RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Каталог ПCC Р. Штейнера (GA)

Взаимосвязь человека с элементарным миром GA_158

    ДОКЛАД   ВТОРОЙ            Дорнах, 14 ноября 1914 г.



Если мы рассматриваем только физического человека, нам очень трудно прийти к таким познаниям, о  которых мы говорили в последний раз. И особенно это  имеет место для народов нового мира, Европы и Америки.


Физическое тело человека в этих областях формируется изнутри наружу значительно слабее, чем, например, это происходит в Азии и Африке. У народностей Азии и Африки физическое тело образуется и формируется в большей степени изнутри наружу, силами, находящимися в эфирном теле. У народов Европы и  Америки наибольшее влияние на формирующие и формообразующие силы физического тела производится  извне.


Мы можем сказать приблизительно так: поскольку мы исследуем силы, которые строят и формируют  физическое тело человека, мы должны иметь дело с  эфирными силами. Эти эфирные силы для жителей Африки и Азии находятся по большей части внутри  их собственного эфирного тела. Для жителей Европы  и Америки они по большей части находятся в эфирном мире, окружающем человека извне.


Итак, человек Африки и Азии имеет дело больше  со своими внутренними эфирными силами, человек Европы и Америки имеет дело больше с внешними эфирными силами, и из-за этого больше с природными духами.


Если выразиться просто, меньше обращаясь к тому,  что стало нам  ясно именно благодаря духовнонаучному  рассмотрению, то следует сказать так: физическое  тело африканских и азиатских народов запечатлевается в большей мере изнутри наружу, благодаря внутренним строящим силам. В телах европейских и американских народов больше запечатлеваются соотношения внешнего мира. Внешние силы больше отпечатывают себя в пластических формах и отсюда в большей  степени образуются формы физического тела.


В своей книге "Порог духовного мира" я обращал  внимание на то, что, рассматривая человека в связи с  его эфирным телом, мы обнаруживаем, что он гораздо  теснее связан с общим организмом Земли, чем это полагают те, кто принимает во внимание только его физическое тело. Земля сама есть своего рода живое существо. Однако в то время как человек как живое существо представляется нам как некое замкнутое единство, так что и ощущать его мы должны как единство, Землю как живой организм мы должны рассматривать  так, чтобы видеть в ней множество действующих друг подле друга природных существ.


К Земле относится прежде всего сама твердая земля, образующая континенты. Однако то, что мы называем этим материалом, твердым элементом земли, это  не что иное, как майя. В действительности же это огромная совокупность природных духов, которыми предводительствуют духи из высших Иерархий. То, что как бы сжимается и действует как твердая земля — это майя.  Земля везде и повсюду есть дух. Это часто подчеркивалось.


К Земле принадлежит не только твёрдая земля, но и то, что как вода наличествует на Земле, и когда  материя Земли изживается в текучем элементе, мы  снова имеем дело с водой как майей, однако в действительности мы имеем дело с множеством природных духов. Точно также обстоит дело и с воздухом, и также с  пронизывающим и окружающим Землю теплом. Все  это есть совокупность природных духов, а материальное это только внешняя майя.


В большей степени, чем в Азии и Африке, у европейца — мы пока ограничимся этим — происходит как  бы постоянный обмен импульсов между внутренними  эфирными силами и элементарными существами, которые находятся в огне, воздухе и земле. Эти элементарные существа действуют на эфирное тело человека  снаружи, и тем самым они поддерживают формирующие и образующие силы, а затем проявляются как облик и исполняемые функции физического тела вплоть  до речи. Ибо речь, в сущности, также исполняется физическим телом. Но импульсы для этого, разумеется, находятся в эфирном теле.


Видите ли, рассматривая человека, как он живет на Земле, и как он тем самым через посредство своего эфирного тела является земным существом, принадлежит Земле, следует обратить внимание на то, каким  различным образом отдельные сущности земли, воды, воздуха и т. д. действуют на человеческое эфирное тело. Ибо элементарные и эфирные существа земли  имеют совершенно особую природу, а элементарные и  эфирные существа воды имеют совершенно иную природу, так что мы можем сказать: просто из-за того, живет ли какой-нибудь человек как существо физическое  в горах или на берегу моря, на его эфирное тело наибольшее влияние оказывают различные существа. На  того, кто живёт на морском берегу, элементарные существа, в майе проявляющиеся как вода, будут оказывать гораздо большее влияние, чем на человека, живущего в горах. А на человека, живущего в горах, элементарные существа, которые живут в земле, окажут  большее влияние, чем существа, майя-проявлением которых является вода.


И вот в том, что формируется и создаётся из человека благодаря такому взаимодействию элементарных  духов, — я говорю сейчас главным образом о европейцах, — взаимодействию, осуществляемому подобно  тому, как действуют эти элементарные духи в природе, в этом есть нечто от того, что формирует человека, исходя из духовного мира, поскольку человек является земным существом.


В последний раз я говорил вам о том, что восточной европейской культуре предшествовал, мы можем  сказать, некий культурный слой, где люди были ограничены так, что в своих душах они имели еще нечто оттого, что у современных людей стало в большей степени бессознательным, что они в повседневной жизни  обладали неким разделением души на душу ощущающую, душу характера или рассудочную и душу сознательную. Я указывал вам на то, что финский народ, а в  древности великий финский народ — теперь мы имеем  только остатки этого когда-то распространенного народа — имел такую душу, что души людей в нем, обладая некоторым древним ясновидением, выработанным  у него при непосредственных переживаниях, как бы  имели в душе разделенность на душу ощущающую, душу характера или рассудочную и на душу сознательную.


Я говорил вам, что в величественном эпосе, в "Калевале", в трёх фигурах, Вяйнямёйнене, Ильмаринене  и Лемминкяйнене, отображено то, как эта разделенная на три части душа зависит от Космоса, как бы управляется им.


Но как вообще может осуществиться нечто подобное? Как  в определенной точке Европы — сформулируем наш вопрос так — мог возникнуть большой народ, который обладает такой своеобразной душой, как   это мною описано?


Видите ли, когда человек развивает свое собственное Я, даяние Земли, это связано с тем, что духи земли  действуют на него снизу вверх через иллюзорность земной материи. Снизу вверх, как бы сквозь твердую землю действуют духи земли, и в нашем временном цикле  дело обстоит так, что эти духи земли, в сущности, нужны для того, чтобы вызвать в человеке Я-природу.


И если в одной народности, какой был в древности финский народ, в душе должно было забрезжить нечто от того, что лежит как бы под Я-природой, что  духовнее, чем эта Я-природа, что более связано с Божественными силами, — ибо если душа чувствует себя  тройственной, то она связана с Божественными силами  больше, чем без этого, — если нечто подобное должно  было возникнуть, тогда не только одно земное со своими элементарными духами должно было излучаться  снизу вверх в земной элемент человека, но в этот земной элемент должно было излучаться еще и другое элементарное влияние.


Точно также, как физическое бытие человека внутренне взаимосвязано с духами земли — физическое бытие в той мере, как оно является земным бытием и в  нем развивается его "Я", — связано с духами, которые  действуют от самой земли, снизу вверх, так душевное  человека, то, что называют природным душевным бытием, бытием темперамента, характера связано со всем  тем, что живет на Земле как водный элемент, как жидкий элемент. Итак, в этой разделенной на три части  душе должен действовать дух водного, жидкого элемента.


Для нашего цикла времени элементом, образующим "Я", является именно земной элемент, тот, откуда  оно происходит. Если сюда внедряется иной элемент,  как, например, элемент водный, то он внедряется больше из духовного мира. Он не содержится в самом человеке. Он должен как духовное как бы погрузиться в  человека, чтобы тот в своей земной природе дополучил нечто такое, что его вводит в духовный мир.


Допустим, что поверхность доски была бы тем, куда приходят элементарные силы Земли. Тогда если духовный элемент хочет погрузиться сюда, он сам должен исходить от организма Земли, от чего-то такого,что духовно само по себе. Здесь должно быть существо, действительное существо, которое не есть сам человек, которое как бы инспирирует в человеке это разделение души на три части. Итак, здесь должно быть существо, которое так действует на душу, действует из  природной духовности, что дуща ощущающая, душа  характера или рассудочная и душа сознательная располагаются рядом друг с другом, так что душа поистине может сказать: на мою душу ощущающую здесь из  природы нечто действует как Вяйнямёйнен, это струится мне навстречу как природное существо, это дает  мне силы души ощущающей.


Но нечто действует также и как Ильмаринен, нечто дающее мне силы души характера или рассудочной, а дальше нечто действует как Лемминкяйнен,  нечто дающее мне силы души сознательной. Если здесь  есть существо, которое благодаря своего рода шее как  бы протягивает свои щупальца в природу, существо, которое здесь имело бы как бы свое основное тело и  сюда простирало бы свои щупальца так, что здесь мы имели бы один щупалец с душой ощущающей, а сюда  бы внедрялся другой подобный рогу щупалец, а здесь  третий щупалец, то есть природное существо имеет тело и свое душевное простирает как своего рода душевные щупальца, чтобы инспирировать, тогда может  образоваться такое эфирное тело, которое дает душе способность чувствовать себя разделенной на три  части.


Древние финны, жители древней Финляндии, говорили: "Мы живём здесь, но мы ощущаем как бы трех  могучих существ, и это не существа физического плана, но природные существа. Они являются с Запада, их  трое, и они как бы органы великого существа, которое имеет свое тело здесь наверху, а навстречу нам простирает здесь свои щупальца: Вяйнямёйнен, Ильмаринен  и Лемминкяйнен". Могучее морское существо распространяется с запада на восток, оно выпускает свои рогообразные щупальца и озаряет это племя троичностью  души.


Рис. 5


Народы, которые это еще ощущали, чувствовали и говорили, как в "Калевале", о чем я вам рассказал. Современный человек, который живет сегодня только на физическом плане, скажет: "Здесь на западе море,  вот Ботнический залив, вот Финский залив, а вот Рижский залив". Но, желая во внешне-физическом усматривать духовное, мы учитываем и то, что открывается  нам как бы во внутреннем разделе природы, мы учитываем следующее. Здесь внизу еще много воды, здесь  вверху — воздух, человек дышит воздухом, а морская  стихия здесь — это огромное могучее существо, которое, однако, устроено иначе, чем обычно. Это мощное  существо, которое распространяется здесь наверху, и  человек пятой расы имеет с этим существом вполне  доступную описанию, определенным образом очерченную связь. И если мы сейчас говорим о Духах народов,  то для этих народных Духов те элементарные существа, которые по большей части живут в таких душевных проявлениях, являются инструментом, чтобы действовать. Они организованы в своего рода армию, для  того чтобы действовать, для того чтобы воздействовать  вплоть до эфирного тела, и с помощью эфирного тела  создавать человека таким, чтобы его физическое тело   было инструментом его специальной миссии на Земле.


Рис. 6

Только тогда, когда мы сможем рассматривать  встречающиеся нам в природе формы как выражение духовного, мы поймем саму природу и  ее связи с человеком, если мы не просто и не бессмысленно разглядываем границы морей и стран, но понимаем, что выражается в этих формах. Может быть, кто-то сказал бы  и о лице человека: это ведь тоже такая форма. Здесь   граничат плоть и воздух. — Если кто-нибудь скажет,  это будет малопонятным. Понятным это станет лишь  тогда, когда это будут рассматривать именно как человеческое выражение, как лицо. Также и здесь это станет понятным только тогда, когда это будут рассматривать как некую физиономию могущественного существа, которое протягивает из океана некоторую часть   своего основного тела, что эта часть его физиономии  вытягивается.


Поистине многое происходит под порогом сознания, и Духи формы не случайным образом выстраивают формы в природе. Эти формы могут быть понятны. Они являются выражением внутренней сущности. И если мы станем учениками Духов формы, тогда мы  сами построим формы, выражающие то, что живет во  внутренней сущности природного и духовного.


Так, например, в наших архитравах, в тех, что над  колоннами, надо построить формы, которые действительно выразят ту духовность, которая должна быть  связана с тем, что должно происходить внутри здания. Человек целиком и полностью является таким существом, которое как бы выныривает на поверхность из моря, из моря реальности, скрытой реальности, в которое  он погружен.


Видите ли, вот снова пример, как мы, в сущности,должны проникать за майю, если нам действительно  хочется понять то, что лежит перед нами в мире, особенно если мы хотим понять человека во всех его внешних проявлениях. Тогда нам часто придется спускаться к тому, что живет в человеке, о чем он не знает или  что он лишь постепенно изучает, приобретая знания.


Куда бы мы ни бросили взгляд, нам не остается  ничего иного, как созерцать сперва внешнюю майю, а  затем мы должны уяснить себе, что за этой внешней  майей находится нечто чрезвычайно сложное.


Склонность повсюду находить то, что находится  за майей, дала бы всему человеческому существу бесконечную гармонию, созвучие, ибо это человеческое существо из-за бесконечных подземных импульсов связано с гармонической единой сущностью, и все, что существует в мире, может быть понято, только если его  исследуют, принимая во внимание и то, что лежит под  поверхностью бытия. Всегда остается односторонность, если что-либо  рассматривают, имея в виду лишь майю. Здесь я хочу  кое-что добавить. Не правда ли, такие вещи, о которых  мы говорили сегодня, можно полностью понять лишь  постепенно. Я хочу показать, как уже и в обычной жизни весьма трудно действительно проникнуть во все то,что лежит в подступающих к нам вещах. Так, например, очень немногие, может быть, из наших дорогих  друзей, заметили, что я в одном из докладов последнего времени однажды много говорил о Швейцарии, о  чем-то сильно связанном со швейцарской природой. Я  не знаю, во многих ли душах живет сознание того, о  чем я говорил. Но, может быть, вы вспомните, что к  четырем докладам, в которых я рассказывал об оккультном чтении и слухе, примыкал один, где я чисто внешне, исторически, много говорил о  Германе Гримме. Это  был доклад, в котором фактически очень много говорилось о Швейцарии, но следует вернуться к внутренней стороне проблемы, к тому, что лежит под поверхностью. Что я имею в виду?


Видите ли, человек — я повторяю нечто совсем элементарное — состоит, как мы знаем, из своего физического тела, своего эфирного тела, своего астрального  тела, своей Я-природы. Мы знаем, что Я-природа и астральное тело у спящего человека покидают физическое и эфирное тела и находятся как бы во внешнем  более духовном мире, в мире, о котором мы можем  сказать так: ночью мы находимся внутри того мира, где находятся такие элементарные эфирные существа.— Тут, однако, находятся также те духовные элементарные существа, которые связаны со всем устройством нашего физического бытия. Все они находятся и  действуют там внутри. С устройством нашего физического бытия связано некоторое количество элементарных существ. Однажды в цикле докладов, прочитанном мною в Касселе "О связи Евангелия от Иоанна с  другими Евангелиями", я обращал внимание на то, как  человек посредством своих предков связан с существами элементарной природы. Я заострял внимание на том,— вы это можете перечитать в этом цикле лекций, —что человек, если мы вот в таком порядке распределим его члены, здесь физическое тело, здесь Я, здесь  эфирное тело, здесь астральное, что то, что живет в  большей степени в его физическом и его Я, он наследует с отцовской стороны.


Рис. 7


Кто внимательно прочел тот цикл лекций, вспомнит, что то, что в большей степени живет в эфирном и  астральном теле, наследуется с материнской стороны.  Заснув, мы имеем физическое и эфирное тело лежащими в кровати, то есть нечто отцовское и нечто материнское. Но вовне мы имеем Я и астральное тело. В  астральном теле содержится то, что запечатлевается  нашим ощущениям, всем нашим задаткам относительно темперамента, то, что дает нам душевный характер.  И в том, что дает нам тут душевный характер, действуют в течение времен элементарные существа, существа, которые переносят свои силы от предков к потомкам, чтобы эти потомки образовывались бы соответствующим образом.


У таких личностей, каков был Герман Гримм,  действует нечто совсем особенное. В Германе Гримме  мы имеем последствие того, кем были его непосредственные предки. Его ближайшие предки, его отец и  его дядя, были собирателями детских и домашних сказок, и они слушали, как рассказывают эти детские и  домашние сказки. Они просто слушали, если им рассказывали, а потом записывали это. Но ничего такого  не делают, не имея особым образом устроенного астрального тела, которое предрасположено к тому. Такие вещи должны быть глубоко обоснованы всем ходом дела.


Герман Гримм имел особое свойство тонкой и духовной выразительности, свойство, уже почти вплотную подошедшее к духовнонаучному направлению. Этим он обладал вследствие того, что в его наследственности была наклонность к сказочному и к тому, в чем живет природная духовность. Здесь мы видим, как природные духи внесли в него нечто, чему они как бы давали отзвук, когда Герман Гримм со своим Я и своим   астральным телом был вне своего физического и эфирного тел. Но кто же прежде всего рассказывал сказки   отцу и дяде с той особой наглядностью, которая присуща элементарным существам? Жена отца Германа  Гримма, то есть мать Германа Гримма. Мать Германа  Гримма принимала живое участие в этом пересказывании сказок. Живя среди народа, она с особой радостью  прислушивалась к этим сказкам и восприняла их так,  чтобы оба брата Гриммы, отец Германа Гримма и дядя, могли их записать.


Кто же была эта мать? Доротея Гримм, урождённая Вильд, происходила из старинного Бернского рода. Сама она была гражданкой этого города. Ее предки сражались в битве при Муртене. Все чувство, обретенное ею здесь, со всеми элементарными духами, было затем перенесено в Гессен, поскольку отец, который  переселился из Берна, то есть дедушка Германа Гримма, обучавшийся аптекарскому делу, переехал в Кассель и основал там "Солнечную аптеку". Итак, если  мы исследуем, как действовали элементарные духи  именно в Германе Гримме, что создавало, так сказать, особую конфигурацию его духа, так  как в то время,  когда он спал, эти духи действовали в нем, тогда мы  должны думать о Швейцарии, и мы, в сущности, говоря о характерном для Германа Гримма, говорим о характеристике бернско-швейцарского вообще.


Вот так порой совершенно внешним образом, излучаясь от майи, выступает нам навстречу то, что весьма существенно. Если прислушаться к тому, что за существо является из души матери Германа Гримма, если обратить внимание на своеобразие его духа, то в  этом духовном, лежащим под порогом сознания, обнаруживается, говорит швейцарская духовность, специфический бернский ее элемент. Это я говорил о Германе Гримме. И поэтому предполагалось, что у некоторых наших друзей именно указанным способом вызывается поистине верное чувство родины.


Здесь дело не только в том, что, так сказать, внешне выступает нам навстречу, но в том, что живет в этом  выступающем нам навстречу. Земля со всем, что есть  на ней, находится фактически во внутренней связи, Земля как единое существо внутренне связана с тем, что  на ней может быть человек, с тем, что окольным путем   действует посредством эфирного тела, чтобы построить, сформировать этого человека.


Рис. 8


Ну, а теперь, после того как на вышеприведенном  примере я разъяснил, как следует нам проникать за   майю, если мы хотим понимать то, что там  есть,  вернемся еще раз к  тому  дракону моря, который является  как бы инспиратором европейского человека, который  проникает сюда вниз из Атлантического океана, для  того чтобы быть инспиратором европейского человечества. Если рассматривать его элементарно-эфирное   существо в общем, он содержит все то, что духовно в  европейском человечестве. Если бы мы поняли его полностью, если бы мы смогли совершенно отдаться ему,  мы все стали бы ясновидящими. Но европейское человечество не имеет задачи, чтобы стать только ясновидящим: его задача — развить именно ту часть души, которая возвышается над ясновидением, подобно тому  как остров возвышается над морем. То, что совершенно особым образом должно развиться как, я бы сказал, основной тип пятого послеатлантического культурного периода, должно иметь запечатленное в основе возвышение сознательной природы, возвышение  себя над чисто душевным. Это должно быть инспирировано духами природы, действующими через землю. Должна существовать возможность быть отовсюду связанным, связанным как бы через бесчисленные текущие импульсы с этим инспирирующим существом. Но  это должно вздыматься, внутри водного должно внедряться земное. И вот из-за этого происходит так, что   Британский остров вместе со всеми его природными   духами вздымается из окружающего его инспирирующего миря.


Если когда-нибудь будет дано истинное духоведение, тогда узнают, что в такой континентальной области носители души у человека, его физическое и эфирное тела, должны быть образованы так, как это обусловлено отношением моря и суши. Точно также, как возвышение над морем, возвышение суши над морем  обусловливают это, точно также и у человека в его природе определенное пространство должно быть заполнено так, что там не мускулы, а кости, так что мягкое  существо и существо твердое находятся в определенном отношении друг к другу.


Так великая Мать-Земля образует внешние вещи, а именно так, что из жидкого элемента выступает твёрдое. Можно сказать: изнутри Земля посылает элементарных  духов, которые образуют сушу определенной  конфигурации на определенном месте духовной инспирации, для того чтобы возникла такая почва, на которой может жить такое тело, в котором развивается  душа сознательная. Твердая суша в море — это действительно как скелет элементарного существа. Также  как наша костная система заключена внутри мягкой  системы мускулов, так и твердая земля заключена вморе. И суша возникает вовсе не так беспорядочно, как  это представляет себе современная геология, но она возникает в своих формах столь же закономерно, как закономерно возникает в нас костная система, не непосредственно из клеток, но как образуются кости. Мы  только должны научиться понимать, почему отдельные   континенты складываются в те или иные формы. Я хотел бы прибегнуть к сравнению, которое, однако, вы не  должны понимать превратно. Я хотел бы сказать: для   того чтобы у финского народа могли возникнуть те воззрения, о которых мы говорили, было необходимо, чтобы у морских заливов возникла такая конфигурация  берегов.


Как лёгкие человека вбирают воздух, так в эту   конфигурацию суши вписываются, как бы вбираясь,  щупальцы того великого существа, которое связано совсей конфигурацией Европы.


В последний раз мы говорили о телах, которые  даны русским душам, когда эта душа инкарнирует в  русское тело. Мы показали в последний раз, а также в  ходе других обсуждений, что в русском теле русская   душа формируется исполненная ожидания, что она подготавливает в себе то, что может быть воспринято когда-нибудь в будущем. Для этого надо, чтобы эта душа  некоторым образом оставалась связанной с духовным.  Иначе Самодух никогда не сможет образоваться. Но, с  другой стороны, надо воспрепятствовать этой душе  слишком рано развиться в той области, которая, в сущности, ей уготована.


Давайте допустим, что здесь — там, где сейчас Балтийское море — суша, а здесь, где Россия — повсюду  море. Выдавалась бы только область в виде полуострова, подобно Италии. Ботнический, Финский, Рижский  заливы простирались бы до Каспийского моря, вместо того чтобы здесь была суша России. Тогда здесь мы бы  имели народ моряков, которые бороздили бы здесь эти  морские рукава. Но из-за этого их тела здесь не были  бы построены так, как они должны быть построены.Тогда то существо, чьи щупальца простираются здесь, выдыхало бы то, что воспринимали бы эти моряки, и  тогда преждевременно, в слишком раннее время, расцвели бы задатки. Они стали бы слишком рано развивать то, что должно было бы дожидаться более позднего  времени. Поэтому здесь не должно быть моря, но суша  должна распространяться так далеко, чтобы Самодух  не развился слишком рано, но чтобы еще оставались  возможности воспринять инспирации этого огромного  существа. Итак, здесь не должно быть высоких   гор, таких как Альпы, или совсем плоской суши, а лишь некоторые возвышенности, чтобы Самодух не был воспринят слишком рано. Суши должно быть именно столько, чтобы возник Самодух, то есть нужна распространенная, более или менее плоская область суши. Если  бы здесь был народ моряков, тогда Самодух образовался бы быстро у этого морского народа. Однако это  было бы незрелым, это вступило бы в развитие не вовремя.


А теперь мы подошли к Космическому разуму Земли. У Земли есть Космический разум, который обусловливает ее формы, обусловливает её формы так, чтобы повсюду суша простиралась так далеко, как это надо для того, чтобы необходимые элементарные существа связывались с находящимися на Земле существами, а с другой стороны, вода распространялась бы так, насколько это необходимо для того, чтобы могли действовать инспирирующие гении.


Мы получили впечатление, что разглядывая Землю в ее формах, мы можем увидеть в очертаниях суши  нечто подобное тому, как если бы мы придавали лицу  то или иное выражение, где также в выражении лица,  в той или иной конфигурации выражения, проявляется душевное. Душевное Земли выступает навстречу нам  в конфигурации Земли. Фактически, как скоро мы подходим к эфирному телу человека, это существо человеческого эфирного тела распространяется над всей земной организацией, и повсюду человеческое эфирное тело связано с организмом Земли. Мы повсюду находим, что собственно земное, то есть майя для земных духов, для теперешнего человека связано с его Я-природой, с  его внешней физической природой. Всё то, чем является вода и воздух, рассматриваемые духовно, связано с тем, что он развивает вопреки своей Я-природе. Ибо  вся Земля для того и существует, чтобы образовать  именно земного человека. Другое состоит в том, чтобы  придать этому земному человеку оттенки. Эти нюансы  вызываются вследствие духовных отношений суши и  воды и воздуха через землю.


Если мы посмотрим на Европу на юге и особенно  рассмотрим греческий и итальянский полуострова, то  в том виде, как распределяется здесь суша и вода, мы   найдем, что Земля подготовлена для такого тела, которое именно могло принести четвертую послеатлантическую культуру, в которой особенно выражалась душа характера или рассудка.


Если бы суша южной Европы была бы больше, а  морские части меньше, то в Греции и Италии возникло  бы нечто такое, что должно было бы возникнуть лишь позднее, в эволюции возникло бы, так сказать, нечто  неправомерное. Для того чтобы таким описанным мною  образом греческая сущность могла повториться в романской сущности, навстречу морю должна была выдаваться более обширная масса суши, чем это было в  Греции. Но так это обстоит во Франции. И выражение  отношений, о которых я сказал, существующих между  Францией и Грецией, вы можете точно найти в конфигурации Греции, как она повсюду изрезана морем, и в  конфигурации Франции, как она больше в своих выступах внедряется в море.


Сегодня я хотел бы дать вам, собственно, опорные пункты для всевозможных вещей, которые должны быть исследованы дальше в наших совместных  встречах. Опираясь на них, мы продолжим нашу работу завтра.




Назад       Далее      

  Рейтинг SunHome.ru