5. Человек в эволюции и инволюции

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА VII . ПСИХОСОФИЯ

5. Человек в эволюции и инволюции

5. Человек в эволюции и инволюции


В полученной на рис. 116 и 118 картине значительно полнее, чем прежде, раскрывается внутренняя природа сил в том слое человеческого существа, где происходит становление самосознания: в тройственной душе. За счет однонаправленного протекания полярно противоположных сил в ходе инволюции человеческого существа в ходе эмпирического времени слагаются одна за другой душа ощущаюшая, рассудочная, сознательная; в то же время, душа ощущающая противоположна по своей ориентации душе сознательной. Поскольку первая из них есть плод инволюции, она центростремительная и принадлежит прошлому, вторая — центробежная и принадлежит будущему.


В индивидуальной эволюции эфирно-физический и астральный потоки идут навстречу друг другу (рис.99), поэтому в каждом члене человеческого существа ставшее тут же теряет свою актуальность. Там значимо лишь неустанно меняющееся за счет индивидуального усилия настоящее.


В инволюции души ощущающей астральный поток, приходя из эфирного тела, соприкасается с потоком эфирно-физических сил, приходящих из прошлого. Их совместным действием и образуется характерологическая основа (см. рис. 111), развитие которой ориентировано на Духочеловека, благодаря чему на пути посвящения душа ощущающая метаморфизируется в душу интуиции.


В приходящий снизу поток астральных сил вмешиваются люциферические существа. Они проникают в душу ощущающую, но далее, к Духочеловеку они двигаться не могут и, можно сказать, не желают, поскольку в таком случае они способствовали бы освобождению человека из-под их власти. На наших рисунках достаточно хорошо видна роль люциферических существ как водителей человека на пути к свободе. Их освобождающее действие простирается от астрального тела до души ощущающей, не далее! Проникая в нее и тем способствуя ее формированию, они затем "перескакивают" в поток астральных сил, приходящих в душу ощущающую из сферы Духочеловека, и, действуя в нем, выражают себя в абстрактном, понятийном мышлении. В своем действии люциферические духи крайне эгоцентричны, и потому они ставят это мышление на служение прямому эгоизму, отнимают у него силу, едва дав ему возникнуть. Плоды возникающей при этом индивидуализации они стремятся вновь низвести в астральное тело, чтобы поселиться в нем как в отвоеванной у Богов субстанции, вызвать в астральном теле некую, всецело в своем духе "эволюцию", уводящую человека в прошлое, к групповому сознанию, но на этот раз уже не управляемому существами Иерархий.


Возвращаясь в астральное тело, люциферические духи побуждаются потоком сил, приходящих из будущего, уйти в прошлое, но в настоящий момент развития такой уход означает для них небытие. Будучи отражением реального прошлого, они не могут покинуть "зеркала" настоящего. Выход для себя они видят лишь в одном — в овладении субстанцией настоящего. В своем вторичном выражении она приобрела характер чувственной реальности. Поэтому еще в эпоху древней Лемурии люциферические духи возжаждали эту 
реальность воспринимать. Инструментом же восприятия мог служить только человек. В его астральном теле эти духи вошли в поток эфирно-физических сил и, как говорит Рудольф Штайнер, "проткнули" органы чувств изнутри наружу. Этот акт сопровождался рождением в душе человека влечения к чувственному восприятию, что значит — к познанию. Так люциферические духи, преследуя лишь свои цели, сыграли положительную роль в развитии человека: привели его к индивидуальным переживаниям в форме восприятий чувств.


Когда началось индивидуальное развитие души ощущающей, на инволютивный процесс наложился процесс эволютивный. В нем возникающая из сил прошлого (этим прошлым является как прошлая инкарнация, так и вчерашний день) характерологическая основа противостает понятийной основе (см. рис. 111, правую часть). В инволютивной характерологической основе действие, приходящее из высей Духочеловека, сказывается как такт и нравственный вкус. Они воздействуют на понятийную основу, претворяя в ней прямой эгоизм в косвенный, порождая нравственные понятия.


Ариманическое влияние в душе ощущающей выражается в стремлении этих духов, пользуясь люциферическими вожделениями, насытить их эфирной субстанцией, разумеется, субстанцией падших эфиров, низводя таким способом влечения, ощущения в сферу электромагнитных и иных подприродных сил, и поселиться в этом как в собственном, отвоеванном у Богов мире.


