8. Самобытие душевной жизни. Формула человека

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА VII . ПСИХОСОФИЯ

8. Самобытие душевной жизни. Формула человека

8. Самобытие душевной жизни. Формула человека


Подведём итог последним рассмотрениям. Уясним себе еще раз, что творение мира совершается путем отторжения, выдоха, делаемого Космосом в той или иной форме. Отторгнутое с неизбежностью противостает своему первоисточнику — Я. Я противостает не-Я. Здесь коренится начало антипатии, но взятой не в этическом смысле. Далее отторгнутое образует основание отношения между 2-й и 3-й Иерархиями. Третья Иерархия живет в творимых космосом монадах, как их душевно-духовное содержание. Она развивается в них и через них находит свое отношение к высшему — ко 2-й Иерархии.


Человек повторяет путь 3-й Иерархии, но в земных условиях. Он способен это делать по той причине, что работа 3-й Иерархии в нем в предшествующие эоны привела ко вполне определенным последствиям. Так, уже в конце эона древнего Сатурна Архангелы, приходя через тепловые монады в отношение с наивысшей Иерархией, с Серафимами, всецело превращают монады в органы чувств, состоящие из светового эфира.


Серафимы через эти органы чувств созерцают (интуитивно) процессы на древнем Сатурне, но плоды созерцания отказываются принять в себя, дают созерцанию отражаться и жертвуют его Архангелам. Так внутренний мир Архангелов (еще всецело сновидческий) творится извне в сгущающейся эфирной субстанции, которую на Сатурн посылают Духи Мудрости. Она как бы закрепляется в бытии Сатурна, употребляется в его бытии на иные, кроме самого этого бытия, цели. Возникает новая форма отторжения — световой эфир в виде органов восприятия монад, но действующих в обратном, по сравнению с земным состоянием, направлении: извне внутрь монад. Монады же на Сатурне представляют собой единство формы и бытия, т. к. Серафимы через органы чувств монад созерцают их внутреннее и в монадах обособляется сновидческое сознание Архангелов. Высшее созерцание становится в инобытии формой сознания.


В дальнейшем этот процесс объективируется еще более. Следующая Иерархия — Херувимы, встает через монады в отношение с Ангелами. Отношение строится на основе жизненного эфира. В существах Ангелов возникает нечто, напоминающее обмен веществ, но всецело управляемый Херувимами.


И восприятия чувств Архангелов, и жизненные процессы Ангелов являются формами бытия их сознания. На том уровне, в том состоянии бытие и сознание еще оставались единством.


Начиная с древнего Солнца подобие высших, иерархических отношений начинает возникать в творении. Возникает взаимодействие монад с внешней средой древнего Солнца, поскольку некоторые субстанции отстают. Монады принимают в себя и выталкивают наружу тонкую тепло-воздушную вещественность, что является для них одновременно и жизненным процессом (дыханием-питанием), и восприятием чувств. На древней Луне процессы разделяются, но только частично. И лишь на Земле жизненные процессы и восприятия чувств образуют в человеке две совершенно различные сферы бытия.


Осуществляемое на всех уровнях творения вбирание в себя означает завоевание сознания, утверждение высшего целеполагания в творении. Но утверждение не способно закрепиться в инобытии без отказа, без отталкивания всего того, что встает по отношению к нему как внешнее, без его отрицания. Поэтому вбирание в себя сопровождается в монадах удовольствием, отталкивание — неудовольствием. Так возникает первофеномен утвердительного и отрицательного суждения: в единстве низшего, элементарного бытия с высшим, еще не индивидуализированным сознанием. Симпатию и антипатию от процессов питания и дыхания переживает астральное тело; ими же оно и развивается. Эфирное же тело развивает в себе силы лишь за счет полного отторжения внешних веществ.


