3. Христос и человеческая душа

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА VII . ПСИХОСОФИЯ

3. Христос и человеческая душа

3. Христос и человеческая душа


Итак, развитие тройственной души (и тройственного духа) многоэтапно, поскольку речь тут идет об овладении индивидуальным бытием и сознанием. Можно с уверенностью выделить три этапа воплощения тройственной души. Первый из них был для человека чисто инволютивным. Духи Движения повторили свое древнелунное деяние в условиях Земли: напечатлели человеческому групповому Самодуху противообраз в астральном теле в виде души ощущающей и рассудочной. Вслед за тем, уже на основе чисто земных отношений, в которых физическое имело тенденцию нисходить до минерального состояния, до элемента земли, вычленилась душа сознательная. Весь этот этап развития завершился раскрытием органов чувств вовне, при котором значительную роль сыграли люциферические существа. Это, по сути, их жажда восприятия инобытия — сферы их бытия, — иллюзорного мира отраженных богов, сгущенного их эгоцентрическими вожделениями до состояния ничто, материи, где дух вытеснен из вселенского бытия, "проткнула" глаза, уши и другие органы восприятия изнутри наружу. Человек при этом служил люциферическим духам лишь инструментом. И под действием их одних, как говорит Рудольф Штайнер, открывшиеся вовне чувства стали бы "...сверхчувствительными... красный цвет, например, так действовал бы на глаз, что ощущалась бы совершенно реальная боль... как бы высосанным чувствовал бы себя глаз от восприятия синего цвета. И таковыми были бы и другие восприятия чувств" (148; 10.II).


Их оздоровление произошло благодаря тому, что на высшем Девахане Христос соединился с Натановской Душой. А это означает, что Христос в состоянии не пралайи, а манвантары совершил корректировку законов развития тройственного тела.


Нужно постараться оценить этот факт по достоинству. В обычном ходе эволюции для такого деяния нужно было бы одухотворить всю планетную систему, перевести ее в астральное состояние и поднять в область архетипов. Но Боги поступили иначе. Они удержали часть Адамовой, т. е. общечеловеческой души от развития, удержали в состоянии пралайи, но так, что она оставалась частью общей души, т. е. не была прервана ее связь с эволюционирующей в земных условиях частью. Отсюда следует, что целиком в объективную эволюцию в земных условиях человек вошел лишь после Мистерии Голгофы. До нее его душа была разделена надвое и пребывала одновременно и в духе (точнее, в мире первого откровения) и в материи (в мире второго откровения [* Существенным в таком состоянии было то, что неизменным оставались лишь законы становления мыслящего сознания.]). Можно представить себе, сколь призрачным было наше бытие до пришествия Христа.


Разделенность Адамовой души явилась единственным условием, при котором Бог смог стать человеком. Ведь Он стоит выше всего того, что возникает в нашем цикле эволюции путем метаморфозы. Бог не мог прийти в человека ни из прошлого, ни из будущего, а только из настоящего свыше. Таким пришествием запредельного бытия, явлением пралайи в непрекращающемся течении мапвантары и были жертвенные деяния Христа, совершаемые им через Натановскую душу до Мистерии Голгофы.


Если бы Боги не разделили душу Адама, не изгнали часть ее из Рая, то он остался бы навеки соединенным с ними, но без свободной воли. Если бы они изгнали ее целиком, то вся она стала бы добычей люциферических и ариманических духов. Но такой участи подверглась лишь часть Адамовой души. На нее стали действовать законы чувственного, материального мира, где люциферические и ариманические духи понимают человеческую свободу как средство вообще оторвать творение от Творца.


Человек оказался как бы под двойственной "юрисдикцией", из чего возникла свобода выбора между добром и злом. Но выбирать может только самосознающий человек. И пока он еще не возник, Боги были вынуждены сами корректировать действие высших законов в ином, — пока не оказалось возможным предоставить человеку свободную волю, выпустить его "из рук" Божественного предопределения, отпустить в мир имманентных законов; мир же этот может существовать лишь как оппозиция высшему миру, как инобытие, не-Я.