Действие Аримана особенно сказывается в душе рассудочной, но оно сильно и в душе сознательной, поскольку та связана с физическим телом (с мозгом). Действие люциферических духов особенно сильно проявляется в душе ощущающей (см. рис. 117). Однако на волнах непретворенного эгоизма они проникают вверх вплоть до низших областей Самодуха.


Общую конфигурацию каждого элемента тройственной души характеризует свой состав сил, действующих по лемнискате, в которой сама душа образует узловую точку, в чем выражается присутствие в ней индивидуального "я" [* Если бы мы захотели в духе рисунка 116 изобразить действие сил в человеке древней Лемурии, то нам пришлось бы все лемнискаты свести лишь в одну узловую точку и ею была бы точка высшего Я.]. В душе ощущающей лемниската простирается от астрального тела до Духочеловека, в душе рассудочной — от эфирного тела до Жизнедуха, в душе сознательной — от физического тела до Самодуха. Действующие по этим лемнискатам силы неоднозначны: и субстанционально, и по своей направленности. Следует также помнить, что это не физические энергии, а мир сил, где господствует беспрерывная метаморфоза.


Выделенные нами устойчивые контуры действия этих сил — лишь часть из бесконечного множества других. Но в любом случае, они подчинены вполне определенной закономерности. Ею является феноменология Я. Именно оно придает совершенно специфическую форму мировым потокам сил, движущимся из прошлого в будущее и из будущего в прошлое, заставляет их определенным образом превращаться друг в друга, порождая элементы, жизнеформы, самосознание. Под действием Я в феномене человека зарождается самобытие, осознаваемое в своих пределах, в точке низшего "я". Этим в цепи объективных метаморфоз образуется еще один замкнутый круг, в котором метаморфозы все вновь возвращаются к исходной точке, но с некоторым возрастанием присутствия в них самосознания (см. рис. 116; точечные линии).


В душе ощущающей таким действием развивающегося самосознания характерологическая основа, как осознанный опыт жизни, выдвигается на свет мыслящего сознания и из принудительно, автоматически действующей основы побуждений превращается в объект воздействия понятийных мотивов. Иными словами, ослабевает ее непросветленное действие слева (согласно табл. 5) и все более проявляется ее роль в положении справа, когда, как говорится, у человека ум в ладу с сердцем. Однажды возникнув, этот феномен затем с возрастающей силой простирается в высшие сферы души.


Таким образом, приведенные нами примеры — а они начинаются с рис. 22 — показывают, что жизнь человеческой души, несмотря на ее бесконечное многообразие, поддается формальному анализу, в ней можно вычленить вполне устойчивые взаимосвязи. Сколько их? — определять и выявлять не беремся. Но еще один, так сказать, состав, или форму, мы дадим, что позволит читателю в дальнейшем самостоятельно продумывать заданный ход исследования, если у него возникнет к нему интерес. Этот дополнительный состав отвечает, можно сказать, классической, наиболее отвечающей правильному развитию форме взаимосвязей тела души и духа. Здесь силы, творящие жизнеформы, из астрального тела входят в душу ощущающую, а оттуда — в сферу Самодуха (см. рис. 119). Так образуется трехступенная метаморфоза низшей, животной астральности.


Рис.119


Характер индивидуальной эволюции и здесь остается прежним, но она получает иные инволютивные предпосылки для своей реализации. Чтобы лучше понять различия между всеми приведенными системами действия сил в многочленном человеке, выделим из них фрагменты, относящиеся только к тройственной душе, и сравним их между собой. Полученное на рис. 116 и 118 выделим в ряд образов на рис.120, а то, что получилось на рис. 119 покажем на рис. 121. С известным правом можно утверждать, что данное на рис. 121 соответствует развитию человеческой души после Мистерии Голгофы; рис. 120 выражает более древнее состояние души, отвечающее еще третьей, древнеегипетской культурной эпохе, однако свою актуальность оно сохраняет по сию пору, так как развитие души ощущающей без сопутствующего этому процессу познания Христа преобладает у подавляющей части человечества.



Рис.120
Рис.121


В древнеегипетскую культуру характерологическая основа души ощущающей закладывалась действием эфирно-физических сил в астральном теле. Ее формирование направлялось групповой Душой, существом Ангела, действовавшим в отдельных людях как их групповое высшее Я. Инволютивный поток сил, приходивших из будущего, частично замыкался, благодаря опыту восприятий чувств и религиозным процедурам, во внутреннем контуре. Метаморфизируясь внутри человека, эти силы уходили из-под высшего водительства, и поэтому в человеке возрастало действие люциферических существ. Вся культура души ощущающей, какой она была в эпоху древней Халдеи, Вавилона, несла на себе люциферическую окраску. Групповое Я ставило этому определенный предел, что выражалось в строгой организации религиозной и социальной жизни. Большую роль играли космические деяния-жертвы Христа, совершенные Им через Натановскую Душу (см. рис. 113; средняя часть).


Ученики Мистерий древнего Египта стремились овладеть душой ощущающей эволютивно. Они проделывали специальные упражнения, чтобы направить поток формо- и жизнеобразующих сил в душу ощущающую. С помощью упражнений они давали ей индивидуальное содержание, которым затем воздействовали на астральное тело. Так формировалась индивидуальная характерологическая основа, ориентированная на Духочеловека, на грядущего Христа. Его переживали в облике Озириса, приходящего в душу свыше и соединяющегося с этой основой — Изидой.


Индивидуализация души ощущающей позволяла до какой-то степени осознать поток Святого Духа-Софии, связующий через душу ощущающую эфирное тело со сферой Духочеловека (рис. 116), и так заложить понятийную основу души. Внешне это выражалось в зачатках логического мышления, которым ученик Мистерий занимался как оккультным упражнением.


После Мистерии Голгофы через душу ощущающую дважды проходит поток эфирно-физических сил, с которыми связал Себя Христос благодаря Мистерии Голгофы. Ими душа ощущающая приводится в связь с Самодухом, а Самодух, через душу ощущающую, — с эфирным телом. Так закладывается субстанциональная основа для соединения сознания с бытием. Далее этот процесс еще более усиливается в душе рассудочной за счет связи с Жизнедухом, который в новой констелляции через душу рассудочную достигает физического тела. Что касается души сознательной, то в ней ныне возросла связь с физическим телом через поток сил, возбуждаемых Святым Духом.


Импульс Духочеловека, приходящий в душу ощущающую в новое время, воздействует на понятийную основу, а поскольку люциферическое вторжение еще не вполне отражено человеком, то понятийная основа продолжает выражать себя в виде рефлектирующего мышления и в эгоизме.


Душа ощущающая и после Мистерии Голгофы продолжает инволютивно развиваться таким же образом, как она развивалась и в древнеегипетскую культуру. Но эволютивно все в ней внутренне ныне поставлено на индивидуальную основу. Высокая сфера Духочеловека действует в характерологической основе как такт и нравственный вкус христианской этики и эстетики. Понятийная основа рождает понятия нравственности, с помощью которых человек собственной силой претворяет прямой эгоизм в косвенный.


Душой рассудочной человек начал овладевать в греко-латинскую культуру. Инволютивно ее развитие тогда выражалось в том, что поток формо- и жизнеобразующих сил приходил в нее из сферы Духочеловека, что побуждало человека следовать полученной в откровении заповеди, установленному свыше духовному авторитету. После Мистерии Голгофы возник замкнутый контур жизненных сил, связавших душу рассудочную со сферой Жизнедуха (рис. 119). А поскольку из этой сферы начал действовать Импульс Христа, в понятийной основе души рассудочной на место заповеди встало понятие совести, что и действие заповеди сделало не принудительным, а свободным. В характерологической основе соотношение симпатии и антипатии стало, можно сказать, более субстанциональным, если в данном случае иметь в виду субстанцию "я".


По сравнению с далеким прошлым, человек ныне путем обычного воспитания получает то, что прежде вырабатывалось с помощью особых упражнений. В характерологической основе дуализм чувствований теперь рождает понятийное мышление, суждения. В понятийной основе человек переживает дуализм бытия и сознания. Импульс Христа рождает в душе нравственную автономию, когда абстрактное мышление вбирает в себя духопознание. Ныне Христология занимает в душе рассудочной то место, которое в греко-латинскую эпоху занимали эзотерические упражнения. Логика, которой в качестве эзотерического праксиса занимались Сократ, Платон и их ученики, ныне подошла к своему концу. Впредь она должна стать семичленной, обрести субстанцию из соединения эфирного и астрального потоков сил. Со временем благодаря ей Жизнедух низойдет в душу рассудочную и претворит ее в душу инспирации. Тогда человек войдет в чистое бытие интеллигибельного мира.


Греки учились интеллектуально воспринимать на поверхности сгущенных эфирно-физических сил тени мыслесуществ, пролетающих в потоке приходящего из будущего Самодуха. В этом потоке содержатся идеальные противообразы всех объектов чувственного мира. Ведь некогда они возникли из общего источника. Человеческий Самодух, низойдя свыше, образовал звено опосредования и связи между разделившимися частями бывшей некогда единой реальности. Он является их синтезом, процессом синтеза, ведущего к становлению низшего "я", к становлению человека мыслящим существом. Былое единство некогда вновь вернется к себе, материя станет духом. Но будущее единство, в отличие от прошлого, будет иметь в себе некий нюанс, который образует человеческое Я, обладающее свободной волей. Как опосредующее звено между миром идей и миром явлений, мыслящее сознание было, по сути, ничем. Христос сделал его всем. Высшее Отношение между Отцом и Святым Духом он перенес в низшее отношение между идеей и восприятием.


Эпоха души сознательной наступила в XV в. Ее инволютивное развитие может быть как христианизированным, так и не христианизированным. В первом случае формо- и жизнеобразующие силы приводят через душу сознательную физическое тело в связь с Духочеловеком. Так действует в человеке воскресший Христос: через высший член души, где познание должно стать нравственным и должно стать знанием о Христе, человек ведется к субстанциональной связи  с Телом Воскресения. В этой работе на помощь человеку из Самодуха прямо в душу сознательную входит поток инспираций, несущих в себе моральные интуиции. Их нельзя почерпнуть ни из будущего, ни из прошлого. Они являются, как только человек приводит себя в свободную от субъективизма реальную связь с идеальными противообразами самого себя.


Посвятительно душа сознательная может развиваться только на христианском пути, где требуется выработка созерцающей силы суждения, ведущей к синтезу сознания и бытия. В древности этой цели достигали, пройдя через посвящение в хтонических и аполлонических Мистериях и соединив их плоды в опыте индивидуальной души. Ныне ее достигают путем овладения методологией гетеанистической науки с параллельным претворением души ощущающей в душу сознательную через звено христианизированной души рассудочной. Первым практическим результатом тут должно стать обретение созерцающей силы суждения. В нем опыт и метод выступают в неразрывном единстве. Человек здесь уже качественно представляет собой иное существо по сравнению со всей прошлой инволюцией и эволюцией. Он восходит к новому состоянию формы, в котором имагинативное сознание раскрывается как естественное, внутренне присущее этому состоянию свойство индивидуального духа.


В душе ощущающей нечто аналогичное этой форме, ее первичное явление, уже образовалось в пространстве между душой ощущающей и астральным телом. Там, как основа последующей индивидуализации, зарождается единство трех тел, называемое душевным телом. В своей высшей метаморфозе новая форма представляет собой претворение субъекта в объект, что сопровождается переходом к сверхсознанию. Мы говорим тогда, что характерологическая основа всецело оказывается внутри понятийной основы. И это уже иная, преображенная характерологическая основа. Она вся соткана из представлений. Понятийная основа в таком случае несет в себе жизнь; она оказывается сотканной из мыслесуществ.


Интересные закономерности обнаруживаются при анализе магии чисел в опосредующей, между телом и духом, роли души. Составим некоего рода "реестр" сил, действующих в девятичленном человеке (табл.22, 23).


Табл. 22


                         Табл. 22 (согласно рис. 121)   


Табл.23


                            Табл. 23 (согласно рис. 120)


Из него в первую очередь следует, что в инволюции душа ощущающая и душа сознательная опосредуют взаимодействие трех духовных и трех телесных сил. В каждом случае действует семичленная метаморфоза, но она там пребывает в становлении. Действуют два троичных принципа, и от их соприкосновения рождается феномен души (седьмое). Само же их соприкосновение выражается в виде гексаграммы — знака человеческого астрального тела, а также Отчего принципа творения [* Не следует удивляться, что на рисунках не в каждом отдельном случае (и в душе ощущающей, и в душе рассудочной) тройственное тело приходит в связь с тройственным духом. На рис. 120 и 121 мы взяли лишь отдельные фрагменты. В целостной же картине развитие охватывает всего девятичленного (или двенадцатичленного) человека, но строго определенным образом. Например, развитие души ощущающей всегда совершается в связи с душой сознательной и т. д.].