В органах чувств, после их открытия вовне, люциферические духи стали развивать в нас симпатию к внешнему миру за счет отрицания нас самих, нашего физического тела, что нашло свое выражение в разрушении, отмирании нерва в процессе нервной деятельности. Когда чувства еще были обращены вовнутрь, к миру имагинаций, человек переживал внутренние отображения внешних процессов, а это означает, что внешнее, которое могло бы быть дано восприятию, он полностью отталкивал. И тогда в человеке обитало существо Ангела. Я Ангела действовало в отталкивании внешнего и порождении в человеке идеальных, имагинативных противообразов внешних событий. (Ныне по такому принципу действует наше эфирное тело). Поскольку процесс этот шел в одном направлении с жизненным процессом, та рождавшиеся в астральном теле симпатии и антипатии, положительные и отрицательные суждения шли вниз, вплоть до обмена веществ, в чем и выражалось единство бытия и сознания.


После открытия органов чувств вовне Ангел еще некоторое время оставался в человеческом астральном теле и действовал в нем наравне с люциферической деятельностью. Тогда имагинативные переживания в человеке существовали наравне с образным мышлением. Но с середины древнегреческой культуры Ангел начал покидать внутренний мир души человека, перестал обитать в ней как высшее Я. Он встал на пороге восприятий чувств.


Человек ныне, вожделея питания, дыхания, принимает предметы питания и воздух в себя. Вожделея восприятий, он должен покидать себя и своим астральным телом соединяться с объектами восприятия. И если бы человек был целиком предоставлен самому себе, то он просто "выдохнул" бы свое астральное тело через органы чувств и слился бы им с объектами восприятия, с лежащим в их основе миром элементарных существ. В некотором смысле он повторил бы что-то подобное тому, что совершили Серафимы на древнем  Сатурне по отношению к Архангелам. Только в данном случае, не обладая могуществом высшего Я. человек оказал бы услугу Люциферу за счет погашения собственного сознания [* Это факт легко понять, исходя из общей связи вещей. Высшее повторяет себя в низшем; низшее возводит себя через подражание высшему. Одно отражается в другом. Но повсюду возникает своя нюансировка процессов.]. Ибо Люцифер, поселившись в человеческом астральном теле, даре Духов Движения, желает слиться в его оболочке с идеальным содержанием мира природы. Человек обособился от этого мира, отторгнул его от себя, объективировал, чтобы через отражение в объекте стать субъектом. Люцифер желает пойти обратным путем, став групповым Я всего человечества.


Некогда, чтобы поселиться в астральном теле человека, Люцифер обособил его от Божественного, от родового, консолидировал в себе, сделал эгоцентричным, что привело это тело в тесную связь с эфирным и физическим телами. Поэтому астральное тело, выходя из нас в акте восприятия, имеет неодолимое желание вернуться обратно: от восприятий мы устаем. Ему в его склонности помогает эфирное тело, ибо к органам чувств в акте восприятия приливает кровь.


Ариман, действуя в обмене веществ, испытывает отвращение к внешнему миру. Проникая с током крови в органы восприятия, он посылает оттуда в нерв антипатию к объектам восприятия. Но у него возникает симпатия к тому, что от восприятия через нерв действует на кровь, поскольку с помощью этого он надеется найти непосредственный доступ к человеческой крови — носителю индивидуального я. Ариман стремится восприятие слить в единство с жизненным процессом.


В таком противостоянии люциферических и ариманических сил человек получает то, что мы называем ощущением. Ощущение возникает как результирующая борьбы люциферических и ариманических сил в системе человеческих восприятий. Подобного рода результирующими являются в нас и четыре тела (включая душевное) на современной стадии их индивидуализации. Ощущение представляет собой ту форму индивидуального бытия, которая возникает в душе, но еще не является самой душевной жизнью. Ощущение есть форма присутствия Ангела в нашей душе. Подчеркнем: не бытия, а присутствия.