Лишь отдельным людям, вставшим на путь посвящения, удавалось до Мистерии Голгофы осуществлять синтез двух миров. Глобальный синтез стал возможен лишь благодаря приходу Самого Бога в мир инобытия. Однако и роль земного человека в деянии Бога была немаловажной. Вслед за первым начался второй этап воплощения тройственной души в человека. Душа ощущающая стала развивать свою деятельность в физическом теле. Это означает, что душа сознательная, нашедшая на первом этапе воплощения связь с физическим телом, обрела свое первое индивидуальное выражение, т. е. метаморфизировалсь в душу ощущающую: человек начал восприятия чувств относить к себе. Сверхчувственное действие тройственного духа, имевшее место на первом этапе, теперь отступает от человека, и он все более подвергается действию люциферических существ.


На втором этапе овладения тройственной душой часть человеческой астральности, не подвергшаяся грехопадению, находилась на высшем Девахане, в сфере Духочеловека. Христос соединился с этой частью. Внизу, в воплощенной в земное части человека следствием Христовой жертвы было то, что часть физического тела утончилась и пришла в тесную связь с эфирным телом. Образовался первый ингредиент индивидуального существа человека — душевное тело. Оно-то и ограничило безмерную экспансию люциферических существ. Вместе с тем умеренность была внесена в восприятия чувств. Органы чувств начали функционировать спокойнее за счет обособления от внешнего мира. Они стали в большей мере принадлежать отдельному человеку, в чем и проявилось первое действие Христова Я в человеке. Безгрешная часть человеческой души пришла при этом в связь с душой ощущающей, принеся в нее закономерность из мира пралайи — индивидуальное начало, способное на индивидуальную эволюцию, начало, благодаря которому человек становится личностью.


Все это происходило в Лемурийскую эпоху, когда человек особенно интенсивно воплощался в свою систему обмена веществ и конечностей, что повлекло за собой их поворот на 180° — от обращенности в сторону Солнца к обращенности к центру Земли.


В Атлантическую эпоху человек начал овладевать собственной ритмической системой. Началось также осознание уже в чисто земных отношениях семи жизненных процессов. Их выработка происходила задолго до раскрытия органов чувств вовне, осознание же — после. Также и сюда вмешались люциферические духи, а вместе с ними — и ариманические. Под действием их одних, говорит Рудольф Штайнер, "...человек испытывал бы не просто симпатии и антипатии, но дикую алчность и ужасное отвращение ко всему, чем он наслаждался благодаря своим органам жизни" (148; 10.11). Иными словами, если душа ощущающая позволила человеку прийти в связь с внешним миром, то становление души рассудочной поставило внутренне человека перед его сознанием как что-то объективное, хотя и в гипертрофированной форме, что было необходимо ради усиления впечатления, воздействия на становящееся "я".


Христос на этот раз в сфере Жизнедуха соединился с Натановой Душой, а она — с душой рассудочной человека, что означало высвобождение части земного эфирного тела для более высокой, чем жизненные процессы, деятельности. Переживание жизненных процессов стало умеряться более высокой индивидуальной организацией в человеке, что повлекло за собой ослабление их связи с жизненными процессами. В какой-то мере это противоречило законам развития в манвантаре, означало вмешательство пралайи в их действие, что для человека обернулось обретением новой грани своего индивидуального существа, новой связи с вечным.


Далее человек стал пользоваться собственными мыслями (но не понятиями), чувствами и волеизъявлениями, но всему этому не хватало гармонии. Выходя из-под управления Самодуха они, как до того восприятия чувств и симпатии и антипатии, становились добычей люциферически-ариманических существ. Атлантическая эпоха близилась тогда к своему окончанию. И вот Христос в сфере Самодуха, в астральном мире планетной системы в третий раз соединяется (это деяние, вероятно, следует мыслить происшедшим в сфере внутренних планет, тогда как предыдущее произошло в сфере Солнца) с Натановой Душой, а она, в свою очередь. — с душой сознательной земного человека.


Весь второй этап воплощения тройственной души завершился к началу послеатлантической эпохи (коренной расы). В результате его Самодух, как дар Духов Движения, прошел опосредование через Иерархию Духов Формы. Оно выразилось в том, что он получил возможность действовать из будущего на индивидуальный дух человека. Я Духов Формы актуализировало его действие из будущего, идущее навстречу его объективно-эволюционному действию из прошлого. В своей новой роли Самодух, будучи опосредованным человеческим "я", со временем претворит все астральное тело человека в его индивидуальный Самодух. Одно дело, когда он действует как групповой дух человечества из прошлого, и другое — когда он действует как индивидуальный инспиратор из будущего, осознаваемый лишь на пути посвящения, и третье — когда все астральное тело человека превращается в Самодух. Эти различия только на первый взгляд кажутся слишком тонкими.


Самодух воздействует на человека также и из высей как высшее Я человека. В послеатлантическое время это Я-Самодух как бы проходило по небосклону человеческой души, будучи опосредовано третьей Иерархией, пока не достигло ступени Ангела, где, как групповое "Я", стало осенять родовую общину. В момент Мистерии Голгофы существо Ангела ушло из сущностного ядра индивидуально-группового человеческого существа. В человеке осталась-лишь оболочка "я" — индивидуальная наработка опыта восприятий чувств, жизненных процессов, следования заповедям, образного мышления. "Солнце" группового "Я" ушло "за горизонт", к будущему дню эволюции, где оно некогда будет изживаться как индивидуальное Я ("истинный израильтянин"). Но зато Сам Христос, макро-космическое Я, соединился с Натановской Душой уже в земном человеке, в Иисусе из Назарета. Он перешел на другую, индивидуально-чувственную сторону тройственной души и тем положил начало третьему этапу ее воплощения, становления (рис. 113)[* Этот рис. завершает картину, начатую на рис. 29 и 31.].


Рис.113


Это исключительный момент в эволюции мира! — Бог отпускает творение в материальное инобытие, а там к нему подступают духи, грозящие навеки оторвать его от Бога. Если бы человек был надежно защищен высшим миром от их воздействия, то на Вулкане достиг бы Духочеловека так и не сходя вполне в инобытие, минуя даруемый им индивидуальный опыт, а вместе с тем и свободную волю. Христос меняет закон развития всего тройственного тела в земном эоне. При этом Он не одухотворяет эон, что лишило бы человека опыта в чувственной реальности, но Девахан низводит в чувственную реальность, закон большой Пралайи имманентно прививает инобытию, непосредственно в нем претворяет физическое тело в Духочеловека, вносит семя будущего Вулкана в весь человеческий род. [* Однако основной закон земного эона, которым обусловлено становление мыслящего сознания, остается неколебимым. Поэтому Христос говорит: "Се творю все новое". — и в то же время: "Не думайте, что Я пришел нарушить закон... но исполнить" (Мф. 5, 17).] Прошлое, настоящее и будущее сливаются в одно актуальное целое внутри человеческого "я". Обо всем этом говорит Сам Христос, например в Ев. от Иоанна. Но Он говорит языком Мистерий, и нужно уметь углубляться в его смысл: "Кто следует за Мною... будет иметь Свет, в котором есть жизнь" (8; 12); "Вы происходите снизу, Мое Я происходит сверху" (8; 23); "... из Царства Начал происходит сила Слова, которое Я говорю вам" (8; 25); "... Пославший Меня есть сама Истина" (8; 26); "Пославший Меня вершит в Моих деяниях" (9; 29); (согласно переводу Эм. Бокка).


Окончательное индивидуальное овладение тройственной душой началось еще до Мистерии Голгофы (правда, лишь отдельными людьми). Поэтому и говорят о некоторых греках, как о христианах до пришествия Христа. Однако массовый характер христианизация душ принимает лишь в нашу эпоху души сознательной, а все, что предшествовало ей, было лишь подготовлением. Наша эпоха есть начало реализации Христианства по той причине, что свет познания Христа, несомый Святым Духом, Софиология может соединиться лишь с душой сознательной, стоящей на границе со сферой Самодуха.


Христос действует во всей душе и не только, как мы показали, после Мистерии Голгофы. Но если это действие инволютивно, то останется подготовительным до тех пор, пока человек не возьмет на себя труд заняться познанием Христа и тем не вызовет в себе насквозь пронизанную Христом индивидуальную эволюцию, без которой он рано или поздно отстанет. Поэтому в Евангелии звучит суровое предостережение о том, что грех против Духа Святого не будет прощен. Его же творят и атеисты, и теологи, резко выступая против Софиологии, против Антропософии. Настаивают на Христианстве традиционно церковном, которое составляет лишь подготовительный этап христианизации мира. Но опять же в Евангелиях, по сути, сказано, что отход от него простится. Простится, естественно, тому, кто в данной или в одной из предыдущих инкарнаций подготовление уже прошел и созрел для реализации Христианства, которая начинается с пронизания всей цивилизации светом Христова познания. В отдельной душе этот свет должен засветиться в душе сознательной и оттуда пронизать собой душу рассудочную и ощущающую: "...Мое Я происходит сверху".


Таков решающий акт самопознания, и в нем нужно быть реалистом: отдавать себе ясный отчет в способности воспринимать свет Христовой Истины в душу сознательную. Христос не просто гармонизирует в нас действие мыслей, чувств и волеизъявлений, но реально претворяет тройственное тело в тройственный дух, наполняет наше "я", оболочку личности, сущностным содержанием, Своим Я. И нужно приложить все усилия к тому, чтобы пойти Ему навстречу в Его работе в нас. Только тогда начнется прогресс личности, и для человека важнее этого прогресса нет ничего.


Но Христос действует и во внешнем мире, соединившись со всеми царствами Земли. Поэтому Он является человеческой душе двояко: изнутри (мистически) и извне, сквозь завесу внешних чувств (об этом у нас шла речь в главе, посвященной двенадцатичленной системе восприятий чувств). В антропософском "Кредо" говорится: "Есть четыре сферы человеческой деятельности, в которых человек полностью отдает себя духу, умерщвляет свою обособленную жизнь, — это познание, искусство, религия и полная любви отдача себя другой личности в духе" (40; стр.274). А в одной из лекций Рудольф Штайнер говорит, что в Мистериях древности искусство, религия и наука выступали в единстве, и лишь, так сказать, по причине наследственного греха человек разъединил их. В наше время их разъединение привело всю цивилизацию к величайшему кризису, который нарастает по той причине, что "... наука, искусство и религия больше не понимают друг друга... религия становится даже враждебной искусству, искусство...становится безрелигиозным" (156; 20.ХII). О враждебности религии к науке и говорить не приходится. Не помогают делу, а лишь все усугубляют новейшие попытки освятить церковным присутствием разные экстрасенсорные, гипнотические приемы врачевания и т. п.


Итак, с пришествием Христа начинается третий этап индивидуальной выработки тройственной души (см. рис. 113). Он движется одновременно в двух направлениях. В объективной эволюции, идущей из прошлого в будущее, продолжается пресуществление тройственного тела в тройственный дух. В этой работе тройственная душа обретает все более наполненное субстанциональное содержание, приобретает форму вполне индивидуального духовного существа, в котором наше "я" развивает индивидуатьную эволюцию, идущую из будущего, вернее сказать, из настоящего (постоянно сдвигающегося в будущее) в прошлое. Человек силой духопознания претворяет душу сознательную в душу имагинации, душу рассудочную в душу инспирации, душу ощущающую в душу интуиции и так индивидуальным сознанием проникает в свое бессознательное прошлое, обретая в нем необходимую полноту.