В эволюции силы души ощущающей и души сознательной встают в отношение 3 к 4, т. е. они сами образуют семичленную метаморфозу, а душа сознательная образует по отношению к этой метаморфозе восьмой член — октаву. Так обнаруживается еще одно отличие инволюции души от ее индивидуальной эволюции. При этом и семичленность принимает другой характер. Об общем ее смысле мы говорили в первой главе (см. рис. 17, 20, 21), что треугольник выражает в ней триединый дух, а четырехугольник — земного человека, как обладателя трех тел и "я"; в эволюции индивидуализирующейся души "я" начинает действовать как ее собственный ингредиент.


Рис.Рудольф Штайнер говорит, что из той жизни, которая выражена четырехугольником — из жизни инстинктов, потребностей, темперамента и т. п., — подобно тени поднимается мышление, чувствование и воление (треугольник). Мир четырехугольника должен быть облагорожен, иначе он станет миром зла. "Когда человек погружается в материальное, то многое зависит от того, погружается ли он в него этически, со свободным образом мыслей, или это происходит с нечистым, неморальным, несвободным, т.е. эмоциональным, инстинктивным, животным настроением" (198; 16.VII). Из сказанного следует, что в феномене души ощущающей и сознательной заложена неизбежность становления души рассудочной, а различие между душой ощущающей и сознательной носит по-преимуществу этический, глубинно этический характер.


Так выявляются законы индивидуализации человеческой души и духа. Протекающие при этом процессы субстанционально необычайно многообразны. Закон (в данном случае как тип) обозначает лишь диапазон их взаимных метаморфоз: от "я" до Я. Что же касается инволюции, то в ней трехмерное существо человека с неизбежностью входит в эмпирическое время и включается в объективную эволюцию физической вещественности.


Рис.Для души рассудочной в обоих случаях — эволюции и инволюции — характерно соотношение сил 4x4. Возникающая при этом фигура выражает собой принцип явления Христа в человеческой душе. Такую фигуру мы находим на иконе "Спас в силах", где в нее заключен Христос, восседающий на троне в окружении существ 1-й Иерархии. По углам внешнего четырехугольника изображены апокалиптические животные. Этим нам показывается, что четверичность действующих в круге Зодиака Серафимов, как сфера открывающегося в интуиции Христа, силой Его вочеловечения может открыться внутри четверичности земного человека.


Если и здесь, опять-таки, обратить внимание на закон совершаемого действия, то он показывает первостепенную связь Христа с душой рассудочной. Она тогда обретает роль звена, опосредующего действия, идущие сверху, через душу сознательную, и снизу, идущие через душу ощущающую, идущие из прошлого и из будущего. Главенствующую роль при этом обретает низшее "я", получающее опору в Христом несомой душе рассудочной и простирающее свои действия вниз и вверх — в глубины подсознания и к высотам сверхсознания, вызывающее метаморфозу души ощущающей в душу сознательную за счет претворения прямого эгоизма в косвенный и многого другого. Далее, приходя к тождеству с высшим Я, низшее "я" всю тройственную душу претворяет в тройственный дух. Из высей навстречу этому стремлению низшего "я" нисходит высшее Я, но такое, которое свою опору имеет в Христом несомом Жизнедухе и совершает в высшем аспекте деятельность, зеркальным отражением которой является деятельность низшего "я".


Что еще важно нам отметить — это пятичленность сил, действующих в душе при наложении процесса эволюции на процесс инволюции. Она получается за счет исключения повторяющихся в одном и другом случае соотношений сил. Пятеричность — пентаграмма — есть осмысленный образ индивидуализирующегося человека, его эфирного тела. Так обнаруживается индивидуализирующая роль эфирных сил с началом эволюции души. Интересно, что в душе рассудочной с переходом в новую эру проявляется шестичленный принцип действующих из прошлого и будущего сил, что означает возросшую роль астрального начала в индивидуализации этой души — действия Святого Духа, в конечном счете. Так Христос через "Духа Утешителя" приводит пентаграмму индивидуализирующегося духа к единству с гексаграммой творящего принципа Бога-Отца, чем полагается основа для обретения тела воскресения. Речь об этом у нас уже шла ранее в связи с рис. 59 и 62, где был показан принцип творения триединым Богом мира и человека. Теперь мы взглянули на это с другой стороны, со стороны творения, что помогает нам лучше понять восхождение его к своему первоисточнику, которое будет длиться до конца нашего эволюционного цикла. Поднимаясь по ступеням сознания, человек будет приводить ко все более высокому синтезу весь состав действующих в нем сил. Благодаря этому своим сознанием-бытием он будет охватывать все более широкий диапазон будущего и прошлого (рис. 122).


Рис.122Если говорить детальнее о процессах в душе рассудочной (как в инволюции, так и в эволюции), то как наиболее существенное в ней следует отметить насыщенность характерологической основы эфирной субстанцией. В инволюции она притекает как из эфирного тела, так и из сферы Жизнедуха (рис. 121), что ведет к претворению ее в душу инспирации.


С переходом от инволюции к эволюции понятийная основа приводит физическое тело в связь с Жизнедухом, в чем мы видим залог обретения сознанием бытия. В целом же простиранием действующих в душе рассудочной сил от физического тела до Духочеловека обусловлена ее, скажем, базисная роль в триединой душе. Душа рассудочная на микрокосмическом уровне повторяет позицию Христа в Божественном Триединстве, когда начинается наш эволюционный цикл. Подобно тому, как троичность первых эонов через Христа переходит в четверичность, а затем в семеричность эонов, так через восьмеричность (2x4) души рассудочной взаимно переходят друг в друга семеричности души ощущающей и души сознательной.



Рис.123В конфигурации души рассудочной мы имеем, по сути, картину вочеловечения Христа: Его погружение, как Жизнедуха, в гробницу физического тела (в инволюции) Иисуса из Назарета, где четвертым членом является Само Христово Я, и действие Его силы воскресения в человеческой телесности, в эволюции, где четвертым членом является человеческое "я" (рис. 123).


Борение Иакова с Богом выражает принцип индивидуальной эволюции человека.


В душе сознательной характерологическую основу образует эфирно-физический поток, приходящий из физического тела. Это означает, что она в душе сознательной имеет наиболее законченную форму, в которую вливается эволютивный астральный поток, приходящий из сферы Самодуха. Понятийная основа души сознательной вся обусловлена прямым воздействием на нее (в эволюции) импульсов, приходящих из будущего. То, для чего душа рассудочная 
создает лишь предпосылки: единство бытия и сознания, — в ней призвано стать реальностью. Ее эволюция простирается от физического тела до Духочеловека. Но, поскольку речь идет об индивидуальной эволюции, то какие-либо реальные результаты простирание дает лишь в случае прогресса самосознания.


Как в душе ощущающей преобладает связь всех действующих сил с астральным телом, в душе рассудочной — с эфирным, так в душе сознательной — с физическим (см. табл. 22 и 23). По этой причине ей в наибольшей мере угрожает искушение ариманическими силами, атакующими "я" на его пути к Самодуху. Эти искушения опаснее тех, которые выступают в душе ощущающей. Здесь речь идет о борьбе за одухотворяющуюся материю, и потому в душе сознательной ариманические духи приобретают азурический характер — действуют из иерархии ариманических архаев. Люциферические ангелы, действующие в абстрактном мышлении, опирающемся на физический мозг, проникают из души сознательной во всю понятийную основу (если человек ничего им не противопоставляет) и, действуя оттуда, приходят в связь, а не в противоречие с действующими в характерологической основе ариманическими архангелами. Силы тех и других соединяются и, как "высшее" (т.е. с обратным знаком) их единство, выступают азуры.


В духовном мире одни существа состоят из других. Так, азуры возникают из приходящих к единству люциферических ангелов и ариманических архангелов. Для человека их влияние означает погружение души сознательной в пучину эгоизма и вожделений души ощущающей. Так возникает "опрокинутый" микрокосм, символ которого — перевернутая пентаграмма, применяемая порой в политическом оккультизме и в черномагических ритуалах.


Но Христов импульс с особой силой противостоит супостатам в душе сознательной. Как сила Жизнедуха, Он пронизывает понятийную основу, рождает в ней представления, основанные на практическом опыте (включая нравственную жизнь). В конце концов, вся душа сознательная приобретает характер понятийной основы и действует в человеческом духе как практическое априори, практический разум. Человек тогда входит в сферу Самодуха и живет там индивидуально с помощью созерцающей силы суждения, неся в себе характерологическую основу как объект (см. табл. 5).


Таков самый краткий анализ полученной нами картины действия субстанциональных сил в двенадцатичленном человеке. Для наших целей этого анализа достаточно, и теперь, опираясь на него, мы рассмотрим более подробно отдельные ингредиенты душевной жизни.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru