RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Каталог ПCC Р. Штейнера (GA)

Взаимосвязь человека с элементарным миром GA_158

ПРИМЕЧАНИЯ


В предлагаемый том включены доклады Рудольфа Штайнера, посвященные двум великим произведениям северного народного творчества, "Калевале" и "Сновидческой  песне Олафа Эстесона", а также непосредственно примкнувшие к докладам о Калевале, состоявшиеся в Дорнахе доклады "Мир как результат уравновешенных действий", а также две лекции для русских антропософов.


Доклад от 9 апреля 1912 г. "Сущность национального эпоса (с особым вниманием к Калевале)" — это один из двух открытых докладов, которые Рудольф Штайнер прочитал  во время первого Гельсингфорского цикла "Духовные сущности в небесных телах и царствах природы" (GA 136). Эта тема была вновь поднята Рудольфом Штайнером в ноябре1914 г. в Дорнахе в докладах "Связь человека с элементарным миром. Финляндия и Калевала". Непосредственно к этим трём докладам примыкали доклады "Мир как результат  уравновешенных действий". В данный том включены также  выдержки из ответов на вопросы после доклада от 7 апреля1912 г. (GA 136) в Гельсингфорсе, касавшиеся Калевалы и  Финляндии. — Другую часть этого тома образуют выступления и доклады, посвященные норвежской "Песне сновидений Олафа Эстесона". Речь идет о вступлении к докладу в  Берлине от 7 января 1913 г. (из GA141  "Жизнь между смертью и новым рождением в отношении к космическим фактам"), о докладе от 31 декабря 1914 г., четвертом докладе  цикла "Искусство в свете мистериальной мудрости", GA 275.— В последней части тома приведены два обращения Рудольфа Штайнера к многочисленным русским участникам обоих гельсингфорских циклов, "Духовные сущности в небесных телах и природных царствах" в апреле 1912 (GA 136) и  "Оккультные основы Бхагавадгиты" в июне 1913 (GA 146). Последний первоначально предполагался в Санкт-Петербурге, но Священный Синод Русской православной церкви не  дал согласия на въезд. Поэтому была предложена Финляндия, которая в то время также входила в Российскую империю, но на ее территории действовали менее строгие, чем в  остальной России, законы.


Источники текста: Гельсингфорский доклад от 9 апреля 1912 г. и обращение к русским слушателям от 11 апреля  1912 г. опираются на записи Георга Кленка, на их машинописном варианте от 11 апреля видна корректура Рудольфа  Штайнера. К докладу от 9 апреля 1912 г. в записной книге  сохранились пометки Рудольфа Штайнера, их факсимиле  публикуется. — Доклады от 9 ноября 1914 г. в Дорнахе, от 1 января 1912 в Ганновере и от 5 июня 1913 в Гельсингфорсе   записаны неизвестными лицами. — Для докладов от 14, 15,20, 21, 22 ноября 1914 г., а также от 31 декабря 1914 г. сохранились оригинальные стенограммы Франца Сайлера, в записях от 31 декабря имеется корректура Рудольфа Штайнера. Текст доклада от 7 января 1913 в Берлине опирается на записи Вальтера Вегелана, имеется также стенограмма Франца  Сайлера. Недатированное выступление перед исполнением  "Песни сновидений" написано Рудольфом Штайнером. Ответы на вопросы от 7 апреля 1912 г. записаны Георгом Кленком.


О норвежской "Сновидческой песне Олафа Эстесона"  Рудольф Штайнер говорил 1 января 1912 г., 7 января 1913 г. и 31 декабря 1914 г.; его сообщения сопровождались рецитацией "Сновидческой песни", которую исполняла Мария Штайнер-фон Сиверс. Тем, что эта необыкновенная народная поэма получила в кругах Антропософского движения столь значительное место, мы обязаны прежде всего инициативе  норвежской поэтессы Ингеборг Мёллер-Линдхольм, которая  обратила внимание Рудольфа Штайнера на эту древнюю легенду. Благодаря любезности госпожи Мёллер, за которую  мы её сердечно благодарим, мы получили возможность  присоединить к этому изданию её конспект разговора с Рудольфом Штайнером. В качесгве указаний мы получили и  отметили некоторые сведения, сообщенные в докладе Ингеборг Мёллер о "Сновидческой песне Олафа Эстесона", перевод которого она любезно предоставила в наше распоряжение.


Заметки Ингеборг Мёллер о "Сновидческой песне"


В июне 1910 г. доктор Штайнер читал в Осло цикл докладов: "Миссия отдельных народных душ в связи с мифологией германского Севера". При этом я пригласила к чаю примерно четырнадцать приехавших антропософских друзей; я  тогда жила в Осло и в моём распоряжении была большая  комната. Д-р Штайнер и г-жа Мария Штайнер тоже собирались прийти. За день до этого я спрашивала у доктора Штайнера, не может ли он что-нибудь рассказать о необыкновенной норвежской народной песне, "Сновидческой песне Олафа Эстесона". Рудольф Штайнер дружески улыбнулся и сказал, что ему надо было бы сначала прочитать или услышать  эту песню. Мне это было понятно. Тогда он сам предложил  прийти на следующий день за час до остальных гостей, для  того чтобы я могла прочитать песню и бегло перевести её для него. Так и произошло.


Во время чтения д-р Штайнер сидел с закрытыми глазами и интенсивно слушал. Он был действительно захвачен  своеобразным содержанием песни. После чая один из членов Общества прочёл "Сновидческую песню " на норвежском языке. После этого доктор Штайнер прочёл короткую, но захватывающую лекцию о песне. Он особенно акцентировал тот факт, что действие разыгрывается во время двенадцати священных ночей, когда духовные (внеземные) влияния становятся наиболее сильными. Кроме того, он особо  коснулся имени Олафа Эстесона. Олаф или Олейфр = "отставший", "оставленный" после ухода предков. Он тот, кто  несёт в себе кровь отцов поколений. Эст означает любовь:  итак, он "Сын Любви".


Д-р Штайнер просил меня перевести песню на немецкий язык. Сам он не знал норвежского языка, не говоря уже  о древнем, трудном также и для современных норвежцев  диалекте, на котором была записана песня. Прежде всего, я  должна была извиниться за то, что владею немецким языком недостаточно хорошо, чтобы передать прекрасный, музыкальный ритм. Д-р Штайнер сказал, что это ничего — я  должна перевести песню сухо, слово за словом, для того чтобы он мог получить точное представление об её содержании.


Я сделала это осенью и послала ему весьма прозаический и  во многих отношениях неудовлетворительный перевод. Затем Рудольф Штайнер придал песне собственный ритм и  прочитал о ней несколько докладов. Позже она использовалась для эвритмических представлений, особенно рождественских.


В 1913г. Рудольф Штайнер сказал мне, что я не должна считать, будто святой Олаф и есть первоначальный Олаф  Эстесон. (Св.Олаф, норвежский король, пал в битве при  Штиклестаде в 1035г. как борец за христианство.) Было много "Олафов Эстесонов", сказал Рудольф Штайнер. Это был  своего рода мистериальный титул.


После первой мировой войны в 1921 и 1923 гг. д-р Штайнер снова побывал в Норвегии. Он жил тогда у инженера  Ингерьё. Госпожа Рагнхильд Ингерьё, умершая несколько  лет назад, рассказывала мне, что доктор Штайнер говорил с  ней о "Сновидческой песне". Он временами занимался песней и открывал новое, например то, что песня гораздо древнее, чем это обычно предполагают. Она датируется примерно 400 г. по Р. X. Тогда здесь в стране жил один великий  христианский посвященный. Он основал на юге Норвегии  мистериальную школу; место не называлось. Его мистериальное имя было Олаф Эстесон, и песня описывает его посвящение. Первоначально, как рассказывал Рудольф Штайнер, песня была намного длиннее и имела двенадцать частей, для каждого знака Зодиака. Песня описывает странствие  Олафа Эсгесона через весь Зодиак, что он там видел и переживал. Сегодня мы имеем лишь остаток той первоначальной песни. Указанная мистериальная школа существовала вплоть до раннего средневековья. Руководителя всегда звали Олаф Эстесон.


Д-р Штайнер говорил, что он со временем обнародует  эти факты, а также и многое другие важные вещи, связанные с этой песней. Однако он не хотел этого делать, не имея  достаточно определённого внешнего повода для своего сообщения. Он полагал, что такой повод найдётся. Но пожар Гётеанума, чрезмерная работа, и, наконец, болезнь и смерть  помешали осуществить это намерение. Теперь мы имеем  только эти указания.


 *****************************************************************************


Открыватель песни -  священник Ландстад:  М. Б. Ландстад, известный норвежский исследователь псалмов и издатель книги псалмов. Он был священником в Телемарке, в то время заброшенной долине, где с отдалённых времён почти без  изменений сохранялись старинные обычаи, обряды, древние традиции и язык. Сильное влияние на Ландстада оказал фон Грундтвиг (датский поэт и народный просветитель, 1783-1872); как и многие последователи Грундтвикса Ландтстад хорошо разбирался в истории и народном искусстве. Он объездил всю страну, записывая древние легенды и народные мелодии. Их ему  рассказывали и пели старые люди. В поездках Ландстада часто сопровождала дочь священника Олеа Крёгер, она была очень музыкальна. Кроме того, у неё была  способность, поистине необычная способность вживаться в старые напевы и песни древнего музыкального строя  и записывать их, что было подчас нелёгким делом. Олеа  Крёгер родилась в Телемарке и лучше других знала   язык и обычаи страны. То, что ей удавалось собрать,она скромно передавала Ландстаду или другим "учёным". Её работа известна лишь узкому кругу исследователей, однако её  вклад трудно переоценить.  



                                Личные замечания


Я много размышляла над этими сообщениями Рудольфа Штайнера и пришла в результате к тому, что эту мистериальную школу надо, может быть, искать в "Скрингсзале".Это место находится, или, может быть, находилось в Вестфольде; это местность в юго-восточной Норвегии. В древних легендах это место всегда считалось священным. Викинги, умершие за границей, желали быть похороненными в Скирингсзале. Там был также "каупанг" (ярмарка). Сейчас там  ведут раскопки археологи, они считают, что это остатки той  торговой площади. Но до сих пор нельзя с уверенностью указать, где находится Скрингсзаль. Когда-то он находился на  побережье, теперь глинистые отложения привели к тому, что  он глубоко "вдвинулся" в сушу. Скирингсзал означает: зал  очищения. Скирн значит крещение или очищение (на   древненордическом).


Откуда появился первый Олаф Эстесон? Из истории известно, что ирландские и шотландские монахи жили в стране задолго до официального введения христианства. По легенде Иосиф Аримафейский прибыл на Британские острова  ещё в первом веке христианской эры и начал там миссионерскую деятельность. В Ирландии уже с самых древних  времён были священные мистериальные центры. Вокруг, на  других островах народные племена оставались языческими.Деятельность христианских миссионеров сливалась с древней мудростью друидов и привела к возникновению ирланско-шотландской церкви, которая называлась также Гулдеерская церковь. Она распространялась во многих местах между 300 и 400 гг. христианской эры. Существовали храмы, школы и монастыри, несмотря на то, что атаки сильных соседних языческих племён постоянно наносили им вред. Многие священники и монахи принимали мученическую смерть.Эта Гулдеерская церковь в большей степени опиралась на  Евангелие от Иоанна, на благовестие Апостола Иоанна. Она  была похожа на первую христианскую общину и была в сильной оппозиции к церкви св. Петра, то есть к римско-католической церкви. Но последняя победила. Гулдеерская церковь  была уничтожена и распущена в 664 г. христианской эры. До  и после этого внешнего уничтожения она направляла многочисленных миссионеров в различные европейские страны.Эта церковь носила эзотерический характер. Многое говорит за то, что первый Олаф Эстесон был представителем  этого духовного течения.






Назад      

  Рейтинг SunHome.ru