В своей ориентации на Мистерию Голгофы тройственная душа выступает двояким образом. С одной стороны, совмещаются первый и второй этапы ее эволюции и образуют инволюцию, в которой в душевный онтогенез действием Христа вносится индивидуально-эволюционное начало. Такую задачу решает (или не решает) педагогика, весь учебно-воспитательный процесс, в каком бы возрасте человек ни проходил через него. С другой стороны, совмещаются оба процесса, протекающие в душе на третьем этапе ее развития, где индивидуальная эволюция силой "я", устремленного к Я  Христа, вносится в объективную эволюцию, поволенную Самим Богом. И то и другое дано на рис. 112. По сравнению с ним рис. 113 лишь более подробен, он помогает нам понять ряд дополнительных аспектов: во-первых, ключевое положение души рассудочной в ряду метаморфоз, идущих от души ощущающей к душе сознательной и обратно (мы говорили об этом в гл. II например, по поводу косвенного эгоизма, метаморфизирующегося в высокие качества души сознательной). Она представляет собой как бы точку схода двух петель лемнискаты. Во-вторых, из рис. 113 легче понять связь души сознательной и души ощущающей как с астральным, так и с физическим телом.


Рис.К изображенному на рис. 113 следует еще добавить действие Духов Формы. Действием дарованного ими Я они облагородили и утончили часть тройственной телесности, сотворенной более высокими Иерархиями и в четвертом теле, душевном, как в оболочке, образовали тройственную душу, какой она предстает на втором этапе эволюции. Ее следует мыслить заключенной в оболочку душевного тела, возникающего как бы на перекрестке действия сил физического, эфирного и астрального тел, в которые уже в предыдущие эоны было включено также действие люциферических и ариманических существ.


На первом этапе своего становления тройственная душа, как отпечаток тройственного духа, была безгрешна, не обременена веществом. Но если бы она осталась таковой и далее, она не смогла бы стать индивидуальным достоянием человека. Поэтому она, если можно так выразиться, раньше Христа пошла на Голгофу, на распятие в материальном теле. Но не вся. Часть ее — Натановская Душа — оставалась не запятнанная грехом, в духе вплоть до пришествия на Землю Христа. Человек Иоанн — носитель тройственной души — говорит о Нем: "Идущий за мною стал впереди меня". Для нас, людей, это означает, что без Христа, если Христос не станет "впереди" нас, наша Голгофа лишена надежды на воскресение.


Став в "зараженной" люциферическим и ариманическим влиянием телесности нашим индивидуальным достоянием, тройственная душа тут же и отнимается у нас этими существами. При этом и высшая, безгрешная часть нашей души теперь также соединена с нами. Но поскольку она никогда не порывала связи со Христом, являясь одновременно нашим макрокосмическим достоянием, то и теперь она пребывает в нас, как семя Христовой силы, соединенной со всеми царствами Земли. Именно благодаря ей Тело воскресения Христова имеет отношение к каждому человеку. Оно живет в каждом из нас как Я всего человечества, которое может стать всецело индивидуальным достоянием благодаря всеобщему и одновременно индивидуальному характеру Натановской Души.


Древнее инволюционное напечатление человеку тройственной души продолжается и в культурных эпохах, но на родовой, инстинктивной основе, а значит — люциферически. Поэтому, проходя инволютивно через культурные эпохи, пассивно следуя за духовными и иными импульсами цивилизации, человек не укрепляет своего "я", не развивает индивидуальной эволюции, иными словами, не обретает спасения. Сама же цивилизация тогда принимает упадочный характер.


Мы знаем, что Духи Личности управляют культурными эпохами. Архангелы — народами, Ангелы — водители отдельных душ. В цепи этого ряда водительств мы обретаем индивидуальные восприятия чувств, ощущения, способность чувствовать, мыслить, волить. Но ко всему примешиваются действия духов препятствий, хотя и от самого человека зависит — как он распорядится своими качествами. От него самого зависит, начинать ему или не начинать индивидуальную эволюцию. Если он ее не начнет, то будет встроен в те или иные формы, скажем попросту, потакания групповому сознанию, которыми переполнен наш век.


Ни субстанциональный астральный поток, приходящий из будущего, ни эволюционный эфирный поток, идущий из прошлого, сами по себе не образуют индивидуальной души: они создают лишь предпосылки для ее возникновения. Сама она возникает, когда возбуждается поток восходящего "по вертикали" развития. В этом случае зреющее в тройственном теле в ходе объективной эволюции начинает метаморфизироваться в индивидуально-душевное силой приходящего из высей Импульса Христа.


От совокупного действия всех перечисленных сил в человеческой душе возникает совершенно специфическая картина индивидуализации. В ней, например, астральный поток, идущий из будущего в прошлое, вступая в душу ощущающую, движется не по чашеобразной линии эволюции (см. рис. 104), а по лемнискате внутренних метаморфоз, что, по сути, и означает становление времени личностью. Это происходит на перекрестке взаимно перпендикулярно действующих в многочленном человеке сил. Там тройственная душа, образуя мост между телом и духом, ставит себя в положение как временного, так и надвременного существа, что не дано душе, обретаемой в ходе объективной эволюции. Так, например, англосаксонской расе дано во временной эволюции овладеть душой сознательной, однако, не овладевая ею по-христиански ("Царство Небесное усилием берется"), представители этой расы погружают душу сознательную в инстинктивную основу души ощущающей, где правит групповой (расовый, национальный, корпоративный) эгоизм. Они ставят ее на служение двойнику Души народа, двойнику Духа Времени и иного рода двойникам. В индивидуальном опыте души их трагедия выражается в том, что выше некоторых зачатков души рассудочной человек тогда, проходя через метаморфозу семилетий жизни, не поднимается. Он ставит свое понятийное мышление на служение эгоизму души ощущающей и тем готовит свой личный апокалипсис, как "посильный" вклад в апокалипсис общечеловеческий, который в значительной мере готовит англосаксонская раса, становясь, в силу овладения душой сознательной, притягательным центром для разрушительных сил [* Она, разумеется, может его и не готовить, а наоборот, стать источником самых положительных импульсов. Здесь действует правило: кому много дано, с того много и спросится.].


Это небольшое социально-этическое отступление нам было необходимо сделать для того, чтобы оживить воспоминание о нашей установке, занимаясь самыми серьезными вопросами общей Антропософии, не застревать в абстрактном, постоянно прослеживать их связь с практической жизнью.


Ну, а что касается самих вопросов, то в ходе наших исследований мы приблизились к одному из значительнейших выводов, какие мы можем сделать. Мы установили, что в пространственно-временных отношениях развитие движется через ряды метаморфоз. А кроме того происходит постоянное возвышение самосознания в творении, метаморфоза в нем постепенно перемещается из органического в душевно-духовное, выходя таким образом из пространственно-временных отношений в более высокие сферы бытия-сознания. Возвышение человека, восхождение "по вертикали" по отношению к "горизонтали" эволюции видов, стало возможным благодаря нисхождению Божественного импульса из высей.


Богом двояким образом поволено бытие тварного мира: имманентно, через череду метаморфоз, где закон развития неразрывно слит с феноменальным миром, действует только в нем, и трансцендентно, как жертвенное откровение свыше. В каждом эоне Иерархии приносят жертвы. В эволюции они становятся субстанцией, субстратом, веществом. Но наравне с этим всегда остается действие свыше, более высокое по своей сути, чем все совершающееся внутри творения. Этим действием в конце древнего Сатурна монадам напечатлевается Духочеловек, в конце древнего Солнца — Жизнедух, а в конце древней Луны — Самодух. В пространственно-временной эволюции (по горизонтали) этих ступеней человек достигнет лишь в будущих эонах.


В земном эоне через действие свыше сначала приходит жертва Духов Формы — высшее человеческое Я, а потом совершается неслыханное: свыше в земное бытие нисходит Сам Бог. Он нисходит свыше и одновременно подчиняет себя закону эволютивного развития, т. е. закону метаморфозы, чем полагается начало индивидуальной эволюции человека. До Христа человек одарялся той или иной мерой индивидуального сознания. После Его пришествия развитие я-сознания стало делом поволенной человеком в себе душевно-духовной метаморфозы.


Нисхождение Христа совершается по семи ступеням многократно обсуждавшейся нами метаморфозы. В первых трех жертвах, совершенных Христом через Натановскую Душу, Он сделал индивидуальным достоянием человеческого духа плоды первых трех эонов. Мы переживаем их в диалектическом мышлении, когда, свободно полагая тезис, извлекаем из него имманентное противоречие и приходим к их синтезу как к законченной действительности, но в абстрактном выражении. Чтобы эта деятельность стала вполне нашим достоянием, Христос должен был привести в гармонию силы, обретавшие самобытие в нашей тройственной душе.


Голгофа и связанное с Нею Вознесение явились четвертой жертвой Христа. Четвертая ступень в духовной метаморфозе, как мы помним, есть созерцание. В органическом мире оно выражается в процессе роста растения, в его соединении со средой: воздухом, светом, влагой, с веществом.


Христос, пройдя через Мистерию Голгофы, стал Духом Земли, соединился со всеми ее царствами. Но сделал Он это не сразу. Его Божественный, творческий акт созерцания, который весь есть деятельность, длился 19 веков. Почему — 19? А потому, что Христос созерцал пространственно-временное бытие мира, оно же распадается на двенадцатиричность пространства и семеричность времени, из которых рождается совокупность бытия (многочленного человека) и сознания (я).


Голгофа совершилась в 33 году. А в 1935, как нам сообщает Рудольф Штайнер, началось Второе Пришествие Христа. Это значит, что Он перешел па пятую ступень совершаемой свыше метаморфозы. В логическом ряду на пятой ступени из созерцания рождается восприятие идеи. Кто овладеет созерцающей силой суждения, рано или поздно в своем созерцании воспримет универсальную Идею Мира, Само Слово, из которого "все начало быть".


Христос говорит, что Он пришел не нарушить закон, а исполнить. Значит, Он не нарушает закон земных метаморфоз, а наполняет их высшим смыслом, задает им "вертикальное" направление. Человек, со своей стороны, качественно изменяя мыслящее сознание, приобщается ко Христовой метаморфозе духа, поистине христианизируется. Вот почему гетеанизм имеет такое большое значение для человечества. Однако сколь еще далеко человечество от осознания того, что овладение семичленной гетеанистической логикой есть начало истинной христианизации души и духа.


Претворяя орган мышления в орган восприятия, человек получает (после чувства Я) тринадцатое чувство. В нем, как в некоем центре внутри круга двенадцати восприятий чувств, нам должно открыться восприятие Христа в Его Втором Пришествии в мире эфирных сил, в Иерархии Ангелов, которыми несется наш Самодух.


Некогда Христос осуществит шестую ступень метаморфозы свыше. Она, как и пятая ступень, будет направлена снизу вверх. Тогда Христос будет являться в Иерархии Архангелов, и человеку для переживания Христа потребуется восходить к инспиративному сознанию. На последней, седьмой, ступени мы будем в интуитивном сознании переживать Христа в Иерархии Духов Личности.


Рис.Обратимся еще раз к рис. 113. На нем показано, что в потоке мировой эволюции развивается лишь тройственное тело. Тройственная душа только отчасти сливается с этой эволюцией, а более нисходит из высей. Так это и должно быть, поскольку в конце эона древней Луны она была напечатлена астральному телу Духами Движения, т. е. не была плодом эволюции. Становясь на Земле индивидуальным достоянием человека, она тут же начинает выходить из пространственно-временных отношений, восходить, одновременно простираясь и в будущее и в прошлое.


Итак, тройственная душа является соединительным звеном между процессами, совершающимися в пространстве и времени, и импульсами духа, нисходящими свыше.


Еще менее, чем тройственная душа, отношение к земным метаморфозам имеет Натаповская Душа. И, наконец, всецело из высей нисходит Христос. В целом же возникает ряд опосредовании, благодаря которым прошлое как бы через выси, т. е. через принцип индивидуализации, соединяется с будущим, а будущее с прошлым. Возникает скрещение двух родов метаморфоз, скрещение двух принципов развития: пралайи и манвантары, и в центре скрещения всегда находится человек.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru