RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Энциклопедия Духовной науки

АНТРОПОС

Предметный указатель



ВОСПРИЯТИЕ чувственное- см. также ОРГАНЫ ЧУВСТВ = чувство движения

От обоняния до чувства жизни

1330. "Как обстоит дело в том случае, если мы через внутренние чувства, через чувство жизни, дви­жения, равновесия, осязания и обоняния, проникаем в наше внутреннее, если мы — подобно тому, как через внешние чувства мы проникаем вовне — через эти внутренние чувства проникаем в нас? ... В обыч­ной жизни мы, собственно, не воспринимаем того, что совершается в области этих чувств, оно остается подсознательным, воспринимаемое в обычной жизни через эти чувства является тем, что уже излучилось в душевное.
     Видите ли, если это внешний духовный мир имагинации, инспирации и интуиции (см.рис.,красное), то он излучается в наши чувства и через чувства предстает перед нами и даже порождает чувственный мир. Так что здесь одной ступенью выше находится внешний духовный мир, а то,что окружает чувства, что волнуется внизу в телесности (оранжевое), — этого человек непосредственно не воспринимает. Как объективный внешний духовный мир воспринимается не непосредственно, а только в своей вдвинутости в наши чувства, так не воспринимается непосредственно и то, что волнуется в нашей телесности, а лишь то, что от нее вдвигается в душевное. Человек в неко­торой степени воспринимает духовное действие этих внутренних чувств. Вы не воспринимаете процессов, которые являются жизненными процессами, но вы воспринима­ете чувством жизни то, что остается от восприятий сна (не осознанных) после пробуждения как внутрен­нюю приятность, удобство, как пронизанное приятностью бытие, которое нарушается только в том случае, если что-то причиняет внутреннюю боль. Таково чувство жизни, которое излучается как приятность, но которое может быть нарушено, подобно тому, как нарушается и внешнее чувство, когда, например, начинают плохо слышать. Но в целом чувство жизни в здоровом человеке изживается как приятность. Эта пронизанность приятностью повышается после хорошего обеда и как бы сникает во время голода. Это общее внутреннее самочувствие, оно является излучением в душу действий чувства жизни.
     Чувство движения возникает в нас, когда мы воспринимаем сокращение и удлинение наших мышц во время ходьбы, стоянии, прыжков либо танцев; т.е. это то чувство, благодаря которому мы воспринимаем, находимся ли мы и каким образом в движении. Оно является излучением в душу того чувства свободы че­ловека, которое позволяет ему ошущать себя как душу: ощущать собственное свободное душевное. Что вы ощущаете себя свободной душой — это является излучением чувства движения, это есть излучение сокращающих­ся и удлиняющихся мускулов в вашу душу, подобно тому, как внутренняя приятность или неприятность есть излучение результатов, событий чувства жизни в ваше душевное.
     Когда душевное излучается в чувство равновесия, то мы уже значительно отделены от душевного. Только по­думайте однажды, как мало — когда мы не обессилены совершенно, то мы об этом не знаем — мы действительно непосредственно ощущаем, что мы поставлены в мир в равновесии. Но как же мы ощущаем излучение в душу переживания чувства равновесия? Это происходит совершенно душевно: мы ощущаем это как внутренний по­кой, который остается в моем теле, когда вон оттуда я перехожу сюда. И если бы я мог летать по воз­духу, то мое тело должно было бы в той же мере сохранить покой. Это есть то, что позволяет нам быть независимыми от времени. ... Независимость от телесности является излучением чувства равновесия в нашу душу. Это есть чувствование-себя-духом.
     Еще менее мы воспринимаем внутренние процессы чувства осязания. Ведь мы его целиком проецируем вовне. Мы чувствуем тела, твердые они или мягкие, шероховатые или гладкие, шелковистые или пушистые; мы проецируем переживания осязания целиком во внешнее пространство. Собственно, в осязании мы имеем дело с внутренним переживанием, но то, что там происходит внутренне, оно целиком остается неосознан­ным. От него остается только тень в виде свойств осязания, которые мы приписываем телам. Но это ор­ган осязания делает так, что мы осязаем предметы шелковистыми или пушистыми, твердыми или мягкими, шероховатыми или гладкими. Это также излучается во внутреннее, в душу; только человек не замечает взаимосвязи своих душевных переживаний с тем, что осязает внешне чувство осязания, поскольку вещи очень различны — одно излучается во внутреннее, другое переживается вовне. Но то, что излучается во внутреннее, есть не что иное, как пронизанность чувством Божественного. Человек был бы лишен чувства Бога без осязания. Что в осязании ощущается как шероховатость и гладкость, твердость и мягкость, является тем, что излучается вовне, а что отражается вовнутрь, в душевные явления, есть прони­занность всеобщей мировой субстанциональностью, пронизанность бытием как таковым. Мы констатируем бытие внешнего мира именно осязанием. Когда мы что-то видим, то не всегда верим, что оно сущест­вует также и в пространстве, но мы убеждаемся в этом, когда можем его осязать. Что пронизывает все вещи, что проникает также и в нас, что соединяет и движет нас всех, — это всепроникающая божест­венная субстанция, которая входит в сознание и рефлектирует вовнутрь как переживание чувства осяза­ния.
     Чувство обоняния — его излучения вовне вам известны. Но когда обоняние излучает свои пережива­ния вовнутрь, то человек уже больше не замечает, как это внутреннее переживание совпадает с внешними переживаниями. Когда человек что-то нюхает, то происходит излучение его обоняния вовне; он проециру­ет образы вовне, но также и вовнутрь; только последнее он замечает реже, чем действие вовне. Многие люди любят хорошие запахи, наблюдая излучение обоняния во­вне. Но существуют также люди, которые отдаются тому, что как действие обоняния интенсивно захваты­вает внутреннее, что ... так проникает вовнутрь, что человек ощущает это как мистическое единобытие с Богом.

5. Обоняние = мистическое единобытие с Богом.
4. Осязание = пронизанность божественным чувством.
3.Чувство равновесия = внутренний покой, чувство себя духом.
2. Чувство движения = ощущение собственной свободной душевности.
1. Чувство жизни = приятность.

     Таким образом, вам теперь ясно: если увидеть вещи такими, какими они действительно являются в мире, то приходится расстаться со многи­ми сентиментальными предрассудка­ми. Ибо может случиться, что кто­-то имеет совершенно удивительные чувства, будучи мистиком, и при этом узнаёт, что в отношении к миру чувств его мистическое переживание является внутрь души излучающимся переживанием чувства обоняния.
     Подобных вещей не следует пугаться, ибо и наши ощущения мы ведь образуем только во внешнем, усло­вном, видимом мире, в майе. ... Почему бы нам не оказаться в состоянии рассматривать обоня­ние в его высшем аспекте, где оно является творцом внутренних переживаний человека? Да, мистики часто оказываются грубыми материалистами, они осуждают материю и хотят возвыситься над нею, поскольку она низка, и они возвышаются над ней, когда внутренне наслаждаются действием обоня­ния". Симпатичным образом об этих переживаниях высказываются Матильда Магдебургская, Св.Тереза, Иоанн от Креста, описывая, как они "обоняют" вещи. Читая их описания можно пережить внутри чудесные запахи. А при чтении Таулера, Экхарта можно пережить необычайно приятный запах руты.
     Удаляясь через чувство вовне, человек восходит в высший мир, в объективный духовный мир. Погружа­ясь в себя через мистику, через пронизание себя божественным чувством, через внутренний покой чувствования-себя-как-духа, через чувство-себя-душевно-свободным, через внутреннюю приятность, человек сходит в телесность, в материальность... в более низкие области, чем те, которые он имеет в обычной жизни. Возвышаясь внешне над чувствами, человек приходит в высшие области".
     Часто, думая, что он поднимается вверх, человек сходит в излучения собственного носа. Это подчас можно увидеть из описаний мистиков. В таком случае духовный мир по ту сторону Порога оказывается дублером физического мира. Почитайте эзотерические сочинения ислама, у Ледбитера. У любителей салонной жизни и Девахан выглядит салоном. "Сентиментальность совсем не годится при действительном рассмотрении мира со стороны духа. Я уже не раз говорил: если действительно проникают в духовный мир, то начинается серьезность в высшей мере, так что все вещи должны получать совершенно другие наименования, чем они их имеют здесь, и даже само слово получает совершенно иное значение".199 (5)

     Перейти на этот раздел

  

1339. Мы бы не были человеческими существами, если бы не могли воспринимать собственные движения. "И чувство того, что мы воспринимаем, когда движемся сами — от моргания до ходьбы и бега, — мы называ­ем чувством собственного движения". 115 (1)

     Перейти на этот раздел

  

1340. Эф. тело кроме Атмана пронизывает и Буддхи, приходящее из мирового Жизнедуха. Буддхи вызыва­ет равновесие в эф., в физ., а следовательно и в астр. телах. И если равновесие нарушено, то оно само может восстанавливаться. "В той мере, в какой мы, например, вытянули руку, течет в обратном направле­нии астральный поток и восстанавливает равновесие. В этом внутренне переживаемом процессе выравнива­ния в астр. теле открывается чувство собственного движения". 115 (2)

     Перейти на этот раздел

  

1344. "Человеческий облик понятен лишь как задержанное движение; и движение человека впервые от­крывает смысл его облика".37 с.116

     Перейти на этот раздел

  

1345. Человек чувствует слабость, усталость. Это заявляет о себе чувство жизни. "Благодаря ему че­ловек ощущает себя как заполняющее пространство, телесное "я".
     "Через чувство жизни воспринимают лишь нечто такое, что содержится во внутренней телесности, без того, чтобы в дополнение к этому приходилось еще что-либо делать. Чувство движения воспринимается благодаря деятельности, подвижности".
     "Его (чувства равновесия) своеобразие обнаруживается, если подумать о том, что для восприятия поло­жения необходимо пребывать в нем как сознательное существо".
     Три первых чувства имеют отношение к физическому бытию. Благодаря им получают "...ощущение собствен­ной телесности как целого, что составляет основу для самопознания человека как физического существа". Душа благодаря им "...открывает ... свои врата в отношении собственной телесности и ощущает ее как первый противостоящий ей физический внешний мир".
     В чувстве обоняния вещество заявляет о себе. В чувстве вкуса вещество воздействует на человека, и это ощущается; происходит проникновение вещества в человека, а человека — вовнутрь вещества. "И это внутреннее можно побудить к откровению, лишь изменив внешнюю сторону..." вещества, какой она дается в обонянии.
     "Каким тело открывается на поверхности (цвет) — это есть выступление его внутреннего существа через посредство света".
     "Через тепло, которым обладает тело, человек узнает нечто о своем отличии от окружения; через звук собственная природа, индивидуальное тела выступает вовне и сообщает о себе ощущению".
     "В чувстве осязания, хотя и весьма скрыто, пребывает суждение". Мы осознаем твердость предмета, его сопротивление. Что ощущается в осязании, всегда может быть найдено в трех первых чувствах.45 с.32-39

     Перейти на этот раздел

  

1787. "Когда я иду, то своей я-организацией я ощупываю тепловую организацию моего организма. Что делает тепло в ногах, поскольку они наполнены жидкостью, твердыми частями, косвенно является следствием я-организации, но непосредственно я-организация вступает только в тепловой организм. Т.обр., во всем организме, в твердой, водной, газообразной и тепловой организации, повсюду мы видим вмешательство я-организации, но только окольным путем, через тепловую организацию". Говорят о психическом параллелиз­ме и не могут перебросить мост от одного к другому. Причина этого кроется в неспособности обнаружить связь я-организации с организованной дифференциацией тепла. Напр.,вы можете себе представить,"...что че­рез страх обнаруживает себя душевная организация, коренящаяся в тепловом эфире; в соответствующем из­менении состояния тепла изживает себя страх. А тепловая организация переносит свое действие на дыха­ние воздухом, на жидкое и далее вплоть до твердого человека. Только таким путем получаем мы возмож­ность от физического перекинуть мост к душевному".316 (1)

     Перейти на этот раздел

  

1827. "Если 5 дней тому назад мы встретили человека, то наше эф. тело произвело определенные движе­ния. Рассмотрим только ту часть эф. тела, которая состоит из светового эфира. Естественно, колеблются и другие члены эф. тела: тепловая, химическая, жизненная части, — но выделим только световую часть. Я да­же хочу назвать ее просто световым телом. ... Мысли, которые возбудил в нас повстречавшийся нам чело­век, сообщаются нашему световому телу как внутреннее световое движение (мы отвлекаемся здесь от чувс­твенного впечатления). ... Когда вы стоите перед человеком, разговариваете с ним, то ваше эф. тело по­стоянно движется. Все, что вы с ним говорили, ощутили в нем, подумали о нем, все это открывается в движении вашего эф. тела. Если через 5 дней вы снова встретили этого человека, то эф.световое тело побуждается этим исполнить те же движения, что оно исполнило 5 дней назад. Частью своего Я и астр. тела человек в бодрственном состоянии сознания постоянно пребывает во внешнем световом эфире. Сон возникает благодаря тому, что часть астр. тела и Я, пребывавшие в бодрственном состоянии в физ. и астр. телах, также переходят во внешний эфир. Человек здесь со своим Я и астр. телом, по сути, пребывает во внешнем эфире, а внутрен­не эф. тело через свою способность оплотнять движения, произведенные однажды, может их вновь воспроизвес­ти, и тогда человек чувствует, что это те движения, которые эф. тело произвело в первый раз. И это есть воспоминание. Внешним эфиром воспринимать внутренние эфирные движения, внешним световым эфиром воспри­нимать движения внутреннего светового тела — это означает вспоминать".
     "Можно сказать: во внешнем свете видны движения, проделанные внутренним световым телом. Но человек не видит их как световые движения ... поскольку тело светового эфира внедрено в физ. тело. Поэтому движения эф. тела ударяют повсюду в физ. тело. И через эти удары световые движения эф. тела превращаются в представления воспоминаний. Человек видит не движения эф. тела, а обусловленные ударами эф. тела в фи­зическое представления. А это и есть представления воспоминаний". После смерти Я и астр. тело наблю­дают эти движения в эф. теле непосредственно, без физ. тела. С помощью медитаций человек может и при жиз­ни увидеть сами колебания эфирного светового тела. Обычно же этому мешает Ариман.165 (8)

     Перейти на этот раздел

  

1865. "Благодаря тому, что нервы продолжаются в человеческом глазу, мыслительная, познавательная деятельность устремляется в глаз; благодаря тому, что кровеносные пути продолжаются в глазу, в него устремляется волевая деятельность. И так это происходит вплоть до периферии чувственной деятельности; но также и в теле волеобразное, чувство- и познаниеобразное взаимосвязаны. Так это обстоит для всех органов чувств, а также для всех органов движения, которые служат воле; в нашей воле, в наших движениях по нервным путям проходит познавательное, а по кровеносным путям — волевое".293 (5)

     Перейти на этот раздел

  

Взаимодействие мышления, воления и Я. Минеральное

1868. "Человеческий организм живет так, что прежде всего он несет в себе органический процесс, который я здесь схематически представлю вам с помощью белого мела. Но внутри этого органического процесса мы видим повсюду неорганическую, безжизненную материю, которая не выделяется, но повсюду откладывается, что я нарисую здесь схематически с помощью красного мела (рис.). Вверху я дам красные штрихи особенно плотно, поскольку в головной организации человека оседает и остается лежать невыделенная безжизненная материя. Далее весь человеческий организм пронизан Я. Зеленым мелом я рисую это Я схематически. Внутри нашего организма Я приходит в соприкосновение с безжизненной отторгнутой материей. Оно пронизывает ее. Т.обр., в нашем организме, с одной стороны, Я пронизывает органический процесс, внутри которого мате­рия содержится как живая материя, но, с др.стророны, Я пронизывает и безжизненное, я бы сказал, минерализированное в нашем организме. Когда мы думаем, то постоянно совершается то, что возбуждается через внешние чувственные восприятия или также через воспоминания; Я определенным образом усилива­ется этой безжизненной материей и начинает в смысле внешних чувственных возбуждений или возбуждений, вызванных воспоминаниями, колебаться этой материей, начинает — я дол­жен сказать — в нас рисовать. Ибо это никакое не образное представление, но оно, вообще, соответствует реальности, когда Я неорганическую ма­терию использует так, как если бы я сейчас, если прибегнуть к сравнению, растер этот мел, затем обмакнул палец в эту пудру и стал бы им рисовать разные фигуры. Это происходит так, что Я раскачивает эту безжизненную ма­терию, усиливает себя ею и рисует в нас фигуры, которые, конечно, имеют иной вид, чем обычно рисуемое нами внешне. Но Я с помощью без­жизненной материи действительно рисует, кристаллизует, хотя и не в образе тех кристаллов, которые мы находим в минеральном царстве (красное). Что т. обр., разыгрывается в нас между Я и тем, что в нас становится минеральным, что как тонко-твердая минеральная субстанция выделяется в нас, — это и является там минеральным, которое лежит в основе нашего мышления. Инспиративное познание показывает процесс мышления, про­цесс представления, фактически, как деятельность Я совместную с минеральным в человеческом организ­ме. Это является точным описанием того, что я часто характеризовал абстрактно, говоря: когда мы мыслим, мы постоянно умираем".
     Рассматривая, с другой стороны, те процессы жизни, в которых материя не минерализуется, находится в живом процессе, мы приходим, я бы сказал, к материальному волевой деятельности. Во время сна Я удаляется из физ. тела. В волении Я выходит из определенных мест нашего организма. Это происходит потому, что в тех местах в определенный момент не то чтобы происходит минерализация, но, напротив, все ожива­ет. ... там разворачиваются волевые импульсы. Но Я при этом выталкивается. Я в минеральное втяги­вается; минеральным оно может манипулировать, но живым — нет, из живого оно вытесняется, как ночью во время сна оно вытесняется из всего физ. тела и находится вне его. ... Когда действует наша воля, мы частью нашего Я находимся вне себя. Мы вчленяем себя в силы, что проходят через мир. Когда я дви­гаю рукой, то я делаю это не благодаря тому, что происходит внутри организма, но с помощью сил, нахо­дящихся вне моей руки и в которые Я входит благодаря тому, что из определенных мест моей руки оно вытеснено. ... В то время как при мышлении человек вгоняется внутрь через отношение Я к минерализо­ванным частям человеческого организма, при волении — как во сне — он изгоняется вовне. И никому не по­нять воления, кто не постигнет человека как космическое существо, кто не выходит из границ человечес­кого тела и не знает, что человек в волении вчленяется в силы, лежащие вне его. Мы погружаемся в мир, мы отдаем себя миру, когда волим. ... Воля в нас представляет собой витализацию, распространение Я, вчленение Я в духовный внешний мир и действие Я на тело извне, из духовного внешнего мира".209 (7)

     Перейти на этот раздел

  

Представление — воспоминание

1871. "Можно заметить такую тенденцию: Я помрачается, когда помрачается чувственное восприя­тие. Когда к чувственным восприятиям мы присоединяем представления, то проникаем нашим Я в наше астр. тело. Так что можно сказать: как жизнь в чувственных восприятиях связана с переживанием Я, так жизнь представлений связана с астр. телом.
     Прежде всего это помрачение Я выражается в том — и это, собственно, наиболее значительное, на что следует обратить внимание, если хотят понять, о чем я здесь говорю, — что мы, оставаясь при восприятиях чувств, имеем нечто совершенно индивидуальное. Комплекс чувственных восприятий, который мы получаем от самих себя, их никто другой не может получить точнее нас самих... и в этом совершенно индивидуальном мы получаем в то же время наше я-переживание. Поскольку мы восходим к переживаниям представ­лений, мы, в то же время, получаем силу приходить к чему-то более всеобщему, например, можем образовы­вать абстракции, которые затем в том же самом облике можем сообщать другим, и другие могут понять то же, что и мы. ... Но это выражается уже в том, что Я замутняется, когда от переживаний чувств мы продвигаемся вверх к переживанию представлений. Хотя, в то же время, мы уходим глубже в себя: и это также является непосредственным переживанием. Но когда развиваются представления — или, лучше сказать, то, что в нас разыгрывается для их возникновения, и что мы сегодня оставим в стороне, — то из представлений возникают воспоминания. Представления, собственно говоря, сначала исчезают из нашего сознания. Из ка­ких-то подоснов — сегодня мы оставим это без разъяснения — возникают факты, вследствие которых мы мо­жем вызвать те же самые представления.
     Это единственное, что мы можем утверждать. Неправомерно говорить, что представления гуляют где-то в подсознании, пока мы их не вызовем вновь, может быть через годы. ... Но мы также знаем, что предста­вления, которые человек образует в связи с чувственными переживаниями, преходящи, и что если даже это порой стушевывается, то должна быть развита внутренняя сила, которую можно пережить, когда прошедшее переживание в воспоминании снова становится представлением. Что здесь становится побуждением к воспо­минанию-представлению — это сидит в нас глубже, чем обычные, связанные с чувственными ощущениями пред­ставления. Это в нашей организации основанное воспоминание-представление; оно связано с тем, чем мы являемся как временные существа. Мы знаем, что представления по-разному вспоминаются в зависимости от того, насколько далеко в прошлом они находятся. ... Во всяком случае, живущее в представлении, свя­занном с чувственным восприятием, втянуто во временной поток, в котором живем мы сами. Определенные ощущения, которые мы имеем, когда всплывают воспоминания, говорят нам, как воспоминание связано со всей нашей организацией. Мы знаем также, как в различном возрасте сила воспоминания бывает большей и меньшей.
     Если мы исследуем эти факты, то сможем сказать себе, что как сила представления связана с астр. телом, так сила воспоминания связана с эф. телом. ... память образует одно с эф. телом, как жизнь пред­ставлений — одно с астр. телом, как чувственные восприятия — одно с Я. Во всяком случае, лежащее в основе представлений берется во временной поток нашего бытия. Не только развитие нашего роста между рождением и смертью находится в определенном временном потоке, но и то, что изживается в виде воспоминания, и мы чувствуем их взаимопринадлежность".
     Особенно в патологических случаях можно наблюдать связь нарушений памяти с нарушениями роста и питания, также связанными между собой. Существует и связь воспоминаний с физ. телом. Если вы привыкли совер­шать какое-либо непроизвольное движение пальцем, то всегда можно найти комплекс переживаний, приведший к этому. Переживания слишком сильно отпечатлелись в физ. теле, им же следовало отпечатлеться только в астр. теле. "Если же они слишком сильно отпечатлеваются в физ. теле, то тогда они встают под влияние вос­поминаний. Но такого не должно быть. Имагинативное наблюдение показывает нам, что действующее в памяти, в эф. теле является некоего рода развитием движения. В физ. теле это скапливается, застаивается. Это не должно целиком пронизывать физ. тело; оно должно физ. телом отталкиваться".
     "Вот действует чувственное восприятие. Сначала его воспринимает Я. Когда оно вживается в астр. тело, к нему присоединяется представление, действует сила, делающая возможным последующее воспоминание, когда это переживается как движение в эф. теле. Но вот все это должно скопиться, задержаться, не пронизывать далее целиком физ. тело. В физ. теле возникает — вначале, естественно, целиком бессознательно — от того, что живет в воспоминании, образ. Этот образ совсем не подобен тому, чем было воспоминание, — тут имеет место метаморфоза; но образ возникает. Так что можно сказать: как с эф. телом связана память, так с физ. телом связан действительный внутренний образ. Всегда, когда в физ. теле запруживается движение, исходя­щее из эф. тела, ему напечатлевается образ; этот образ, естественно, может быть постигнут имагинативным представлением. Тогда становится видно, как действительно физ. тело становится носителем всех этих образов".
     "Этот образ есть последнее, к чему приходят внешние переживания. Другим является представление; вос­поминание — это проходной момент. Переживаемое нами во внешнем мире не должно просто проходить сквозь нас. Мы должны быть изолятором; мы должны это задерживать, что в конце концов и делает наше физ. тело. Наше астр. тело изменяет это, делает бледным в представлении; наше эф. тело вбирает все его содержание и сохраняет лишь одну возможность вызвать это вновь. Но произведенное в нас действием, отпечаталось в нас образно. С этим мы живем далее. Но мы не должны пропускать это сквозь нас. Предположим, что мы пропускали бы сквозь себя представления, так что они не отталкивались бы эластично эф. телом: они тогда проходили бы сквозь эф. тело, сквозь физ. тело. Тогда мы барахтались бы в окружающем мире, как нам это повелевали бы делать внешние события". В нас вспыхивало бы желание подражать всему, что попадало бы в поле нашего зрения.
     Рассмотрим человека с другой стороны. Для внешнего наблюдения нет разницы между движением нас самих и неодушевленных предметов. Тогда речь идет лишь о перемене места. "И это, в конечном счете, и есть, по сути, то, что мы имеем в сознании от нашего движения в обычной жизни; ибо мы должны различать между намерением совершить движение и действительным движением".
     Движущийся человек развивает силу (возьмем одно это). "Итак, когда мы представляем себя в движении и смотрим на физ. тело, то можем здесь гово­рить только о силе". Но перейдем к внутренним процессам. Там становится необходимой еще материя: для сил роста, питания, воспроизводства. Происходящее здесь мы должны искать в эф. теле. Внешние силы жёст­ки, например, вес тела. Опустим тело в воду, оно потеряет в весе столько, сколько весит вытесненная им вода. Но внутренние силы подвижны; они могут простираться и сжиматься. "Каждая сила, так можно сказать (продолжая закон Архимеда), связываясь с эфирными силами, теряет столько от своей жесткости, неподвижности, сколько эфирные силы приносят ей навстречу поглощающих сил (Saugkraften). Эфирные силы стано­вятся движением, они тогда деятельны в растительном организме ... но также и в животном, и в человече­ском организме.
     Но пойдем далее от эф. тела к астрельному; также и во внешнем наблюдении пойдем от растения к живот­ному. Тут бывшее в силах роста внутренней подвижной силой, освобождается, внутренне освобожда­ется подобно тому, как я описывал освобождение силы с семи лет, со сменой зубов. Так что происходящее здесь больше не связано с силами твердого тела. Что здесь внешне выражает себя как свободные силы, яв­ляется у животного и человека силами инстинкта. Так проникаем мы к астр. телу, и то, что здесь внизу выступает как сила, является инстинктом. — Проникая до Я, инстинкт становится волей.
Я:чувственное восприятиеВоля
Астральное тело:жизнь представленийИнстинкт
Эфирное тело:памятьСилы роста
Физическое тело:образСила

     ... Для внешнего взгляда физ. тело представляет собой силовую организацию. И если его наблюдать пра­вильно, то оно, фактически, состоит из взаимодействия сил с образами. ... если вы рассмотрите взаимо­действие идущего сверху и снизу ... т.е. идущие колебаниями вниз представления и идущие снизу вверх процессы питания, роста, дыхания, то вы получите живой образ эф. тела, и, опять-таки, если вы обдумаете все то, что вы переживаете сами, когда в вас деятельны инстинкты, когда вы хорошо поймете, как инстинкты действуют в циркуляции крови, в дыхании, во всей ритми­ческой системе, как инстинкты зависят от нашего воспитания, то вы получите живое действие того, что является астр. телом.

И когда, наконец, вы обдумаете взаимную игру волевых актов ... с восприятиями чувств, то вы получите живой образ того, что здесь как Я вживается в сознание". "Внешним миром воз­буждаются чувственные восприятия (см. схему, синее), но внутри этих чувственных восприятий живет Я (оранжевое)". "Это Я живет, собственно говоря, во внешнем мире и напол­няет нас через восприятия чувств, а далее наполняет нас, ко­гда в чувственные восприятия (оранжевое), проникая до астр. тела, вчленяются представления (желтое). ... Это иллюзия, будто наше Я пребывает внутри ... физического организма. Оно из внешнего мира относится к этому физическому организму таким образом, что как бы протягивает свои щупальца в наше внутреннее, преж­де всего в представления, т.е. к астр. телу или до астр. тела.
     Рассмотрим точнее мир воспоминаний. Воспоминания восходят из нашего внутреннего. Когда они восходят внутри, то в первую очередь представляют собой деятельность в эф. теле, которая и возбуждает пред­ставления в астр. теле (стрелки). Но в конце концов представления должны происходить из того, что в физ. теле является образами.
     Теперь заметьте себе, что — исходя из физ. тела — к эф. телу устремляется возбуждение, лежащее в ос­нове воспоминания, и в нем пребывает Я. Все это можно нарисовать так, что схематически я мыслю Я не только здесь, внешне, но также пребывающим в физ. теле (красноватое) и из физ. тела возбуждающим вос­поминания (зеленое), которые затем делаются представлениями (желтое)... Когда я принимаю во внимание воспоминания, то я должен пребывающее здесь, наверху, как Я, заложить также и в физ. тело. Я обособлено для себя, а, с другой стороны, наполняет физ. тело. ... А теперь обратите вни­мание на следующий процесс. Представьте себе, что вы встретили на улице человека и у вас возникло чувственное восприятие этого человека. Ваше Я внутри, и там высту­пает воспоминание: вы вновь узнаете человека. Воспоминание пришло из­нутри, а извне — чувственное восприятие. И они сцепляются". Феномен такого сцепления был известен древним духоиспытателям. Они его изображали в виде змеи, кусающей свой хвост. Но истоки подобных символов теперь мало кто знает, а без того в них нет смысла.
     "В действительности Я — это поток, который приносит телу чувственные возбуждения. Тело отражает их назад, и прежде всего то, в чем сидит само Я. Я, собственно, здесь, но также и во внешнем ми­ре. Оно в физ. теле, но и отражается им. Человек воспринимает не свое действительное Я, а отражение. Он воспринимает отраженное излучение, когда ощущает: это отражение". "Это нужно представить себе как образ: душа находится во внутреннем вращательном движении. Это предстает созерцанию".206(12,13. VIII)

     Перейти на этот раздел

  

  Рейтинг SunHome.ru