Все, что мы переживаем душевно-духовно, дано нам в ощущении; само же ощущение нам не дано. Нам даны его производные: симпатия и антипатия и суждения. Доступ к нам ощущение находит через вожделение. Субстанционально ощущение одной с ним природы и в то же время есть чистое вожделение — аналогично чистому понятию (без отношения к восприятию).


Собственно говоря, и к ощущению человек развивает вожделение. И оно, как высшее намерение, входит в индивидуальную душу. В результате этого душа, как плод "антипатии" космоса, поскольку она "выдохнута" им в индивидуальное бытие, развивает свою антипатию к миру восприятий [* Наслаждение восприятиями — это совсем другой процесс. Он разворачивается в сфере эстетического, т. е. индивидуально-осознанного; описываемое же нами остается на ступени подсознательного.]. А далее, оттолкнувшись от внешнего мира, душа повторяет этот процесс в себе, развивая антипатию к бессознательному, а значит — к прошлому, и симпатию к самосознанию, а значит — к будущему. Она начинает развиваться во времени. Но прежде должно завершиться развитие телесности как объекта антипатии космоса, и потому — в пространстве и времени.


Душа развивается во внутренней симпатии и антипатии; мировое противостояние она берет внутрь себя и тем снимает трехмерное пространство, переходит от противоречия к отношению: с высшим. Переходной ступенью тут является созерцание. В созерцании мы подражаем Богам, и потому оно доступно лишь индивидуальному духу. На доиндивидуальной ступени в наше время, когда Ангел уже не обитает в душе человека, а стоит у ее врат, созерцание превращается в грезу, в люциферизированную деятельность; и таковым является атавистическое ясновидение. В нем Люцифер похищает субстанцию человеческой души и творит из нее собственное люциферическое царство.


Процесс индивидуализации начинается с ощущения, возникающего в душе вследствие восприятий чувств. Откровение телесного через чувство жизни рождает первое ощущение в нашей душе. Последнее, высшее ощущение есть интуиция — переживание духовного откровения. Такое ощущение дано нашему Самодуху.


Впервые ощущение возникает в астральном теле благодаря его связи с эфирным и физическим, поскольку вожделения рождаются уже жизненными процессами. Через эфирное тело эти процессы-вожделения рождают свои противообразы в астральном теле, которые достигают нашего сознания как ощущения. Например, голод есть исходная форма вожделения, но переживаем мы не сам голод, как нарушение баланса эфирно-физических сил, а то, что через кровь достигает нерва и астрального тела — ощущение голода.


Достигая через Самодух интуиции, мы своим астральным телом полностью отождествляемся со сверхчувстенным объектом, т.е. собственным астральным телом, сами производим воздействие на объект. Объект же в обоих случаях (как в чувстве голода, так и в интуиции) один и тот же — Духочеловек. В чувстве жизни (благодаря которому ощущается голод) Духочеловек воздействует на эфирное тело и выжимает из него тело астральное. Эфирное тело при этом ведет беспрерывную борьбу с физическим: отторгая поступающие в организм средства питания и за счет отторжения строя из своих сил физическое, как оно это делало уже на древнем Солнце.


В гигантском противостоянии физического и эфирного на стороне эфирного тела, конечно, стоит Жизнедух, для которого материальные вещества питания служат лишь указателями — в каком "направлении", в какой форме, в каком составе творить физическое на данной ступени эволюции. В сдавливающем действии Духочеловека выражается высшее, Божественное намерение. Это оно, по сути, выражает себя во всех физических свойствах материи — в силе тяжести, плотности, во всех косвенно, через математические вычисления познанных свойствах атомных структур: плотности ядер, гипотетических сверхплотных состояниях материи, зависимости массы от движения со скоростью света и др.


Во всех подобных явлениях обнаруживается универсальное стремление Отчего начала претворить материю в дух, в сознание, одарить творение самосознанием.


Наше эфирное тело опосредует связь космического сознания с индивидуальным самосознанием. Малейшее нарушение весьма подвижного равновесия в противостоянии эфирного тела веществу выражается в нарушении гармонической связи эфирного тела с астральным, в нарушении связи астрального тела с космосом, что и обнаруживается через ощущение.


Физическое, будучи оплотневшим духом, вытолкнутым в инобытие, становится минералом, эфирное в инобытии рождает жизнь, астральное в инобытии рождает смерть и ощущение. Минеральное полярно противоположно бытию сущего, астральное в ощущении полярно противоположно космическому сознанию. Оттого возникает некоего рода "рычаг".


Рис.


В нем чем сильнее давление Духочеловека, тем выше поднимается "плечо" ощущения, т. е. тем ближе человек к космическому сознанию. Некогда все вещественное будет "выдавлено" (через ряд метаморфоз) в сферу чистого бытия-сознания, на астральный план. Процесс этот уже идет, когда мыслящее сознание спиритуализируется, вбирает в себя духопознание. Периодическое сгущение и растворение материи в состояниях жизни, формы, в эонах создает лишь предпосылки для развития индивидуального духа, для инволюции.


Итак, все на Земле, начиная с атомных и кристаллических структур, устремлено к самосознанию. Вратами же к нему служит человек. Врат этих в человеке двое: у начала душевной жизни и на границе души и духа. И там, и там на пороге стоит существо Ангела, только у первых он является в сопровождении Люцифера и Аримана (это явление в оккультизме называется Малым Стражем Порога), у вторых через существо Ангела человеку является Сам Христос (Ве ликий Страж Порога). У врат духа человек переживает встречу со Христом.


У врат души переживание Христа сказывается косвенно, как Сила, помогающая облагораживать вожделения. Ангел же является вестником Бога-Отца, вернее, Духа Формы, даровавшего нам "дыхание жизни", и с первым ощущением вступает во врата души с дарованным нам Я. Некогда, в начале земного эона, Элоим Ягве привел три наших тела в такую взаимосвязь, что в них смогло возникнуть низшее "я", способное восходить до индивидуального тождества с Я высшим. (На древней Луне нашими непосредственными творцами были Духи Движения; они привели астральное тело в гармоническую связь с физическим и эфирным и т.д.)


Аналогично образу своего действия на человека в прошлые эоны, Ангел действовал в человеке и на Земле вплоть до момента Мистерии Голгофы. Он обитал в нем как высшее, организующее начало, как регент нисшедшей из высей (сотворенной еще на древней Луне) двойственной, а потом (начиная с Лемурийской эпохи) тройственной души. Эта душа погрузилась в три тела и через тепловую субстанцию (огонь) замкнула круг связи души с телом. Тогда в душу вошли люциферические и ариманические влияния, подступившие со стороны увязавшего в материальном бытии тройственного тела. Со вступлением их в душу возникло то сложное, уже описанное нами, взаимодействие человека, как субъекта, с внешней средой. При этом люциферическое начало имитировало древнюю деятельность Иерархий, что раскрыло органы чувств вовне. Кроме того, люциферическое действие в человеке противостало намерению Аримана ввести через человеческую душу земные элементы в духовный мир, минуя ступень самосознания, погрузив их в стихию падших эфиров. Свое намерение Ариман стремится осуществить, переводя вещество в энергию, в более тонкую форму существования материи в виде электричества, магнетизма и стягивая туда душевное существо человека. В настоящее время навстречу этому стремлению Аримана идут все сторонники так наз. биоэнергетики и парапсихологии. Они не спиритуалисты, они — материалисты высшей степени. И если даже они порой говорят о Боге, то это, если разобраться, — бог материи. Он существо не тривиальное, космическое, но это Ариман.


Низводя человеческие души в энергетическое поле Земли, до известной степени "растворяя" их в нем, сливая в бессознательное единство, Ариман поселяется в нем как в своем царстве и оттуда штурмует Небо, поскольку оно сотворило человека. Но осуществиться намерениям Аримана мешает Люцифер, борющийся с оплотнением материи. Он стремится материю снова превратить в дух, а человеческое астральное растворить во всеобщей астральности Земли, низвести его на ступень древнелунного состояния.


Искусство жизни (а это поистине искусство, а не некий автоматический или полусонно-медиумический процесс) состоит в том, чтобы постоянно способствовать взаимопогашению неправомерной деятельности Люцифера и Аримана в нашей душе. В помощь нам в этой работе дано существо Ангела. Он вступает в нашу душу с обеих сторон: на границе с духом и на границе с чувственным миром, — а вступив в нее, остается у ее врат, поскольку все остальное: индивидуальная выработка души, — составляет индивидуальную задачу человека.


У врат души Ангел действует во всей системе восприятий чувств. В ней действуют все Иерархии (см. рис.37), но лишь благодаря Ангелу восприятия чувств становятся в нас ощущением. А далее весь процесс индивидуализации в нас осуществляется, по сути говоря, за счет нарушения высшей гармонии и восстановления ее. Думая об этом, не забудем, что от начала творения нашей Вселенной возникает противостояние: сначала как отношение (в Иерархиях), потом как противоречие (дух и материя). Наша внутренняя жизнь есть в первую очередь противоречие: сначала с внешним миром, который не терпит обособления, потом в самой душе, где противоречие дорастает до отношения, — в подражание миру Иерархий (возникает ряд: симпатия — антипатия, тезис — антитезис, любовь — мудрость).


Существо Ангела подступает к вратам нашей души с потоком сил, приходящих из прошлого (рис. 119, 125), в которых живет вожделение представления, стремление материи одухотвориться, для чего она должна прийти к определенному состоянию формы, и таковой на первом этапе становится телесность как форма органов восприятий чувств. Далее эта форма стремится метаморфизироваться в мыслеформу, в форму органа идеального восприятия, чему служит имагинативная логика. После того человек обретает возможность одухотвориться до мыслесущества. Она проявляется в душе как намерение, как вожделение и как ощущение — в форме индивидуального чувства. Навстречу ему, из будущего, приходит род деятельности, творящей эту форму, — деятельность суждения. Достигая врат души, она сужается до формы прямого эгоизма.


На такое двухстороннее действие (вожделения и суждения) душа откликается желанием — нежеланием, радостью — страданием и т.д. Так возникает душа ощущающая. Вся она построена из эгоизма и желания или отвращения по отношению к ощущениям, доставляемым восприятиями чувств. Вся эта совокупность, двигаясь по нижнему полукругу вправо (рис.125), приближается к потоку сил, текущих из будущего, и постепенно входит в восприятие высших чувств, а навстречу, из верхнего полукруга, приходит деятельность суждения, но не в форме прямого эгоизма (он расширяется в высших чувствах), а в логической форме, в форме представления.


Так импульс, приходящий слева (из прошлого), достигает своей цели справа, но через посредство индивидуальной души. И это уже сфера души сознательной, где, собственно, и возникают представления.


Деятельность Я из верхнего полукруга вступает в нижний не только сверху, но и слева — через оболочки, — а в душе ощущающей заявляет о себе как такт и нравственый вкус. Противостояние астрального тела, скованного эгоизмом, внешнему миру постепенно переходит в противостояние понятий восприятиям, которые, соединяясь в душе сознательной, образуют представления. Но их соединению предшествует прохождение через шкалу противостояния субъекта объекту в восприятиях чувств.


Во всей перечисленной деятельности и рождается инобытие души. Его первичным феноменом является деятельность Ангела в нашем астральном теле, постоянно находящая отношение к внешнему для нашего "я" чувственному и сверхчувственному мирам.


Когда в третью, египто-хаддейскую эпоху Ангел начал постепенно покидать внутреннее человеческой души, то он делал это двояким образом: он выходил из души одновременно и "вверх", и "вниз". "Вверх" он ушел в мир объективных имагинаций, где обитает человеческий Самодух. Его действия, нисходящие в нас, мы ощущаем в чувстве мысли и в самом процессе мышления, как деятельность суждения. Такова опосредованная субъектом дятельность Ангела в нашем духе. Непосредственно он вступает туда в виде откровения.


Покидая нас "вниз", через врата души, Ангел лишает нас атавистических имагинаций и одаряет гармоничным переживанием чувственных восприятий. Этот выход Ангела из души совершался поэтапно. Сначала Ангел через наши органы чувств созерцал в имагинациях процессы, подступавшие к земному человеку из внешней материальной среды, и, подобно Серафимам в их отношении к Архангелам на древнем Сатурне, жертвенно свои созерцания оставлял человеку. Человек тогда начал переживать имагинаций в связи со своим существом, получая, благодаря им, косвенное свидетельство о том, что происходило в его материальном окружении. Имагинации играли роль современных понятий, которые мы присоединяем к восприятиям. В глубокой древности человек созерцал их как мыслесуществ. Деятельность суждения в нем тогда не была отъединена от бытия; бытие рождало в человеке внутренние представления-созерцания.


После открытия органов чувств вовне, к имагинациям присоединился опыт чувственных восприятий. Начался этап двойного восприятия: чувственного объекта и его сверхчувственной идеи, явленной в объекте, а не в человеческом духе. Иными словами, человеку открылся источник, порождавший в нем имагинации. С этого момента начинается искушение человека Люцифером. Человек утрачивает внутреннюю целостность и начинает переживать не тождество с внешним миром, а противостояние ему.


Большие перемены происходят и в органах чувств. Если прежде они формировались деятельностью, шедшей изнутри, из астрально-эфирных сил, то теперь их начинает формировать также и сам акт чувственного восприятия, внешняя действительность. Человек при этом облекается плотной вещественностью, оставаясь однако лишь системой органов восприятия. Тогда ариманические духи начали использовать его как врата, через которые они стали материю переносить в духовное, вернее в "поддуховное" бытие. Но такой ариманической деятельности противостала люциферическая, устремившаяся из человеческого внутреннего вовне. Возник некоего рода "затор", которым и стало плотное, материальное физическое тело.


С тех пор это так и идет: ариманические духи атакуют человека в процессе восприятия извне, стремясь предельно плотно, до энергетического сгустка консолидировать его эфирно-физическое: люциферические духи в акте восприятия стремятся увлечь астральное тело из физического и растворить его во всеобщей мировой астральности, а вслед за ним подвергнуть той же участи и эфирное.


Существо Ангела в таком противостоянии духов постепенно ослабило люциферическую деятельность до формы понятий-образов. То был этап мифологического мышления. А затем все истончилось до абстрактных понятий, до чисто астральной деятельности. Так люциферическим духам был отсечен доступ к эфирному телу на доиндивидуальном этапе развития человека [* Теперь, овладев свободным мышлением, человек имеет индвивидуальную задачу найти связь понятий с эфирной субстанцией.], но была сохранена зародившаяся деятельность суждения;  а борьба Люцифера и Аримана у врат восприятий чувств, борьба двух родов вожделений, была синтезирована в высшее вожделение — направленное к индивидуальному развитию, что одновременно явилось метаморфозой высшего намерения.


Что касается ощущения, то оно коренится в эфирном теле, поскольку на его базе происходит столкновение люциферического действия, идущего из астрального, и ариманического, идущего из физического. Следует помнить, что материя теснится в человека не только через органы чувств, но и из обмена веществ. Эфирное, осененное Жизнедухом. отторгает и то и другое, и таким способом строится собственное эфирное, а от него — физическое тело человека, как это повелось со времен древнего Солнца.  С индивидуальными эфирным и физическим телами приходит в связь Самодух; сначала в виде понятийного мышления. Но вместе с тем на эфирное тело налетает поток люциферического действия, стремящийся эфирное вновь растворить до астрального состояния. Противодействуя этому, эфирное тело заключает астральный поток, идущий через человека из прошлого, в форму души ощущающей, ограничивает его, действуя совместно с физическими силами органов восприятия.


Таким образом, ощущение формирует процесс внутреннего отражения эфирным телом натиска ариманически-люциферических вожделений, лишая их инстинктивного, животного характера. При этом оно само является как форма вожделения, т. е. родственным тому, что приходит из бессознательного, но ориентация его полярно противоположна инстинкту. Оно, как новая, индивидуализированная форма вожделения встречает идущий из души к вратам чувств древний поток деятельности суждения, той деятельности, которую прежде осуществлял Ангел. У врат чувств к этой деятельности примешивается люциферическое, поднимаясь из астрального тела. Сама же деятельность осуществляется в душе. Основа для нее была заложена еще Духами Движения на древней Луне.


На пути до врат чувств деятельность суждения остается бессознательной. Но если она там осознается, то вспыхивают люциферизированные имагинации. С ними борются ариманические духи. Деятельность суждения останавливается на границе органов чувств, и возникает восприятие — не ощущение! — ибо суждение здесь еще не входит в сознание, поскольку остается сверхчеловеческой деятельностью, приходящей из будущего.


Когда Ангел действовал внутри души, он создавал в ней ощущение субъекта, но на сверхсознательном уровне Самодуха. Теперь та деятельность выступила из души вверх, а в душе осознается суждение. Внизу, сталкиваясь с воздействием, приходящим извне, деятельность суждения впервые осознается как индивидуальная, возникающая в акте восприятия. Далее человек вырабатывает способность отвлечься от восприятия и осознать деятельность суждения внутри души; тогда он переживает ощущение. Оно рождено восприятием и  представляет собой деятельность, идущую от души ощущающей к душе рассудочной, навстречу выходу Ангела из человеческой души.


А теперь на основе полученных результатов мы могли бы еще раз провести анализ всей системы восприятий чувств, которым мы занимались в третьей главе, и он, на этот раз, еще конкретнее показал бы нам процесс рождения индивидуального "я". Нам значительно подробнее раскрылось бы все то, что мы свели к единству на рис. 38. Если тот рисунок привести в связь со всем полученным на рис. 116-121, то наши исследования приобретут искомую полноту. Мы тогда увидим внутреннюю природу становления индивидуального духа в пространственно-временной эволюции. При этом, пожалуй, придется еще вспомнить рис. 71, на котором показан общий принцип того, как нам следует соединить полученные на указанных рисунках части в единое целое.


Представим себе изображенное на рис. 38 как своего рода проекцию на горизонтальную плоскость того, что изображено на рис. 116-121, и наоборот. Тогда пространство и время соединятся, а индивидуальный дух станет триединым человеком. Мы не станем давать полного графического выражения такой связи. Рисунок получился бы слишком громоздким, и нам все равно не удалось бы передать в нем главного — движения. А ведь все изображенное на рис. 116 или 118 постоянно в процессе духовно-душевной жизни человека пульсирует вверх-вниз по отношению к плоскости изображенного на рис. 38. Далее, если взятые под углом в 90° по отношению друг к другу плоскости рис. 118 и 38 соотнести с пространственным образом человека, данным на рис. 91, то тогда плоскость рис. 118 пришлось бы взять вращающейся вокруг вертикальной оси и тем выражающей состояния каждой из девяти сфер в тот или иной момент осознанной жизни "я".


Так пришлось бы нам поступить, если бы мы захотели дать полное и детальное графическое выражение полученным результатам исследования. Но можно поступить проще: понять лишь главную суть полученной взаимосвязи. Откуда бы мы ни начали ее рассматривать, ее центральной точкой всегда будет оставаться индивидуальное "я". Оно остается своего рода подвижным "шарниром", связывающим разные позиции движущихся плоскостей.


Рис.127Возьмем физическое тело за исходную точку рассмотрения, и потом обе плоскости (и рис. 38, и рис. 116 или 118) приведем в соприкосновение так, как показано на рис. 127 (левая позиция). Мы получим соотношение, констелляцию рождения первого восприятия, чувства жизни в индивидуальном опыте души. При этом, что бы ни рождалось в системе двенадцати восприятий чувств, оно всегда останется в горизонтальной плоскости, будучи, в то же время, связанным со всем космосом, а то, что переходит в индивидуальную душу (благодаря ощущению), всегда останется в вертикальной плоскости, связанной с прошлым, настоящим и будущим.


Пройдя через все нюансы душевно-духовной жизни, вертикальная плоскость приходит в другую крайнюю связь с горизонтальной плоскостью (рис. 127: правая позиция) — в точке Духочеловека. При этом вертикальная плоскость проделывает еще поворот на 360 градусов. Все остальные аспекты индивидуальной жизни умещаются в пределах этих двух граничных состояний. Не станем пугаться обозначенных границ, хотя в горизонтальной плоскости они простираются до мира неподвижных звезд, а в вертикальной — от эона древней Луны до будущего Вулкана. Все же полезно иметь представление о человеке, как о существе, довольно определенно заключенном в указанные пределы, обусловленные эволюцией и инволюцией индивидуального я.


Горизонтальная плоскость, в которой возникают восприятия чувств, — инволютивна в онтогенезе души в пятой послеатлантической культурной эпохе. Действующая в ней тройственная душа выступает в своем космическом аспекте. Она еще не выработана человеком индивидуально и целиком. Присущие ей мышление, чувствование и воление проявляют субстанциональность Иерархий. Это, по сути, единая космическая воля, инволютивно вобранная в себя существом человека и метаморфизированная разделением эфиров и элементов.


Плоскость восприятий чувств в плане эволюции также простирается от первого до седьмого эона (см. рис. 16). Поэтому ее осевой вертикальный принцип, или, выражаясь в духе нашего исследования, ее динамическое настоящее стоит под знаком высшей деятельности Святого Духа. Как мы помним, троичность первых эонов образует законченное целое; оно по окончании эона древней Луны имело тенденцию оставить человека идеальным отражением высшего и по трем ступеням будущих эонов возвести его в духовные выси, не наделяя акциденцией свободного духа. Конечно, тенденция эта была скорее условной, чем реальной, хотя и условность была настолько высокого порядка, что в эволюции стала реальностью в том смысле, что постоянно присутствует, как альтернатива, в каждом акте свободного (а также и несвободного) выбора.


Процесс наделения человека я-сознанием в земном эоне породил в эволюции мира иное динамическое настоящее, стоящее под водительством Христа (см. рис. 16). Так возникает плоскость индивидуальной эволюции, где осевым принципом выступает Импульс Христа.


Ипостась Сына через человека приходит в отношение с Ипостасью Святого Духа. Приходят в отношение в ином Космическая Любовь и Космическая Мудрость. Их синтез — в Отце; однажды он был явлен в человеке — в Мистерии Голгофы. С тех пор задан путь индивидуальной душе к такому синтезу. Первая его ступень — индивидуальная жизнь души, зарождающаяся благодаря переживанию полярных противоположностей: желания и нежелания, симпатии и антипатии и т. д. Нужно постоянно иметь в виду, что величайший Праобраз стоит за каждым элементарным движением души. Лишь потому она и становится индивидуальной, безусловной, что Праобраз абсолютен. Поскольку Он ничем не обусловлен, кроме Самого Себя, то такой же характер получает и душа уже с первых шагов своей самореализации.


Деятельность Ангела, выступающего у врат органов чувств, вызывает феномен движения и взаимодействия плоскостей тела, души и духа. Но она не идет дальше ощущения. Все возникающее вслед за тем вызывается ныне индивидуальной деятельностью "я".




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru