение тройственной души в становящееся тройственное тело. Действуя как существо Ангела, Самодух образовал из тройственного тела единую форму, тело душевное, вместившее в себя искру Я. Это Я мы соотносим с Отчим началом по той причине, что оно способно 
овладеть всем человеком, вплоть до его физического тела. Впервые оно является в нас в отражении. Оно лишь "смотрится" в "зеркало" нашей телесности, ее высшей организации, ее наиболее выпадающей из жизненных процессов части — головного мозга.


Рис.110Явление Я в нас — в понятиях — бессущностно. В нашем мышлении выступает, по сути говоря, лишь весть о Я, но это весть, несомая Святым Духом. А далее через Сына мы приходим к Отцу. Христос насыщает наше "я" субстанцией Жизнедуха, ведет к искуплению первородного греха, приведшего нас к познанию Бога лишь в отражении. Мы искупаем тот грех, соединяя "древо познания" с "древом жизни", делая мышление сущностным. Так с четырех сторон сходятся импульсы в человеческой душе. Если представить себе их действие, скажем, в плане, в горизонтальной плоскости, то известную нам картину можно изобразить по-другому (рис. 110).


От этого переходного образа вернемся к рис. 102 и попробуем на основе полученных результатов подробнее раскрыть его содержание (рис. 111).


Рис.111


Рассмотрим на рисунке констелляцию души ощущающей. Чтобы лучше ее понять, с учетом идущих навстречу друг другу эфирных и астральных сил, возьмем в помощь себе еще один образ. Поскольку мы говорим о действии биогенетического закона также и в душевной жизни, то представим себе его действие в развернутом виде. Мы помним, что па стадии инволюции развитие тройственной души началось с души ощущающей. С нее же начинается и индивидуальная эволюция человеческого духа. Тогда в целом мы получаем картину, показанную на рис. 112.


рис.112Мы имеем на нем два исходных момента становления человека индивидуальностью: макрокосмический и микрокосмический. В точке схода импульсов, идущих из мировой и индивидуальной эволюции, встречаются два рода физической телесности, образующей основу души сознательной. Наибольшее погружение космического духа в материю там встречается с наибольшим освобождением индивидуального духа от оков материи. Исторически в этой точке совершается крещение на Иордане: Жизнедух Христа соединяется с тремя оболочками Иисуса из Назарета, в которых "Я" Заратустры выработало индивидуальную душу сознательную, что выразилось в его способности принести в жертву свое низшее, но высоко развитое "Я", как личное достояние, ради интересов развития всего человечества. Заратустра был первым, кто осуществил принцип "Не я, но Христос во мне" и предоставил свою душу сознательную, как сосуд, нисходящему космическому Я.


"Я" Заратустры, будучи воплощенным в Иисусе из Назарета, стояло на той высоте индивидуального развития, которой и в наше время достигают очень немногие люди. Он вполне обладал не только способностью мыслить в понятиях, но, благодаря господству "Я" над жизнью мыслей, чувств и волеизъявлений, мог восходить в мир моральных интуиции и там черпать мотивы для своих поступков, мотивы нравственности. Поэтому Иисус из Назарета был лучшим представителем человечества. Безгрешная душа человечества, Натановская Душа, обрела в нем своего индивидуального выразителя. До Мистерии Голгофы эта Душа свыше, макрокосмически способствовала воплощению тройственной души в земного человека. Заратустра в ряде воплощений овладел этой душой совершенно индивидуально, уже в греко-латинской культурной эпохе стал представителем современной, европейской культурной эпохи, а может быть и двух последующих, т. е. всей коренной расы. Но предвосхищение будущего развития носило в Заратустре инволютивный характер. В своей индивидуальной духовной форме он достиг конца нашей коренной расы (в нас эта форма живет пока как групповая духовность) и теперь развивает в ней индивидуальную эволюцию, претворяя все свое астральное тело в Самодух, а эфирное — в Жизнедух. В своих дальнейших воплощениях он является одним из величайших служителей воскресшего Христа.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru